Общественное расследование

Публичное заявление по Чеченской Республике Российской Федерации

Публичное заявление по Чеченской Республике Российской Федерации

(13 марта 2007 года)

Данное публичное заявление сделано в соответствии со Статьей 10, часть 2 Европейской Конвенции по Предупреждению Пыток и Бесчеловечного или Унижающего Достоинство Обращения или Наказания.

Страсбург, 13 марта 2007 года


Европейский Комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП)

Публичное заявление по Чеченской Республике Российской Федерации

(сделанное 13 марта 2007 года)

С февраля 2000 года ЕКПП организует периодические посещения Чеченской Республики. На основании своих докладов по итогам посещений Комитет пытался вести конструктивный диалог с российскими властями. В двух случаях – в июле 2001 года и июле 2003 года – ЕКПП счел необходимым воспользоваться правом публичного заявления* в связи с отсутствием улучшений в сложившейся ситуации в свете рекомендаций Комитета. Спустя почти четыре года такая необходимость, к сожалению, возникла вновь.

            Самые последние посещения Чеченской Республики были организованы ЕКПП в апреле/мае и сентябре 2006 года. Комитет отметил, что в некоторых отношениях – особенно в отношении материальных условий содержания под стражей – определенный прогресс был на лицо. Более того, мы не получили ни одной жалобы о жестоком обращении сотрудников посещенных нами исправительных учреждений с заключенными.

Однако, ситуация в ключевых зонах, попадающих под мандат Комитета, вызывает у нас серьезную озабоченность. Сотрудники правоохранительных органов и служб безопасности продолжают применять пытки и другие виды жестокого обращения, как продолжается и практика незаконных задержаний и содержания под стражей.  Более того, исходя из собранной информации, очевидно, что расследование дел по признакам плохого обращения или незаконного задержания в большинстве случаев проводится неэффективно, что порождает атмосферу безнаказанности. 

По итогам каждого из посещений в 2006 году делегация ЕКПП представляла подробные письменные замечания. Но реакция федеральных властей была несоизмеримой с важностью полученных сведений. То же можно сказать и о недавних комментариях России в ответ на доклад, принятый по итогам двух визитов в ноябре 2006. Хотя российские власти проявляют открытость по второстепенным вопросам, связанным с содержанием под стражей, они упорно не хотят взаимодействовать с ЕКПП по основным проблемам. Это можно расценивать только как отказ от сотрудничества.

            Процедура публичного заявления запущенная ЕКПП в октябре 2006 года, в частности, освещает проблемы жестокого обращения со стороны сотрудников ОРБ-2 (оперативно-розыскное бюро ГУ МВД по Южному федеральному округу),  незаконных задержаний и содержания под стражей и эффективного расследования дел по заявлениям о жестоком обращения. ЕКПП выработал подробные рекомендации по каждой из указанных проблем. Но до настоящего времени не одной из проблем не было уделено должного внимания, а во многих отношениях их вообще проигнорировали. Вместо того чтобы перефразировать основные проблемы в настоящем заявлении, ЕКПП принял решение публично изложить наиболее существенные извлечения из своего доклада по итогам посещений и комментариев Российской Федерации; Комитет полагает, что данный материал говорит сам за себя.

            ЕКПП по-прежнему стремится поддерживать диалог с компетентной властью в отношении Чеченской Республики, как на федеральном, так и на республиканском уровнях, и готов продолжать свои визиты в этот регион Российской Федерации. Однако для того, чтобы такая работа приносила результат, необходимо, чтобы каждая из сторон стремилась целиком и полностью исполнять свою роль в свете тех ценностей, под которыми подписалась Российская Федерация.  


