Общественное расследование

Ситуация в системе правоохранительных органов России и её влияние на права и свободы человека

Ситуация в правоохранительной системе России и ее влияние на права и свободы человека
Аналитический отчет
Май 2005
Фонд «Общественный вердикт»
Тел. + 7(095)540-68-51, факс +7(095)540-68-52,
Адрес:101000 Москва, Колпачный пер. 4/4
info@publicverdict.org, www.publicverdict.org
 
Центр содействия проведению исследований проблем гражданского общества «Демос» Тел. + 7(095)208-10-25 и +7(095)207-27-84, факс +7(095)208-10-25,
Адрес: Москва, Большой Головин пер.  22 стр. 1,
shepeleva@pisem.net, lokshina@ihf-hr.org

Обзор основан на  результатах исследования «Произвол в правоохранительных органах: практики и первопричины», которое осуществляется Центром «Демос» и его экспертной сетью в 10 регионах Российской Федерации[1]. При написании обзора так же использовалась информация, предоставленная фондом «Общественный вердикт», и материалы социологических исследований, выполненных по заказу фонда[2].
 
Исполнители: Асмик Новикова, Ольга Шепелева.[3]
 
Краткое содержание
 
В результате проводившейся последние 10 лет правовой реформы уровень гарантий прав и свобод человека в России повысился. Наиболее значимые улучшения достигнуты в пенитенциарной системе. Но правоохранительные органы Российской Федерации, в особенности милиция, по-прежнему остаются источником нарушений прав человека.
 
В течение последних лет в разных регионах страны правозащитники регулярно получали информацию о случаях нарушений прав человека сотрудниками милиции и других правоохранительных органов. Наибольшее беспокойство у общественности вызывают факты произвольных задержаний, пыток и жестокого и унижающего обращения, нарушений права на жизнь.
 
Практика нарушений прав человека органами правопорядка во многом обусловлена современным состоянием правоохранительной системы России:
• низкая эффективность работы правоохранительных органов не обеспечивает должного уровня защиты прав населения;
• в целях и задачах правоохранительных органов, а так же в их каждодневной работе защита прав и свобод человека занимает второстепенное, периферийное значение.
 
 
Проблемы самой системы прямо и непосредственно влияют на степень соблюдения прав и свобод конкретных граждан. Эти проблемы тесно связаны между собой и представляют единый комплекс. Поэтому решение одной или нескольких из многочисленных проблем не может всерьез изменить ситуации.
 
С точки зрения обеспечения прав и свобод граждан, необходимо обозначить следующие группы проблем, которые должны быть в первую очередь учтены при реформировании:
 
1. Низкий профессионализм сотрудников правоохранительных органов, в особенности милиции
2. Дефицит материально-технических ресурсов, не позволяющий организовать деятельность правоохранительных органов на уровне, соответствующем современным представлениям о стандартах правоохранительной службы в развитом демократическом государстве, гарантирующем права и свободы человека
3. Неадекватная социальной действительности, неэффективная система управления внутри правоохранительной системы, стимулирующая коррупцию, препятствующая развитию правоохранительной деятельности и способствующая воспроизводству практик нарушения прав человека.
 
Действующий механизм контроля за деятельностью правоохранительных структур не доказал своей эффективности и остается труднопреодолимым препятствием для улучшения ситуации с соблюдением прав человека со стороны правоохранительных органов. На настоящий момент контроль сконцентрирован в прокуратуре и практически не включает в себя общественные механизмы. Из-за отсутствия должного уровня независимости прокуратуры эффективность защиты прав и свобод человека от нарушений со стороны правоохранительных структур снижается.
 
При этом, внедрение общественного контроля, как правило, встречает сопротивление со стороны руководства правоохранительных органов. Более того, в последнее время давление на правозащитные организации, которые на постоянной основе занимаются мониторингом нарушений прав человека сотрудниками правоохранительных органов и оказывают правовую помощь пострадавшим, – усилилось. Очевидно, что такая ситуация является угрожающей для обеспечения прав и свобод человека.
 
Необходимость изменения ситуации в правоохранительной сфере осознается властями РФ, в частности, на это обращали внимание в своих выступлениях российские официальные лица: министр внутренних дел Р. Нургалиев[4], генеральный прокурор Устинов[5] и председатель правительства Фрадков.[6] Тем не менее, меры, которые предпринимаются государством, пока не приводят к очевидным для граждан изменениям к лучшему. Опросы общественного мнения показывают устойчивый уровень недоверия населения к правоохранительным органам, который выражается и в том, что жертвы преступлений отказываются обращаться за защитой в правоохранительные органы.
 
