Общественное расследование

Йошкар-Олинский городской суд руководствуется нормами международного права

Йошкар-Олинский городской суд руководствуется нормами
международного права

ИМПЛЕМЕНТАЦИЯ - (от лат . impleo - наполняю, исполняю), осуществление, исполнение государством международных правовых норм. Каждое государство само определяет методы и средства имплементации. В международном договоре также может быть предусмотрена необходимость издания закона или иного акта для его осуществления.

В марте Йошкар-Олинский городской суд вынес решение, в котором напрямую воспользовался нормами международного права и признал, что Российская Федерация нарушила статью 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении Свистунова Н.Ю. Йошкар-Олинский городской суд указал в своем решении, что нарушение выразилось в унижающем достоинство обращении со Свистуновым Н.Ю. представителями нашего государства.
Достаточно много времени прошло с того времени, когда впервые в Йошкар-Олинском городском суде ставился вопрос о защите прав человека и его основных свобод, не смотря на то, что с 1998 года данный документ является составной частью правовой системы нашего государства. Правозащитные организации в судах, в прокуратуре, в МВД ссылались на прецеденты Европейского Суда по Правам Человека и обращали внимание, что есть нарушение статей Конвенции, и государство у нас на территории  Республики Марий Эл нарушает права человека. Какова была реакция представителей прокуратуры, МВД, других представителей государственных органов?  К сожалению, представители данных структур  и думать не думали, о том, что  Йошкар-Олинский городской суд начнет использовать нормы международного права в своей правоприменительной практике  также как и Европейский Суд по Правам Человека.  Более того, многие из государственных структур до настоящего времени считают, что Европейский Суд по Правам Человека где-то далеко в Страсбурге и пока наш гражданин, чьи права нарушили обратиться в суд, и пока его дело при нарушении в течении пяти лет будет рассмотрено, пройдет много времени. Многие думают, что жертва нарушений прав человека устанет и отступиться от борьбы с государством; кто-то надеется, что к тому времени уже и работать на службе перестанет; кто-то не верит, что такое возможно и что государство могут наказать, за те действия, которыми представители государства нарушают права человека; а кто-то просто не знает, что есть права человека, которые Российская Федерация обязалась соблюдать и в случае нарушения реагировать на национальном уровне.
Не смотря на трудную ситуацию, видна динамика применения Йошкар-Олинским городским судом норм международного права в своих решениях. Правозащитная организация «Человек и Закон» в судебных процессах представляющая заявителей, всегда ссылалась на нарушение норм ЕКПЧ и вот только в  конце 2005 года, как Йошкар-Олинский городской суд, так и Верховный Суд Республики Марий Эл начал давать оценку доводам правозащитников. Что могло повлиять на судебную власть, в связи, с чем она начала мотивированно обосновывать все заявленные доводы сторонами. Возможно, причиной этому послужили постоянные выступления представителя нашего государства в Европейском Суде по Правам Человека господина Лаптева, и обучение судей нормам международного права. Возможно это Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации". Возможно это правозащитники и адвокаты, которые ссылаются при производстве дел на нормы Конвенции и прецеденты Европейского Суда по Правам Человека, а возможно, что все это в комплексе повлияло на то, что нормы международного права, как составная часть правовой системы РФ начали имплементироваться в судебную правоприменительную практику.
Впервые Верховный Суд Республики Марий Эл аргументировал доводы представителей правозащитной организации «Человек и Закон» в кассационном определении по делу Ржавина Б.Ф., которое находится в производстве организации. Ржавин Борис Федорович обратился в Йошкар-Олинский городской суд с исковым заявлением к казне Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда в размере 100000 рублей. Основаниями для компенсации морального вреда Ржавин Б.Ф. считал, неоднократные отказы в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, а также непринятие должностными лицами органов прокуратуры мер по устранению нарушений действующего законодательства, на которые неоднократно указывал Йошкар-Олинский городской суд.
17 ноября 2005 года Йошкар-Олинский городской суд вынес решение, которым отказал в удовлетворении исковых требований.  Ржавин Б.Ф., не согласившись с решением суда первой инстанции, подал в Верховный суд Республики Марий Эл кассационную жалобу, в которой указал, что в отношении него была нарушена представителями нашего государства статья 3 (свобода от пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращение или наказание) и ст.13 (право на эффективные средства правовой защиты) ЕКПЧ. Ржавин Б.Ф. в обоснование своих требований привел постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации", а также указал на решение Европейского Суда по Правам Человека по делу «Аксой против Турции» от 18 декабря 1996 года.