ПРИЛОЖЕНИЕ

I.         Извлечения из

Доклада Правительству Российской Федерации по итогам посещений Северо-Кавказского региона,  осуществленных Европейским Комитетом по предупреждению  пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или  наказания (ЕКПП) в период с 25 апреля по 4 мая и с 4 по 10 сентября 2006 года,

принятого 10 ноября 2006 года

II.        факты, установленные во время посещений, и предлагаемые действия

A.        Пытки и другие виды жестокого обращения

            1.         Чеченская Республика

            a.         предварительные замечания

15.       В ходе посещений Северо-Кавказского региона в 2006 году делегация ЕКПП в очередной раз получила ряд вполне правдоподобных заявлений о недавних случаях жестокого обращения с задержанными со стороны сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности на территории Чеченской Республики. Заявленные случаи жестокого обращения зачастую имели такую степень жестокости, что их можно было приравнять к пыткам; среди способов применения преобладают жестокие избиения, удушения с использованием пакета или противогаза, подвешивания за конечности, растяжения и, реже, причинение ожогов сигаретами, зажигалками и другими предметами. Также встречаются угрозы физического уничтожения или насилия сексуального характера для выбивания показаний и другой информации.

            Сложившаяся общая картина происходящего свидетельствует о том, что любому задержанному лицу, которое сразу же не признается в совершении инкриминируемого преступления (или не сообщит информацию, которую требуют от него те, кто его задержал), грозит опасность быть подверженным жестокому обращению.  

            Необходимо отметить, что большая часть вышеизложенного стала известна делегации ЕКПП не сразу, а только когда она установила определенную степень конфиденциальности с респондентами.  Многие из задержанных, опрошенных делегацией, неохотно делились своим опытом нахождения под стражей в правоохранительных органах или других службах безопасности, а другие попросту боялись.

16.       В ряде случаев в подтверждение заявлений о жестоком обращении делегация ЕКПП собрала медицинские свидетельства, как при непосредственном осмотре медицинскими экспертами делегации, так и при изучении записей в журналах СИЗО и ИВС. Эти свидетельства подтверждают, в частности, факты избиений, ожогов и, в редких случаях, пыток электротоком. По вполне очевидным причинам (см. пункт 8)* ЕКПП, к сожалению, должен воздержаться от подробного изложения конкретных случаев. 

17.       Собранная делегацией информация касается целого ряда органов правопорядка на территории Чеченской Республики. Кроме того, очень многие из опрошенных утверждали, что их некоторое время удерживали, и в большинстве случаев жестоко обращались с ними, в местах, которые официально не являются местами содержания под стражей, прежде чем перевести их в официальные учреждения правоохранительных органов или отпустить.

            Что касается официальных учреждений правоохранительных органов, то львиная доля всех заявлений о жестоком обращении продолжает поступать из ОРБ-2 в г. Грозном, а также (сравнительно недавно) из его межрайонных подразделений, особенно из отделения в г. Урус-Мартан. Среди других подразделений правоохранительных органов, где существует высокий риск жестокого обращения можно выделить районные отделы внутренних дел в Грозненском, Ленинском (г. Грозный), Гудермесском и Наурском районах республики.

            Что касается мест незаконного содержания под стражей, то в целом ряде вполне правдоподобных заявлений называлось одно или несколько мест в деревне Центорой и база «Вега», расположенная на окраине Гудермеса. В некоторых заявлениях говорилось о незаконном содержании под стражей в Шалинском и Урус-Мартановском районах республики.

18.       В полную противоположность вышесказанному, делегация ЕКПП не получила ни одного заявления о жестоком обращении с заключенными со стороны сотрудников СИЗО №1 и №2, посещенных ею на территории Чеченской Республики. На основании фактов, выявленных в ходе посещений в 2006 году, делегация выражает удовлетворение тем, что в данных учреждениях поддерживается атмосфера безопасности, выражающаяся в защите содержащихся там граждан от намеренного жестокого обращения.   