Проблемы правоохранительной системы и их влияние на ситуацию с правами человека
 
Одной из серьезнейших причин нарушений прав человека российскими правоохранительными органами является низкий профессиональный уровень их сотрудников. Низкий профессионализм является результатом комплекса нерешенных проблем в области оплаты труда сотрудников, кадровой политики и обучения персонала. В рамках исследовательского проекта «Произвол в правоохранительных органах: практики и первопричины»[7] было установлено, что оплата труда сотрудников милиции аналогична среднему размеру оплаты труда населения. Однако риски и уровень ответственности, предполагаемый работой в правоохранительных органах, несоизмеримо выше, чем в других сферах. Тем не менее, принятый размер заработной платы не компенсирует рисков, ответственности и интенсивности труда. Как результат, мотивация к работе в правоохранительных органах снижена.
 
В этой ситуации кадровые службы вынуждены отказываться от надлежащего отбора претендентов. Как правило, в правоохранительные органы поступают все желающие, не взирая на профессиональную пригодность к такой работе (психологическая подготовленность, навыки, базовые правовые знания и пр.) Одновременно те, кто согласился работать за предлагаемую заработную плату, не всегда ориентированы на надлежащее, профессиональное выполнение своих обязанностей. Они выбирают легкие способы для выполнения служебных задач. Это в первую очередь происходит за счет пренебрежения соблюдением гарантий прав и свобод граждан. Отметим, что рядовые сотрудники милиции и не скрывают такого отношения к службе. Как показали результаты опроса рядовых сотрудников милиции в 10 регионах РФ[8], они не желают нести нагрузку в виде соблюдения гарантий прав и свобод человека за тот размер вознаграждения, который на настоящий момент предлагается им государством.
 
Во многом такое отношение к работе формируется существующей системой обучения правоохранителей, главной целью которой является воспитание дисциплинированного сотрудника, а не сотрудника, грамотного в правовом отношении. Кроме того, начальная подготовка часто не включает в себя необходимого объема практических знаний и навыков. Как показали результаты упомянутого выше опроса рядовых сотрудников милиции, большинство опрошенных не получили никакой дополнительной практической подготовки. При этом они говорили, что при поступлении на службу им чрезвычайно не хватало практических знаний, которые восполнялись уже непосредственно при выполнении служебных заданий, «на ходу».
 
Очевидно, в ситуации, когда обучение может гарантировать только минимальный уровень подготовленности к службе в правоохранительных органах, значение наставничества автоматически становится преобладающим. Институт сложился в советские времена и тогда успешно справлялся со своей функцией передачи опыта и адаптации новых сотрудников. По словам работников правоохранительных органов, начавших службу еще в советской системе, поддержка и опыт старших наставников не только давали им необходимые знания, но и повышали стремление к профессиональному росту.
 
Институт наставничества сохранился, но его содержание радикально изменилось. Многие из высококвалифицированных сотрудников ушли из правоохранительных органов на другую работу из-за деградации правоохранительной сферы в девяностых годах. Сформировать новое профессиональное ядро во многих подразделениях фактически невозможно из-за высокой ротации кадров. Опрошенные руководители подразделений правоохранительных органов отмечали, что для формирования профессионального ядра внутри отделений требуется, чтобы сотрудники работали в нем как минимум восемь лет. Сейчас же средний срок службы сотрудника составляет 3-4 года.[9]
 
Результаты исследовательского проекта «Произвол в правоохранительных органах: практики и первопричины» с очевидностью свидетельствуют, что ротация кадров внутри отделений милиции и других структур является одной из наиболее серьезных проблем. Причем она указывает не только на ненадлежащий уровень оплаты труда, но и на проблему уязвимости сотрудников правоохранительных органов из-за их зависимости от руководства. Права сотрудников милиции плохо защищены, в том числе право на адекватную компенсацию труда.
 
На практике именно от руководителя зависит размер оплаты труда сотрудника. Установленный порядок оплаты труда состоит из двух частей: фиксированной ставки, размер которой определяется штатным расписанием, и разнообразными дополнительными выплатами (премиями, материальной помощью и пр.). По различным данным доплаты составляют от 30 до 60 процентов ежемесячного дохода сотрудников милиции.[10] При этом надбавки – это не разовые выплаты, а постоянная составная часть зарплаты рядового сотрудника. Решение о выплате надбавок конкретному сотруднику определяется руководителем. Порядок принятия таких решений непрозрачен. В результате, доход конкретного сотрудника милиции зависит от расположения к нему начальства. Таким образом, сотрудник вынужден добиваться этого расположения доступными ему способами.
 