15 декабря 2005 года Верховный суд Республики Марий Эл рассмотрел кассационную жалобу Ржавина Б.Ф. и вынес кассационное определение. В кассационном определении Верховный суд Республики Марий Эл указал: «…Поскольку компетентным органом вышеуказанный факт, а также вина конкретных сотрудников правоохранительных органов в незаконном доставлении Ржавина Б.Ф. в отдел милиции не установлена, отсутствуют основания для утверждения о том, что этими действиями гражданину причинены физические и нравственные страдания. Следовательно, являются преждевременными и бездоказательными доводы кассатора, что следователями прокуратуры Ржавину Б.Ф. созданы препятствия в восстановлении его нарушенных прав в судебном порядке. По этому же основанию нельзя согласиться с жалобой в части нарушения ст.3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, допущенного государством в лице его органов в отношении истца. Приведенное кассатором решение Европейского суда по Правам Человека от 18 декабря 1996 года «Аксой против Турции» не имеет для настоящего дела прецедентного значения, поскольку вынесено в отношении иного государства и до ратификации Россией Конвенции о защите прав человека и основных свобод…». Обратите внимание, как суд не соглашается с аргументами истца, и аргументирует свою позицию. Если бы не два основания, которые привел суд: дело в отношении другого государства; решение вынесено до момента ратификации Российской Федерацией конвенции, то Верховный суд Республики  Марий Эл обязан был бы отменить данное решение и направить его на рассмотрение в суд первой инстанции. Юристам, специализирующимся на применении норм международного права известно, что после ратификации Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод, со всеми решениями Европейского Суда по Правам Человека являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Это означает, что Российская Федерация в свою правовую систему впитала весь пласт решений Европейского суда по Правам Человека, с момента его образования, в том числе и решения Комиссии по Правам Человека. И нет ни какой разницы, в отношении какого государства было вынесено такое решение, в какое время было принято решение по делу, это лишь означает одно, что с момента вынесения решения Европейским Судом по Правам Человека, есть стандарт по такому случаю и он распространяется на все государства, которые подпадают под юрисдикцию Европейского Суда по Правам Человека. В данном случае Верховный Суд Республики Марий Эл должен был сказать: «да, есть нарушение прав человека, а значит либо отменить решение Йошкар-Олинского городского суда, либо принять решение по существу дела.
Далее хотелось бы обратиться к другому делу, которое также представляли сотрудники Йошкар-Олинской городской организации «Человек и Закон» в Йошкар-Олинском городском суде, которое также имеет интерес в области имплементации норм международного права в судебную правоприменительную практику. В производстве правозащитной организации «Человек и Закон», есть дело Д.О.Орлова. В ноябре 2002 года Д.О.Орлов был задержан сотрудниками милиции и доставлен в Заводской отдел милиции г.Йошкар-Олы. По утверждениям Орлова Д.О. сотрудники милиции его избили, тем самым нанесли телесные повреждения. Сразу после доставления в Заводской отдел милиции г.Йошкар-Ола, Орлов был доставлен в ИВС г.Йошкар-Ола, где сотрудниками ИВС у него были зафиксированы телесные повреждения. В последствии, он был переведен в СИЗО г.Йошкар-Олы и осужден Йошкар-Олинским городским судом за совершение преступления. В ноябре 2002 года Орлов Д.О. обратился в прокуратуру г.Йошкар-Ола с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции нанесших ему телесные повреждения. Прокуратура г.Йошкар-Ола вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции. Данное постановление Йошкар-Олинским городским судом было признано незаконным и необоснованным. Йошкар-Олинский городской суд в одном из своих постановлений, которым признал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, указал: «…Суд пришел к выводу, что при вынесении постановления не проверены доводы заявителя о том, что в его избиении принимали участие другие сотрудники милиции, кроме указанных в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, при этом необходимо принять во внимание, что с момента доставления в Заводской ОМ до осмотра в медчасти учреждения ИЗ 12/1 2.12.2002 Орлов Д.