                        b.         ОРБ-2

19.       Вот уже в течении многих лет ЕКПП пытается привлечь внимание российских властей к грубейшим нарушениям прав человека, совершаемым сотрудниками ОРБ-2 в     г. Грозном. Все эти нарушения были озвучены во втором публичном заявлении ЕКПП по Чеченской Республике, сделанном 10 июля 2003 года. В ходе проведенных в январе 2005 года переговоров с Полномочным представителем Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе Дмитрием КОЗАКОМ Комитет был заверен в том, что Министерство внутренних дел и Прокуратура проводят «тщательное» расследование по фактам жестокого обращения сотрудников ОРБ-2 с задержанными. Однако, как стало ясно впоследствии, никакого расследования никогда не проводилось.

            До настоящего времени ответные действия властей на замечания ЕКПП относительно ОРБ-2 сводились к следующему: I) преобразование помещения для содержания под стражей на территории ОРБ-2 в ИВС под управлением Командования ОГВ(с), и II) «рассмотрение в срок и должным образом» жалоб поданных в Прокуратуру. Исходя из информации, собранной в течение двух специальных (ad hoc) посещений в 2006 году, стало очевидно, что данные меры являются недостаточными для того, чтобы положить конец нарушениям прав человека сотрудниками ОРБ-2. 

20.       Если подойти формально, то созданный на территории ОРБ-2 ИВС не связан с ОРБ-2 и официальная позиция сотрудников ИВС может отличаться от позиции сотрудников ОРБ-2. Однако на практике не существует четкого разграничения между этими двумя подразделениями.

            Судя по информации, собранной в ходе визитов в 2006 году, не остается никаких сомнений в том, что очень часто лиц, содержащиеся в ИВС ночью выводят и  передают в руки сотрудников ОРБ-2, и тогда этим лицам грозит серьезная опасность жестокого обращения. Основанием для такого вывода стали индивидуальные беседы с большим количеством граждан, имевших опыт нахождения под стражей в ИВС на территории ОРБ-2, и медицинские свидетельства, собранные в отношении некоторых из этих лиц и других людей. Основанием для подобного вывода стала также и другая информация, собранная на месте, в ИВС, которая дает возможность недвусмысленно понять, что администрация ОРБ-2 продолжает оказывать серьезное влияние на повседневную работу ИВС. Подобное положение дел отнюдь неудивительно, если принять во внимание весьма тесное соседство ИВС и его сотрудников с ОРБ-2, и более высокий статус сотрудников ОРБ-2 по сравнению с сотрудниками, работающими на территории ИВС. Один из сотрудников ИВС подтвердил это и добавил, что просьба начальника ОРБ-2 вывести задержанного ночью будет обязательно выполнена. 

            Необходимо отметить, что собранная делегацией ЕКПП информация указывает также на то, что лица, задержанные сотрудниками ОРБ-2, могут длительное время содержаться под стражей (и быть подверженными жестокому обращению) на территории данного подразделения, прежде чем их впервые поместят в ИВС.

 21.       По итогам посещений в апреле/мае 2006 года делегация ЕКПП немедленно довела до российских властей свои замечания в порядке, предусмотренном Статьей 8, часть 5 Конвенции, с просьбой сообщить Комитету в срок до 2 июня 2006 года о мерах, принятых для того, чтобы положить конец жестокому обращению в ОРБ-2. В свою очередь российские власти сослались на результаты предварительных проверок, проведенных прокуратурой Ленинского района г. Грозного, в отношении жалоб на действия сотрудников ОРБ-2.

            19 таких предварительных проверок (по жалобам 22 человек) было проведено за 2005 год и 13 (по жалобам 16 человек) –  за первый квартал 2006 года. Результатом каждой из проведенных проверок был отказ в возбуждении уголовного дела. В своих комментариях российские власти подчеркивали «поразительное сходство» в описании дела, иногда «клишированную манеру изложения» и непредставление каких-либо «объективных данных» в обоснование жалоб. Общим выводом, к которому пришли власти, было то, что «подследственные избрали способ написания жалоб как  своеобразное средство процессуальной защиты».

22.       В ходе посещений в сентябре 2006 года делегация ЕКПП имела возможность детально изучить материалы вышеуказанных проверок. Было установлено, что на практике прокуратура не произвела всех необходимых действий по поступившим жалобам и другой полученной информации.  