Находясь в зависимости от руководителя, добиваясь его расположения, сотрудники правоохранительных органов склонны без критики, беспрекословно исполнять его приказы, даже те, которые идут в разрез с правами человека. Ситуацию усугубляет упоминавшаяся выше низкая правовая грамотность сотрудников, не позволяющая им оценить законность отдаваемого приказа. В случаях, когда незаконность приказа очевидна, сотрудник на практике часто не может отказаться от его выполнения, не только по причине зависимости от руководства, но и потому, что существующие механизмы правовой защиты лиц, отказавшихся от исполнения незаконного приказа, несовершенны.
 
Получается, что, идя на выполнение незаконного приказа, сотрудник правоохранительных органов только усиливает свою зависимость от начальствующего состава, которое с этого момента получает возможность определять не только зарплату подчиненного, но и то, будет ли он подвергнут ответственности.
 
В ходе опроса рядовые сотрудники милиции не скрывали своей зависимости. Ряд респондентов отмечал, что за каждым сотрудником милиции числятся нарушения, за которые они могут быть уволены или даже подвергнуты уголовной ответственности, и что начальство всегда может воспользоваться этим против сотрудника, ставшего неугодным.[11] Примечательно, что сотрудники милиции, осужденные за должностные преступления, при опросе в половине случаев говорили, что те преступления, за которые они были осуждены, являются весьма распространенными. При этом 70% опрошенных работающих сотрудников милиции ответили, что допускали и допускают такие нарушения законности, за которые другие их коллеги были осуждены[12].
 
Выполняя беспрекословно приказы начальства, сотрудник правоохранительных органов рассчитывает на то, что руководство, в свою очередь, не будет обращать внимание на нарушения, которые он допускает в повседневной работе. А это означает постоянное воспроизводство практик, негативно сказывающихся на ситуации с правами человека.
 
Сами правоохранительные органы не очень обеспокоены существованием подобных практик. По данным, полученным в ходе опроса, борьба с преступностью как явлением представляется сотрудникам правоохранительных органов гораздо более значимой задачей, чем обеспечение прав и свобод конкретного человека. Многие из сотрудников правоохранительных органов считают допустимым нарушение прав и свобод человека ради поимки и наказания преступника.[13]
 
Эта уверенность подкрепляется существующей официальной системой оценки, применяемой как к деятельности милиции в целом, так и к работе отдельных ее подразделений и сотрудников. Оценка эффективности борьбы с преступностью производится на основании количественных данных: соотношение раскрытых преступлений и преступлений зарегистрированных. Чем выше число расследованных преступлений, тем лучше оценивается работа отдельного следователя или какого-либо подразделения милиции. Аналогичные количественные показатели применяются и к задержаниям мелких нарушителей и числу пресеченных противоправных деяний. Сотрудники правоохранительных органов стремятся обеспечить высокие показатели всеми возможными способами.
 
Но из-за скудного, не отвечающего современным требованиям материально-технического и финансового обеспечения правоохранительных органов, а так же низкого профессионального уровня сотрудников, обеспечить высокую эффективность работы в реальности невозможно. Во время опросов сотрудники милиции часто говорили об отсутствии в достаточном количестве оргтехники, компьютеров, информационных ресурсов, бензина для патрульных машин и пр.[14]
 
Несмотря на это, из года в год подразделения милиции показывают высокие количественные показатели раскрытых преступлений, пресеченных нарушений и пр. Например, по официальной статистике МВД за 2004 г.[15] раскрываемость изнасилований и покушений на изнасилование составляет 87.5%, в то время как очевидно, что расследование такого рода преступлений является весьма сложным. Достижение высоких показателей отчасти достигается фальсификацией реальной работы по защите граждан от преступлений. На проблему фальсификации отчетности указывал, в частности, Генеральный Прокурор РФ[16]. Граждане остаются незащищенными, что само по себе говорит о несостоятельности правоохранительной политики государства.
 
Хорошие показатели при отсутствии ресурсов достигаются так же за счет минимизации усилий по работе с каждым конкретным нарушением или преступлением. Очень часто это происходит за счет неисполнения или формального исполнения процедур, призванных гарантировать права и свободы человека. Например, вместо реального разъяснения задержанному его прав, сотрудники милиции дают ему подписать бумагу, где эти права перечислены.[17]
 
23 ноября 2002 г. министр внутренних дел издал Приказ № 1150, который, как ожидалось, должен был коренным образом изменить систему оценки работы милиции, отменив процент раскрываемости и введя общественное мнение в параметры оценки. На деле же этот приказ и прилагающиеся к нему инструкции лишь подтверждают «процент раскрываемости преступлений» в качестве одного из основных критериев оценки работы. В приложении к приказу отсутствует регламентация порядка замера и использования общественного мнения для оценки.
 