О. не освобождался, находился либо в отделении милиции, либо в ИВС и следственном изоляторе. Придя к выводу о непричастности сотрудников милиции к избиению Орлова Д.О., следствием не установлены обстоятельства получения Орловым телесных повреждений…». Не смотря на, то что Йошкар-Олинский городской суд неоднократно выносил постановления, которыми неоднократно признавал постановления об отказе в возбуждении уголовному делу незаконными и указывал на одни и те же основания, прокуратура г.Йошкар-Ола выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции. 16 января 2006 года Йошкар-Олинский городской суд рассматривая жалобу Орлова Д.О. на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 18 ноября 2005 года вынес постановление, которым признал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 18.11 2005 года незаконным и необоснованным и обязал устранить прокурора г.Йошкар-Ола допущенные нарушения. С одной стороны вроде бы все понятно, обычная процедура, однако данное постановление суда может быть интересно для юристов вот с какой стороны. В постановлении судья Йошкар-Олинского городского суда указала: «…Из содержания постановления следователя вытекает, что в действиях лиц, причинивших телесные повреждения, содержится состав преступления, предусмотренного статьей 116 УК РФ, но оснований для привлечения этих лиц к уголовной ответственности не имеется в связи с истечением сроков давности. Такое решение следователя также нельзя признать обоснованным, поскольку без установления конкретных обстоятельств причинения телесных повреждений, в том числе виновных лиц, мотива преступления, невозможно квалифицировать действия причинителя вреда, а следовательно невозможно решить вопрос об истечении срока давности привлечения его к уголовной ответственности. Кроме того, названное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела является незаконным в связи с тем, что все выводы следователя, изложенные в нем основаны на предположениях и догадках, о чем прямо указано в постановлении, однако в соответствии с законом, решение следователя должно быть основано не на предположениях и догадках, а на конкретных материалах проверки. Кроме того, вывод резолютивной части постановления об отсутствии события преступления противоречит описательной части этого же постановления, в котором следователь признал установленным факт причинения Орлову Д.О. телесных повреждений, то есть признал, что указанное событие имело место. Таким образом, органы следствия признав, что факт причинения телесных повреждений Орлову имел место, несмотря на наличие своевременного заявления Орлова Д.О., уголовное дело не возбудили, расследование не провели, тем самым нарушили право Орлова Д.О. на эффективное средство правовой защиты, предусмотренное статьей 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод…». Из фабулы дела, и двух постановлений Йошкар-Олинского городского суда видно, как суд медленно и осторожно шел к выводу, что государство нарушает права человека в отношении Орлова, как суд неоднократно давал возможность исправить нашему государству ошибки и как представители прокуратуры грубо игнорировали решения Йошкар-Олинского городского суда. В данном случае, представители государства не смогли доказать, что в отношении Орлова Д.О. не применяли сотрудники милиции физической силы, а соответственно прямо из этого и в соответствии со стандартом, который был выработан и указан в решении Европейского Суда по Правам Человека по делу «Рибич против Австрии» вытекает и нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Даже в указании судом, того, что нарушена была статья 13 ЕКПЧ, но не указано на нарушение статьи 3 ЕКПЧ, показывает на то, что Йошкар-Олинский городской суд дает в очередной раз сотрудникам прокуратуры возможность исправить ситуацию и фактически указывает на возбуждение уголовного дела.