            В жалобах действительно наблюдалось некоторое сходство, когда речь шла о предполагаемых случаях жестокого обращения и обстоятельствах, в которых оно применялось. Однако подобная схожесть скорее подтверждает, чем подрывает правдоподобность жалоб, тем более что в большинстве случаев фигурируют одни и те же оперативные сотрудники. Вместе с тем жалобы имеют свои индивидуальные особенности и характерные элементы, которые укрепляют их достоверность; их никак нельзя назвать «клишированными». Необходимо также отметить, что 8 из 32 проверок были инициированы не жалобами, а донесениями из СИЗО №1 о прибытии новых заключенных с телесными повреждениями; довод властей, что мы имеем дело со «своеобразным средством процессуальной защиты» не имеет, очевидно, никакого отношения к таким случаям.  

            Еще важнее то, что, как мы обнаружили, большинство из проведенных проверок основывалось в основном лишь на объяснениях оперативных сотрудников, имеющих отношение к делу, иногда в сочетании с показаниями следователя и фельдшера ИВС. В 11 случаях предполагаемые потерпевшие вообще не опрашивались, а во всех остальных случаях этот наиболее важный элемент проверки заключался в поверхностном и формальном исследовании. Материалы проверок пестрили и другими изъянами, такими как отсутствие судебно-медицинских экспертиз или необоснованные задержки в проведении таких экспертиз, непринятие во внимание медицинских записей из СИЗО, отсутствия показаний третьих лиц, которые могли бы пролить свет на правдивость жалобы (например, других лиц, задержанных в тот же период времени). 

            В итоге, минимальные требования, отвечающие критериям эффективного расследования, в подавляющем большинстве случаев из 32 рассмотренных жалоб соблюдены не были

23.         В ответном докладе на замечания делегации ЕКПП, сделанные по итогам посещений в апреле/мае 2006 года, российские власти также подчеркивают, что представители прокуратуры «ежедневно» инспектируют ИВС в соответствии с Инструкцией №39 Генерального прокурора РФ от 5.07.2002. После изучения соответствующих журналов ИВС, находящегося на территории ОРБ-2, можно сделать вывод, что в действительности представители прокуратуры в среднем посещали данное учреждение три раза в неделю. Со слов задержанных, опрошенных делегацией ЕКПП, вся проверка заключалась в том, что прокурорский чиновник совершал быстрый обход вдоль помещений с задержанными, заглядывая в маленькие окошечки камер и задавая задержанным (которые стояли лицом к стене) вопрос, все ли у них в порядке?

            У делегации была возможность встретиться с чиновником из прокуратуры, на которого были возложены обязанности инспектировать ИВС. Он утверждал, что беседовал с задержанными при полуоткрытых дверях. Однако он не согласился с предложенной ему идей, что было бы лучше войти в камеру и побеседовать с задержанным наедине. Это, по его мнению, представляло бы угрозу безопасности. Что касается заявлений о жестоком обращении сотрудников ОРБ-2 с задержанными, с его точки зрения это в большинстве случаев всего лишь один из способов самозащиты задержанных. 

            ЕКПП считает, что регулярное присутствие представителей прокуратуры на территории ИВС в принципе положительная черта и что подобные инспекции должны проводиться ежедневно, как и предписано соответствующей инструкцией. Однако для того, чтобы такие инспекции стали действительно эффективным средством предотвращения жестокого обращения, они, кроме прочего, должны проводится в более тесном контакте с задержанными, чем существует на сегодняшний день. Такой подход является верным при мониторинге любого из учреждений правоохранительных органов, но он особенно важен сегодня в отношении ИВС, находящегося на территории ОРБ-2, где существует ощутимая атмосфера страха среди задержанных.   

