Общественное расследование

Комментарий политолога и эксперта В.Илюшенко к докладу А. Хиль - Роблеса

Доклад составлен по итогам визитов европейского омбудсмена в Российскую Федерацию в июле и сентябре 2004 года. Он охватывает широкий круг вопросов, относящихся к проблеме соблюдения прав человека в России, -- от  ситуации в области правосудия и в правоохранительных органах, в социальной сфере и в сфере защиты уязвимых групп населения до свободы прессы, свободы религии и соблюдения прав национальных меньшинств, мигрантов, иностранцев и в вооруженных силах, а также функционирования правозащитных институтов. Особый раздел посвящен анализу ситуации в Чеченской Республике.
       Следует признать, что доклад носит объективный характер и, в целом, верно отражает плачевное состояние прав человека в современной России. Вместе с тем, несмотря на критичный тон доклада, некоторые его выводы могли быть сформулированы более резко и более определенно.
       Так, доклад рекомендует «усилить независимость системы правосудия и судей», в частности путем «четкого разграничения между исполнительной и судебной властями» (с. 145). Но как можно усилить то, чего нет? В сегодняшней России нет реального разделения властей: исполнительная власть целиком подмяла под себя остальные ветви власти. Речь идет не только о вмешательстве государственных органов в правосудие, но и о полном контроле исполнительной власти над властью судебной. Процессы над Михаилом Трепашкиным, Игорем Сутягиным, Валентином Даниловым и особенно над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым (как и многие другие) однозначно доказали, что в России нет независимого суда и независимой прокуратуры. Наша судебная система продолжает сохранять репрессивный и даже карательный характер. Поэтому призыв автора доклада --  «Население России должно научиться все больше доверять правосудию» (с. 20) -- повисает в воздухе: у населения нет оснований для такого доверия.
       Точно так же другой призыв, сам по себе верный, -- «Система правосудия должна продемонстрировать свою независимость по отношению к политической власти. Судьи должны первыми воплощать такую независимость благодаря своей честности и отказу подчиняться какому-либо влиянию» (с. 20) – наталкивается при попытках его реализации на непреодолимые препятствия. Общеизвестно, что в российской судебной системе господствует «телефонное право». Честные судьи, отказывающиеся подчиняться незаконным требованиям административных органов или своего коррумпированного начальства, изгоняются из судейского корпуса. Достаточно назвать имена Сергея Пашина, Ольги Кудешкиной и многих других.
Альваро Хиль-Роблес справедливо констатирует, что ксенофобия и проявления все более ярого национализма стали повседневной реальностью в Российской Федерации. Он отмечает, что общий подъем ксенофобии, дискриминация расистского характера и акты насилия на этнической почве связаны как с усилением праворадикальной идеологии, пропагандируемой различными партиями, организациями и некоторыми политиками, так и с безнаказанностью, которой пользуются люди, совершающие преступления против представителей национальных меньшинств. В докладе говорится также и о «дискриминации и насилии со стороны представителей правоохранительных органов… в отношении лиц, принадлежащих по внешним признакам к меньшинствам или этническим группам, которые часто становятся жертвами нападений ксенофобного характера» (с. 79).
       Следовало бы добавить, что не только правоохранительные органы, но и исполнительная и законодательная власти в значительной степени заражены ксенофобией. Так, губернатор Ткачев лично руководил кампанией по разжиганию этнической ненависти против турок-месхетинцев и отдавал приказы об их депортации из Красноярского края. Автор доклада прав, когда он пишет, что «власти края замкнулись в своей лжи, заняли откровенную ксенофобную позицию и отказываются идти на какие-то разумные шаги». Тем не менее, он сообщает, что «уехал из России обнадеженный обещанием, озвученным губернатором Ткачевым» (с. 76). Эта надежда, скорее всего, обернется разочарованием: Ткачев не откажется от своего национализма, тем более, что он имеет высоких покровителей в Кремле. Поэтому рекомендация Альваро Хиль-Роблеса – «Строго наказывать политических руководителей, которые распространяют заявления расистского, антисемитского и ксенофобного толка» (с. 146), – очевидно, долго будет сохранять актуальность, поскольку трудно ожидать таких наказаний в обозримое время.