Хотелось бы обратить внимание на другое дело, которое было рассмотрено в Йошкар-Олинском городском суде. Это было дело по иску Давлетшина М.М. и Давлетшиной Л.Г. о взыскании компенсации морального вреда и материального ущерба к Министерству финансов Российской Федерации и Министерству финансов Республики Марий Эл. Давлетшины обратились с жалобой в Европейский суд по Правам Человека на нарушение статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 13 (право на эффективные средства правовой защиты) ЕКПЧ. Свои доводы они обосновывали тем, что государство в лице МВД Республики Марий Эл; Прокуратуры Республики Марий Эл; Управления Федеральной службы РФ по Республике Марий Эл нарушила их права. У Давлетшиных случилось несчастье, пропала девятнадцатилетняя дочь, и с 4 июня 1999 года родители больше ее не видели.  В первые дни пропажи дочери, участковый не принимал заявление о пропаже Давлетшиной Миляры, затем впоследствии правоохранительными органами Марий Эл было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.105 УК РФ и были привлечены лица подозреваемые в совершении преступления к уголовной ответственности. Затем несколько лет длилось следствие правоохранительными органами, дело направлялось из Верховного суда Республики Марий Эл несколько раз на дополнительное расследование. В результате Верховным судом Республики Марий Эл был вынесен оправдательный приговор в отношении лиц, которые обвинялись в совершении преступления. До настоящего времени лица совершившие преступление правоохранительными органами не установлены, а предварительное следствие приостановлено, однако периодически возобновляется для выполнения формальных обязательств. Из секретариата Европейского суда по Правам Человека Давлетшиным пришел запрос с просьбой ответить на вопросы, направить необходимые дополнительные документы, а также был задан вопрос, обращались ли Давлетшины с исковым заявлением к казне РФ о взыскании компенсации морального вреда. В связи с данным письмом, Давлетшины в конце 2004 года обратились с исковым заявлением о компенсации морального вреда и возмещения материального ущерба с казны РФ в Йошкар-Олинский городской суд. Йошкар-Олинский городской суд неоднократно выносил определения об оставлении искового заявления без движения и в апреле 2005 года, когда, как считали Давлетшины, выполнили требования суда указанные в определении, Йошкар-Олинский городской суд вернул им исковое заявление со всеми приложениями. Впоследствии Давлетшины 13 мая в очередной раз обращаются с тем же исковым заявлением в Йошкар-Олинский городской суд и в очередной раз Йошкар-Олинский городской суд выносит определение об оставлении искового заявления без движения и предлагает Давлетшиным устранить допущенные нарушения, Давлетшины обжаловали определение суда первой инстанции в Верховный суд Республики Марий Эл. Верховный суд Республики Марий Эл отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение. И такую процедуру Давлетшиным приходилось проходить несколько раз. В результате исковое заявление было принято Йошкар-Олинским городским судом к рассмотрению. 12 декабря 2005 года Йошкар-Олинский городской суд удовлетворил частично исковые требования Давлетшиных и взыскал с казны республики Марий Эл по четыре тысячи рублей в пользу каждого из родителей, а в удовлетворении требований к казне РФ Йошкар-Олинский городской суд отказал. Давлетшины обратились с кассационной жалобой на решение Йошкар-Олинского городского суда в Верховный суд Республики Марий Эл.
24 января 2005 года Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Марий Эл рассмотрела кассационную жалобу и вынесла кассационное определение, которым решение Йошкар-Олинского городского суда от 12 декабря 2005 года оставила без изменения, а кассационную жалобу Давлетшина М.М. и Давлетшиной Л.Г. без удовлетворения. Но для нас интересно, что указал в своем кассационном определении Верховный суд Республики Марий Эл. А указал он в своем кассационном определении следующее: «…Все другие обстоятельства, указанные в заявлении истцов, не могли служить основанием для удовлетворения исковых требований о возмещении имущественного ущерба и о компенсации морального вреда. Аргументы кассационной жалобы в этой части сводятся  к иной оценке доказательств по данному делу и не могут быть приняты во внимание, поскольку судом первой инстанции всем доказательствам истцов в этой части дана в решении оценка применительно к требованиям ст.67 ГПК РФ, правильно. В кассационной жалобе истцы ссылаются на конкретные решения Европейского Суда по правам человека, указывая, что суд первой инстанции не учел их при  рассмотрении данного дела. Решения Европейского Суда по правам человека действительно являются частью правовой системы Российской Федерации и безусловно учитываются в правоприменительной практики судов России с 5 мая 1998 года. Однако приведенные в жалобе решения не могут учитываться при рассмотрении данного гражданского дела, поскольку обстоятельства по тем делам и по данному конкретному гражданскому делу различны. В частности, в них истцы ссылаются на решения, в которых граждане были лишены жизни в результате применения силы официальными представителями власти. В данном же гражданском деле моральный вред был причинен истцам в результате предполагаемого убийства их дочери (труп ее не обнаружен) не представителями власти, а неустановленными лицами. Вынесение оправдательного приговора в отношении Гайнуллина Э.