24.       Как уже отмечалось, делегация ЕКПП получила также ряд заявлений о жестоком обращении от лиц, которые были задержаны и находились в межрайонном подразделении ОРБ-2 в г. Урус-Мартан. Когда делегации наконец разрешили доступ на территорию данного учреждения, то находившиеся там сотрудники уверяли, что любой из задержанных («максимум на 8 часов») в рамках следственных мероприятий содержится в довольно просторной комнате меблированной диванами, которая находится на первом этаже. Однако делегация приметила комнатушку на верхнем этаже этого двухэтажного здания, которая в точности подходила под описание того места, где со слов выше названных заявителей их удерживали (довольно длительное время). Кроме того, прокурор Урус-Мартановского района лично заявил, что в здании межрайонного подразделения имеется камера, где задержанных могли оставить на ночь.

            Невозможно было проверить на месте, кто (и как долго) содержался в подразделении ОРБ-2 в Урус-Мартановском районе, поскольку, как утверждали сотрудники, они не вели предназначенный для этих целей журнал. Подобное положение дел, если это на самом деле так, конечно же, недопустимо. А в целом, довольно резкое и пренебрежительное отношение, с которым сотрудники ОРБ-2 встретили делегацию ЕКПП, не может предвещать хорошего отношения к лицам, содержащихся у них под стражей.

25.       По итогам посещений в сентябре 2006 года делегация ЕКПП указала на то, что систематическое непринятие эффективных мер по искоренению жестокого обращения в ОРБ-2 неизбежно приведет к другой постановке вопроса, как предусмотрено Статьей 10, часть 2 Конвенции. Делегация убедительно просила российские власти исправить сложившуюся ситуации в отношении обращения с задержанными в ОРБ-2, как в Грозненском так и в межрегиональных подразделениях этого учреждения. До настоящего момента российские власти не предоставили никакой информации о предпринимаемых ответных мерах на замечания делегации ЕКПП.  

*          *          *

26.       В свете изложенных в пунктах 19 – 25 замечаний, ЕКПП в очередной раз призывает российские власти принять срочные меры для того, чтобы положить конец жестокому обращению с подозреваемыми и обвиняемыми со стороны сотрудников ОРБ-2, как в Грозненском так и в межрегиональных подразделениях этого учреждения. Эти меры должны включать в себя:

-                  перенос в другое место ИВС, расположенного в настоящее время на территории ОРБ-2 в г. Грозном;

-                  гарантии того, что любое лицо, задержанное сотрудниками ОРБ-2 без отлагательств будет помещено в ИВС;

-                  обязательное присутствие следователя прокуратуры, когда сотрудники ОРБ-2 проводят следственные мероприятия, в которых необходим непосредственный контакт с задержанным;

-                  обязательное соблюдение права на присутствие адвоката во время каждого допроса и других следственных мероприятий с участием подозреваемого или обвиняемого;

-                  доведение до сознания каждого сотрудника ОРБ-2, что жестокое обращение с задержанными обязательно повлечет за собой строгие санкции;  

-                  гарантии того, что любые жалобы или другая информация, указывающая на возможное жестокое обращение со стороны сотрудников ОРБ-2, станут предметом тщательного расследования (см. также II.A.4 ниже).

                        c.         незаконное содержание под стражей

27.       Ранее ЕКПП получил огромное количество сообщений о похищениях (насильственных исчезновениях) и связанной с этим проблеме незаконного содержания под стражей  на территории Чеченской Республики и в других регионах Северного Кавказа. В своем докладе по итогам посещений в ноябре/декабре 2004 года Комитет призывал российские власти приложить все усилия, чтобы положить конец практике похищений. ЕКПП особенно подчеркивал в этой связи, что на территории Чеченской Республики не должно быть никаких незаконных мест содержания под стражей. Во время посещений в 2006 году делегация ЕКПП пыталась, но так и не смогла получить какие-либо статистические данные о количестве похищений. Однако, исходя из информации, которой располагает ЕКПП, похищения продолжают оставаться тревожным явлением на территории Чеченской Республики, и зачастую они связаны с незаконным содержанием под стражей. 