       Автор доклада, ссылаясь на статьи 136 и 282 Уголовного кодекса РФ и принятие Закона о борьбе с экстремизмом, пишет, что «Российская Федерация, без сомнения, усилила юридические механизмы по борьбе с экстремизмом любого характера» ( с. 80). К сожалению, эти механизмы работают на холостом ходу. Наша беда не в том, что не хватает необходимых законов, а в том, что они не исполняются. Редко удается привлечь к суду людей, виновных в пропаганде фашистской идеологии, в разжигании национальной розни или в совершении иных преступлений на этнической почве, а если удается, их под тем или иным предлогом оправдывают или амнистируют по случаю очередной годовщины победы над фашизмом. В лучшем случае их привлекают к ответственности «за хулиганство».
       Таким образом, открытые проявления этнической ненависти, как правило, остаются безнаказанными. Стоит ли после этого удивляться тому, что агрессивный национализм стал у нас массовым явлением? Можно лишь согласиться с выводом европейского Комиссара: «…Ничто больше так не угрожает российскому государству, как соблазн ксенофобии и раскол между народами, живущими вместе с незапамятных времен» (с. 86).
       Вполне адекватно, на наш взгляд, описана в докладе ситуация в Чеченской республике, в том числе такие одиозные ее аспекты, как массовые операции по зачисткам, проводимые федеральными силами, похищение ни в чем не повинных гражданских лиц, их пропажа без вести и бессудные убийства. В этом участвуют и боевики, «однако очевидно, что и федеральные силы, и чеченская милиция также связаны с подобной преступной деятельностью». Можно только присоединиться к выводу: «Этой практике должен быть положен конец, а те, кто это совершает, должны быть арестованы и предстать перед судом, кто бы они ни были» (с. 94).
       Один из лучших разделов доклада – «Соблюдение прав человека в вооруженных силах», особенно та его часть, где описываются издевательства и насилия над молодыми военнослужащими. Автор полагает, что «насилие, связанное с дедовщиной, усиливается в результате бездействия командиров» (с. 98). Это верно, хотя во многих случаях речь должна идти о прямом участии младших и старших офицеров в насилии над солдатами и рабском использовании их труда.
       Автор доклада осуждает восстановление контроля над средствами массовой информации и ограничение свободы слова, хотя и не фиксирует, что в России осталось совсем немного независимых СМИ и их число все время сокращается. Важным является вывод о том, что свободу прессы, одно из важнейших демократических завоеваний, «нельзя попирать под каким-либо предлогом. Кстати, если свобода выражения своего мнения будет ограничена под предлогом борьбы с терроризмом, то это будет означать победу террористов» (с. 117).
       И последнее. Надежды автора доклада на серьезную роль Президентского совета в защите прав человека представляются малообоснованными. Полное название этого органа – Совет по развитию институтов гражданского общества при Президенте Российской Федерации. Однако сам этот Совет, члены которого назначаются Президентом, не является институтом гражданского общества. Государство, последовательно уничтожающее всё, что имеет отношение к реальной демократии в России, постепенно превращает Президентский Совет в очередную имитационную структуру, призванную закамуфлировать наступление на права человека. Другое дело неправительственные организации, такие, как Московская Хельсинкская группа, Комитет солдатских матерей, «Мемориал» и другие. Они действительно содействуют становлению гражданского общества в нашей стране. Недаром многие из них испытывают на себе давление и угрозы со стороны властей.
       В целом же доклад Альваро Хиль-Роблеса, основанный на громадном фактологическом материале, является документом, неопровержимо свидетельствующим о попрании прав человека в России, и заслуживает самой высокой оценки.    

Назад...