Г. и прекращение уголовного преследования в отношении Цымбалова Д.В. не нарушает прав и интересов истцов как потерпевших по уголовному делу. В противном случае ставилась бы под сомнение обоснованность вступившего в законную силу оправдательного приговора суда. Уголовное дело направлено для расследования прокурору Республики Марий Эл. В настоящее время оно приостановлено. В случае установления лиц,  виновных в совершении преступления в отношении дочери истцов, Давлетшины вправе предъявить им требования о компенсации морального вреда…». В данном случае хотелось бы заострить внимание, как меняется позиция Верховного суда Республики Марий Эл. Верховный суд Республики Марий Эл уже говорит, что да, господа Давлетшины правы и что решения Европейского Суда по Правам Человека являются частью правовой системы Российской Федерации и безусловно учитываются в правоприменительной практики судов с 5 мая 1998 года. Верховный суд Республики Марий Эл уже не утверждает, что решения, которые приводили истцы, по срокам вынесения не подходят. Он лишь утверждает то, что они по мнению суда не идентичны случаю, который рассмотрен в Йошкар-Олинском городском суде и что выработанный стандарт не может по этим основаниям применяться. Однако Давлетшины указывали на нарушение нашим государством статьи 2 (право на жизнь) ЕКПЧ, в той части, что представители нашего государства не провели эффективное расследование уголовного дела, что является по прецедентам Европейского суда по Правам Человека также нарушением статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Далее, хотелось бы обратить Ваше внимание на решение Йошкар-Олинского городского суда от 14 марта 2005 года, которое было вынесено по иску Свистунова Н.Ю. к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов внутренних дел, повлекших нарушение его прав. Свистунов Н.Ю. обосновывал свои требования, тем, что 18 января 2005 года был этапирован для производства следственных действий в учреждение ИЗ-12/1, затем 22 января 2005 года без законных оснований этапирован в изолятор временного содержания ОВД г.Волжска, где находился до 1 февраля 2005 года. Заявил о том, что условия содержания в ИВС унижали его человеческое достоинство, что было в ИВС холодно, отсутствовало освещение, постельное белье надлежащего качества, в результате он простудился. Указанные действия он оценил как пытку холодом, нечеловеческими условиями, жестокое обращение, унижающее человеческое достоинство. Йошкар-Олинский городской суд в своем решении указал: «…В соответствии с частью 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Согласно части 1 статьи 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Исходя из этого, а также из положений части 4 статьи 15, части 1 статьи 17, статьи 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам Российской Федерации являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации. В соответствии со ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. В практике применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейским судом по правам человека к «бесчеловечному обращению» относятся случаи, когда  такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены  реальный физический вред либо глубокие физические и нравственные страдания. В соответствии со ст.3 Конвенции и требованиям, содержащимся в постановлениях Европейского Суда по правам человека, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству. Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности. При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания. Согласно п.3.1. Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел (утвержденных приказом Министра внутренних дел РФ № 41 от 26 января 1996 года), подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются для индивидуального пользования спальным местом, постельными принадлежностями, постельным бельем. Для общего пользования в камеры выдаются: мыло (туалетное и хозяйственное), стиральный порошок; бумага для гигиенических целей; настольные игры; газеты; предметы для уборки камеры. В соответствии с п.3.2. Правил камеры ИВС оборудуются: столом; санитарным узлом; краном с водопроводной водой; вешалкой для верхней одежды; полкой для туалетных принадлежностей; бачком для питьевой воды; радиодинамиком; урной для мусора. Ежедневно по потребности выдается кипяченая вода для питья. Не реже одного раза в неделю подозреваемому и обвиняемому предоставляется возможность помывки в душе продолжительностью не менее 15-ти минут. В соответствии с п.6.1 Правил, определяющим права и обязанности лиц, содержащихся в ИВС, подозреваемые имеют право пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью не менее одного часа; пользоваться собственными постельными принадлежностями. В судебном заседании установлено, что Свистунов Н.