28.       В ходе посещений в 2006 году делегация ЕКПП вновь беседовала со многими гражданами, которые подробно и правдоподобно рассказали о том, как их незаконно задерживали и удерживали, иногда довольно продолжительное время, в различных местах на территории Чеченской Республики. Очень часто они указывали на объекты, расположенные в деревне Центорой Курчалойского района, управление которыми осуществляется вооруженными формированиями якобы действующими под руководством премьер-министра Чечни Рамзана Кадырова. В некоторых случаях даже подавались жалобы в прокуратуру по поводу незаконного содержания под стражей и жестокого обращения в деревне Центорой.  

            2 мая 2006 года делегация ЕКПП получила доступ в деревню Центорой, где посетила некоторый объект, управление которым осуществлялось одной из рот 2 полка патрульно-постовой службы милиции (ППСМ) МВД. Территория объекта была огорожена высокой стеной. Где, кроме прочего, находились: казармы, спортивный зал и большой внутренний двор. Делегация обнаружила там, в частности, две потайные комнаты, наполовину заполненные деревянными ящиками с боеприпасами. Каждая из комнат имела бетонный пол, а на маленьких окнах были решетки и отсутствовали рамы для стекла.

            Общий вид объекта, и что еще важнее, расположение и внутренней вид потайных комнат и соседней передней комнаты в точности соответствовали описаниям, полученным от тех людей, которые утверждали, что их удерживали здесь (и жестоко с ними обращались).

29.       По окончании посещений в апреле/мае 2006 года делегация отметила, что у нее практически не осталось сомнений в том, что граждан действительно ранее удерживали на территории вышеназванного объекта и призвала российские власти сделать все необходимое для того, чтобы впредь не допустить повторений такого незаконного содержания под стражей. Делегация особенно подчеркнула необходимость тщательного и незамедлительного расследования органами прокуратуры всех поступивших к ним жалоб на незаконное содержание под стражей и жестокое обращение на территории базы в деревне Центорой.      

            Ответ Российской Федерации по данной проблеме, сделанный в июне 2006, был просто неожиданным, поскольку в нем говорилось, что «прокуратура не получала каких-либо заявлений или жалоб относительно незаконного содержания граждан под стражей на территории частного владения Рамзана Кадырова или в незарегистрированных местах лишения свободы». Впоследствии, делегация ЕКПП прояснила позицию властей по данному вопросу на своей встрече с прокурором Чеченской Республики 5 сентября 2006 года. Господин Кузнецов продолжал настаивать на том, что прокуратура не получала жалоб о незаконных (т.е. незарегистрированных) местах лишения свободы в деревне Центорой, но все же признал, что получал жалобы о незаконном содержании под стражей в деревне Центорой. ЕКПП не видит необходимости вдаваться в такие подробности по столь существенной проблеме. Что касается затрагиваемых жалоб, то ЕКПП отметил в этой связи два уголовных дела  приостановленных в октябре 2005 года и возобновленных 4 сентября 2006 года (см. также пункт 49).             

30.      Как уже отмечалось (см. пункт 17) значительное число сообщений поступило от лиц, которые незаконно удерживались на военном объекте (база «Вега»), расположенном на окраине Гудермеса (используемом в настоящее время одной из рот 2 полка ППСМ МВД).

            Делегация ЕКПП отправилась на эту базу в сентябре 2006 года и увидела, что это закрытый объект, сильно похожий на место лишения свободы. Если войти через главные ворота, то сам объект находится справа от главного внутреннего двора, рядом со столовой и продовольственными складами. Через металлическую дверь с небольшим решетчатым окном мы попадаем в небольшой коридор, ведущий к двум маленьким комнатам без окон, сильно похожим на камеры. В настоящее время объект, очевидно, используется как склад. Однако стены комнат сплошь исцарапаны различными надписями (именами; датами, последняя из которых – 02.03.2006; импровизированными календарями со ссылками на различные отрезки времени, например, 22 дня, 31 день, 41 день; посланиями), которые достаточно информативны, если мы говорим о лишении свободы.  Необходимо также отметить, что объект полностью подходил под описание, которое делегация ЕКПП получила от одного человека, утверждающего, что его ранее незаконно удерживали на базе «Вега».   