Ю. в период с 22 января по 1 февраля 2005 года содержался в камере № 5 изолятора временного содержания при ОВД г.Волжска. Из постановления об отказе в удовлетворении жалобы от 31 января 2005 года заместителя Волжского межрайонного прокурора Маясова С.В., постановления об отказе в удовлетворении жалобы от 18 февраля 2005 года Волжского межрайонного прокурора Кондратьева А.А. следует, что в настоящее время ИВС при ГОВД не соответствует в полной мере требованиям ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых» в части материально-бытового содержания. Из заключения служебной проверки по жалобе осужденного Свистунова Н.Ю. от 21 февраля 2005 года (л.д.55-57), акта санитарного обследования ИВС Волжского ГОВД от 7 февраля 2005 года (л.д.53-54), следует, что ИВС Волжского ГОВД размещен на цокольном этаже здания ГОВД. Освещение искусственное лампами накаливания, естественное освещение в камерах отсутствует. Камеры не оборудованы столами, скамейками, прикроватными тумбочками для хранения продуктов питания и предметов личной гигиены. Подозреваемые и обвиняемые не полностью обеспечены постельными принадлежностями (подушками, одеялами), постельным бельем. Часть матрацев в камерах ветхие, не пригодные для использования по назначению. Санитарный пропускник ИВС не оборудован дизинфекционной камерой, профилактическая дизинфекция вещей и постельных принадлежностей камерным способом не организована. Из имеющихся камер только одна оборудована унитазом, умывальником. Общий санузел оборудован туалетными кранами с горячей или холодной водой без смесителей. В камере № 5 отсутствует нагревательный прибор системы отопления. На основании вышеизложенного, суд приходит к выводу, что камера № 5, в которой содержался Свистунов Н.Ю. не была оборудована в соответствии с требованиями п.3.2. вышеуказанных Правил, в нарушение п.3.1 Правил спальное место Свистунову Н.Ю. не было оборудовано надлежащим образом спальными принадлежностями. Доказательств обратного, в соответствии со ст.56 ГПК РФ, ответчиком суду не представлено. В нарушение п.6 Правил было нарушено право истца помыться в душе один раз в неделю (период нахождения в ИВС 10 дней, с 22 января по 01 февраля 2005 года), а также право пользоваться ежедневной прогулкой не менее 1 часа. Доказательств, подтверждающих наличие заключения врача, который бы не рекомендовал прогулку Свистунову Н.Ю., суду не представлено. На основании вышеизложенного, суд приходит к выводу о несоблюдении должностными лицами ИВС при ОВД г.Волжска требований Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, следовательно, имело место нарушение прав осужденного Свистунова Н.Ю. в связи с ненадлежащими условиями содержания в изоляторе временного содержания при ОВД г.Волжска в период с 22 января по 1 февраля 2005 года. Обращение с человеком считается «унижающим достоинство», если оно таково, что вызывает в жертвах такого обращения чувство страха, страдания и неполноценности, которые заставляют их ощущать себя униженными и попранными (постановление Европейского суда по правам человека Калашников против Российской Федерации). Из пояснений Свистунова Н.Ю.в судебном заседании следует, что указанные условия истец расценил, как жестокое обращение, унижающее его человеческое достоинство, в результате которого ему причинены нравственные и физические страдания. Из материалов дела следует, что после помещения его в ИВС при ОВД г.Волжска 22 января 2005 года ему был выставлен диагноз: «острый гайморит», «острая респираторная вирусная инфекция». 24 января 2005 года Свистунов Н.Ю. предъявил жалобы на головные боли, насморк, отмечена гипертермия – 37,9 С, гипертония – 150/120, назначено продолжение лечения. Оценивая вышеуказанные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что в результате ненадлежащих условий содержания в ИВС при ОВД г.Волжска Свистунову Н.Ю. причинены нравственные и физические страдания, уровень которых причинен в более высокой степени, чем тот уровень лишений и страданий, который неизбежен при лишении свободы; условия содержания заявителя под стражей, в частности антисанитарная обстановка в ней и вредные для здоровья и благополучия заявителя последствия этой обстановки приравниваются к унижающему достоинство обращению. Следовательно нарушение ст.3 Конвенции имело место….Учитывая требования разумности и справедливости, индивидуальные особенности истца, степень причинения вреда его здоровью ненадлежащими условиями содержания, степень физических и нравственных страданий истца размер компенсации морального вреда суд определяет в сумме 3 000 рублей….».
Хотелось бы отметить, что последнее решение Йошкар-Олинского городского суда по иску Свистунова Н.Ю. самое смелое по применению норм международного права в правоприменительной практике.
Теперь мне хотелось, чтобы мы посмотрели на все те процессуальные решения, которые приведены в данном анализе. Что получается на самом деле? Йошкар-Олинский городской суд, а за ним и Верховный суд Республики Марий Эл начинает непосредственно применять нормы международного права, ратифицированные Российской Федерацией, а представители государства находятся в несколько «шоковом» состоянии. На мой взгляд, это связано с тем, что очень многие представители власти и думать не думали, что есть нормы международного права, которые оказываются, регулируют их деятельность. Как мной было указано выше, Йошкар-Олинский городской суд только-только начинает делать робкие шаги по применению норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Аналогичную ситуацию можно было проследить в Европейском суде по Правам Человека по отношению к Российской Федерации, когда первоначально выносились решения, в которых признавалась Российская Федерация виновной в нарушение прав человека и взыскивалась достаточно маленькая компенсация в пользу заявителей. Европейский Суд по Правам Человека указывал Российской Федерации на нарушение прав и свобод человека, которые происходят на территории Российской Федерации. Тем самым указывали нашему государству на то, что необходимо не только использовать «восстановительную» процедуру нарушенных прав, но и необходимо начинать применять «превентивную» систему. То есть необходимо нашему государству создать такие механизмы, которые бы снизили уровень нарушений прав человека. С одной стороны видно, как судебная власть на территории Республики Марий Эл дает возможность представителям государства исправить ситуацию с нарушениями прав и свобод человека. С другой стороны видно, что суд в настоящее время, у нас в государстве начинает действовать в качестве эффективного механизма защиты прав и свобод человека. Представители судейского корпуса прекрасно понимают, что если они восстановят нарушенное право человека на национальном уровне, то данное дело не будет рассмотрено в Европейском суде по Правам Человека, а соответственно Российская Федерация меньше проиграет дел в суде. Тем самым Российская Федерация реально приблизится к статусу правового государства, и меньше денежных средств будет выплачено из государственной казны жертвам нарушения прав человека. Разговаривая в последние годы со многими представителями органов государственной власти не только у нас в республике, но и в других регионах, представителям нашей организации, всегда задают одни и те же вопросы: А как нам быть? А как нам работать? А что сделать, для того чтобы не нарушались права человека?
Однозначного ответа или рецепта у нашей организации, у нашей команды нет. Есть реальные предложения, которые могут способствовать имплементации норм международного права в российскую правоприменительную практику на всех уровнях государственной власти.
Во-первых. Мы, то есть общество в данном случае, должно забыть о таких высказываниях как «права и свободы человека это чуждое для российских граждан. Что права человека, это нечто западное».  Это не так. Права человека есть у каждого и это не зависит от того, в какой стране человек живет или родился. Права человека – это свершившейся факт для нашего государства. Российская Федерация еще до вступления в Совет Европы взяла на себя обязательства соблюдать права человека, на основании Всеобщей Декларации Прав Человека, которая еще в советское время распространялась на территорию Советского Союза.
Во-вторых, необходимо отказаться от стереотипа, что «Права человека - это дорого». Это миф. Защита прав человека в нашем государстве не дорого в денежном отношении для наших граждан.
В-третьих, представителям власти нужно перестать бояться того, что на территории Российской Федерации нарушаются права человека. Что мировое сообщество на наше государство может негативно смотреть в связи с нарушениями прав человека. Права и свободы человека нарушаются во всех государствах и Россия не единственная в этом отношении. Другой вопрос, как реагирует государство на нарушение прав человека на национальном уровне и какие меры предпринимает для того, чтобы снизить уровень нарушений ПЧ. Таким образом, представители государства должны эффективно проводить проверки по заявлению человека, который заявляет о нарушении прав человека
В-четвертых, представителям государства, обществу, простому человеку, необходимо изучить механизмы защиты прав человека и научиться работать, соблюдая права человека. Изучив механизмы защиты прав человека, представитель государства познает, что права человека это универсальный инструмент, которым он сам может воспользоваться в тот момент, когда будут нарушаться права человека в отношении самого чиновника.
В-пятых, представители государства, применяя в работе, в правоприменительной практике нормы международного права, начнут оберегать государство, в том, что в Европейский Суд по Правам Человека поступят жалобы на Российскую Федерацию.
В-шестых, каждый человек находящийся на территории Российской Федерации должен перестать бояться отстаивать свои права и свободы. Не какого гонения или давления за отстаивание своих прав не будет, если представители власти будут знать, что жертва нарушений прав человека профессионально  их отстаивает.
В-седьмых, правозащитным организациям, работающим на территории Российской Федерации необходимо обратить внимание на свои направления работы и начать способствовать имплементации норм международного права в правоприменительную практику в Российской Федерации.

P.S. Применение в комплексе предложений, о которых мы говорим послужит реальному изменению ситуации с защитой прав и свобод человека на всей территории Российской Федерации.

Автор: Сергей Подузов – сопредседатель Йошкар-Олинской городской общественной организации «Человек и Закон» - партнера Нижегородской региональной общественной организации «Комитет против пыток»; член Координационного Совета по Правам Человека при Полномочном Представителе Президента РФ в Приволжском федеральном округе.

Назад...