31.       Нельзя не упомянуть и визит делегации ЕКПП 2 мая 2006 года в штаб батальона «Восток» 42 дивизии Министерства обороны РФ, расположенной недалеко от Гудермеса. Делегация располагала информацией, что ранее на территории этого штаба имели место незаконные лишения свободы, в частности в камерах, расположенных под столовой.    

            В одном из подвальных помещений здания, где располагается штабная столовая, делегация обнаружила 8 комнат с металлическими дверьми, на которых висели замки. На каждой из дверей висели таблички «склад»; однако все комнаты были пустые. В другой части подвала (куда вела отдельная лестница) были похожие комнаты, и некоторые из них действительно использовались для хранения.

            Вышеназванные комнаты вполне подходили для того, чтобы использовать их как места лишения свободы, а наличие рядов с вертикальными царапинами на стенах лишь усиливают сомнения в том, что эти помещения в прошлом использовались под склад.

32.       Показания данные на недавнем судебном процессе в Верховном суде Чеченской Республики[1] свидетельствуют о том, что практика незаконного содержания под стражей и связанного с ними жестокого обращения продолжается. В решении суда сказано, что в начале заседания обвиняемые заявили о том, что признательные показания из них «выбивали» под пытками, включая жестокие избиения. В ходе судебных слушаний была показана видеозапись на которой обвиняемых удерживали и жестоко обращались с ними «в подвальном помещении строения в поселке Новогрозный г. Гудермес, где размещается специальный полк милиции имени Ахмада Кадырова». Суд признал, что обвиняемые сознались в некоторых из инкриминируемых им преступлений вследствие «физического и психического воздействия» в вышеназванном подвальном помещении. Кроме того, при определении сроков заключения подсудимым за другое преступление суд принял во внимание тот факт, что их поместили под стражу в подвальное помещение ранее указанной в протоколе даты.

33.       В своем заявлении по окончании посещений в сентябре 2006 года делегация ЕКПП в очередной раз подчеркнула необходимость принятия существенных мер, включая эффективное расследование, чтобы не допустить повторного использования базы в деревне Центорой в качестве незаконного места лишения свободы. В этой связи необходимо добавить, что во время своего последнего визита делегация получила достоверные сведения о том, что незаконное лишение граждан свободы на территории вышеназванного объекта в деревне Центорой продолжалось вплоть до августа 2006 года. Делегация также обратилась к прокуратуре с просьбой провести незамедлительную и тщательную проверку закрытого объекта, обнаруженного на территории базы «Вега» на окраине Гудермеса. До настоящего момента российские власти не предоставили никакой информации о каких-либо действиях в ответ на сделанные делегацией ЕКПП замечания.

*          *          *

34.       В свете изложенных в пунктах 27 – 33 замечаний, ЕКПП призывает российские власти провести тщательное расследование по всем жалобам и любой другой информации, указывающим на незаконное лишение граждан свободы:

-                  на объекте, расположенном в деревне Центорой;

-                  на военной базе (базе «Вега»), расположенной на окраине Гудермеса (см. пункт 30;

-                  в штабе батальона «Восток» 42 дивизии Министерства обороны РФ;

-                  на любых других объектах, расположенных где бы-то ни было на территории Чеченской Республики.

(см. также Раздел II.A.4. ниже).

ЕКПП просит Российскую Федерацию предоставить всю информацию о проведенных к настоящему времени следственных мероприятиях по каждому из случаев и сообщить Комитету о выявленных фактах и сделанных выводах по итогам соответствующей прокурорской проверки закрытого объекта, обнаруженного делегацией ЕКПП на вышеупомянутой базе «Вега».

            4.         Расследования по предполагаемым случаям жестокого обращения

47.       Одной из задач визита в Чеченскую Республику в сентябре 2006 года было получение подробной информации о расследованиях предполагаемых случаев жестокого обращения. Как уже отмечалось, оценка эффективности работы компетентных следственных органов, связанной с расследованием дел по признакам жестокого обращения, является неотъемлемой частью превентивных полномочий Комитета, принимая во внимание последствия такой работы для будущего поведения должностных лиц. В конце концов, на сегодняшний день существует прочно установившийся принцип, что эффективное расследование, в ходе которого возможно установить и привлечь к ответственности виновных в жестоком обращении, имеет важное практическое значение для запрещения пыток и бесчеловечного или унижающего достоинства обращения.    

            Критерии, которым должно соответствовать расследование по заявлению о жестоком обращении, чтобы его можно было назвать «эффективным», были установлены прецедентным правом Европейского суда по правам человека.[2] В частности, расследование должно быть тщательным и всесторонним, оно должно проводиться незамедлительно и в короткие сроки, а лица, ответственные за проведение расследования должны быть независимыми от тех, кто имеет непосредственное отношение к событиям дела.

48.       ЕКПП уже дал свою оценку 32 предварительным проверкам, проведенным за 2005 и первый квартал 2006 года прокуратурой Ленинского района г. Грозного, в отношении жалоб и другой информации, указывающих на возможное жестокое обращение со стороны сотрудников ОРБ-2 (см. пункт 22). Эти проверки не отвечают требованиям эффективного расследования, и, в частности, критериям тщательности и своевременности/ длительности.

            В качестве примера можно привести предварительное расследование в отношении гражданина «А», проведенное на основании донесения о поступлении заключенного с телесными повреждениями. Заключенный поступил в СИЗО №1 26 декабря 2005 года с многочисленными гематомами (в области плеч, спины, ног, глаз) и заявил о том, что его жестоко избивали на территории ОРБ-2, где он до этого провел 11 дней. Вся проверка сводилась лишь к сбору объяснений с сотрудников ОРБ-2 и расположенного на его территории ИВС. Решение об отказе в возбуждении уголовного дела было принято без какого-либо опроса самого заключенного, либо других заключенных находившихся в соответствующее время в ИВС, либо должностных лиц ответственных за перевод заключенного из ИВС в СИЗО. Следствие не постаралось даже объяснить противоречия между записями в ИВС (откуда он убыл без каких-либо повреждений) и медицинскими записями о прибытии в СИЗО с телесными повреждениями. ЕКПП считает необходимым возобновить расследование в отношении «А» и провести соответствующие следственные мероприятия в свете изложенных выше замечаний.

            Другм примером может служить совсем недавнее предварительное следствие, начатое 2 июня 2006 года в отношении гражданина «B». Данный заключенный поступил в СИЗО №1 23 мая 2006 года и во время первичного медицинского осмотра у него были обнаружены многочисленные телесные повреждения, которые по его словам были результатом избиений сотрудников ОРБ-2. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено на основании записей в медицинском журнале ИВС и объяснениях фельдшера, согласно которым при поступлении 13 мая 2006 года в ИВС у «B» имелись телесные повреждения, которые он получил при задержании. Следствие не сочло нужным провести судебно-медицинскую экспертизу. Однако Комитет отметил, что 7 сентября 2006 года постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено на основании того, что расследование было неполным.

             Еще одним показательным делом является дело гражданина «C», который подал несколько жалоб о жестоком обращении, в том числе во время нахождения под стражей на территории ОРБ-2. Особенно стоит отметить тот факт, что уже после помещения его в СИЗО №1 он был переведен обратно в ИВС на территории ОРБ-2 в мае 2006 года. По возвращении 1 июня в СИЗО у него были обнаружены многочисленные багровые гематомы в области правого плеча и правого бедра. Несмотря на эти повреждения и связанные с ними жалобы, следственные органы не провели необходимых процессуальных мероприятий и приняли решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Кстати, это решение было отменено и следствие возобновлено еще до визита делегации ЕКПП в сентябре 2006 года.

Назад...