Очевидно, что в условиях недостатка материально-технических, финансовых и кадровых ресурсов, нереалистичные установки на «борьбу с преступностью» будут в дальнейшем обуславливать практику нарушений прав и свобод граждан.
 
Практика нарушений прав человека сотрудниками правоохранительных органов
 
Изучение и анализ обстоятельств совершения сотрудниками правоохранительных органов конкретных нарушений прав и свобод граждан указывает на наличие непосредственной взаимосвязи между имеющимися проблемами правоохранительных органов и типичными ситуациями, в которых чаще всего правоохранители нарушают права и свободы, а так же конкретными типами нарушений.
 
В рамках исследовательского проекта «Произвол в правоохранительных органах: практики и первопричины» сотрудники Исследовательского Центра «Демос» выявили с помощью сase studies[18] типичные ситуации, в которых сотрудники правоохранительных органов нарушают права и свободы граждан.
 
Первая ситуация – ситуация совершения нарушений, если так можно выразится, «в интересах службы». Исходя из полученных материалов, именно она является наиболее распространенной. В этой ситуации сотрудники милиции идут на нарушения закона для того, чтобы успешно осуществлять свои функции по раскрытию преступлений и поддержанию общественного порядка или, по крайней мере, выдавать на гора показатели успешной работы.
 
В частности, было установлено, что милиция использует пытки и жестокое и унижающее обращение в качестве метода раскрытия преступлений. Посредством насилия сотрудники милиции стремятся получить от подозреваемых и обвиняемых информацию о следах преступления, о сообщниках, о месте нахождения приобретенной преступным путем собственности и пр. Например, сотрудники милиции заподозрили в краже циркулярных пил несовершеннолетнего Б., поскольку в его распоряжении находились ключи от склада, где хранились пилы. Следователь вызвал Б. в отдел милиции в качестве свидетеля. Однако когда Б. явился на допрос, следователь начал избивать его и требовать признаться в краже пил и указать, где они находятся сейчас[19].
 
Получив наводящую информацию при помощи насилия, сотрудники правоохранительных органов осуществляют следственные действия (обыски, допросы, и т.п.) и получают необходимые для судебного разбирательства доказательства. Это существенно облегчает работу сотрудников милиции по раскрытию конкретных преступлений.
 
Вторая ситуация – ситуация использования правоохранительных органов коммерческими или политическими структурами для подавления конкурентов или политических оппонентов. Из материалов case-studies следует, что влиятельные заказчики, передают свои требования начальникам крупных подразделений правоохранительных органов. Например, в городе Воронеже милицией был разогнан санкционированный пикет активистов-экологов. Милиция задержала пикетчиков и доставила их в отделение милиции. Сотрудники милиции, которым указали на незаконность их действий, оправдывались наличием указаний от вышестоящего начальства.
 
Третья ситуация связана с использованием сотрудниками милиции своих полномочий для получения личной пользы или решения проблем своих близких.
 
Четвертая ситуация вызвана необходимостью защищать интересы и статус сотрудников правоохранительных органов. Речь идет о том, что эти интересы и статус зачастую защищаются противоправными способами и сопровождаются нарушениями прав граждан. Чаще всего сотрудники правоохранительных органов используют имеющуюся у них власть и средства принуждения для наказания лиц, совершивших действия, направленные против других сотрудников правоохранительных органов, а так же для укрытия своих коллег от ответственности за совершенные нарушения. Например, сотрудники милиции задержали, необоснованно привлекли к административной ответственности и избили Сажина за то, что ранее он пытался правовыми способами доказать в суде и в прокуратуре вину сотрудников милиции в краже у него газового пистолета[20].
 
Типы нарушений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов в вышеперечисленных ситуациях, – разнообразны. Информация о нарушения прав человека, поступающая от региональных правозащитных организаций, была проанализирована Фондом «Общественный вердикт».[21]
 
При анализе были выделены следующие типичные случаи нарушения прав человека, возникающие во время выполнения правоохранителями служебных обязанностей:
 
1. Применение физического и психологического насилия при задержании и в период разбирательства в связи с подозрением в совершении преступлений
Примеры
4 июля 2004 года сотрудниками Заречного ОМ УВД г. Йошкар-Олы, Республика Марий Эл был незаконно задержан гр-н Алмакаев. После доставки его в помещение правоохранительного органа под пытками, связанными с психическим и физическим воздействием на него, от Алмакаева требовали признания в краже сумки у женщины.
 
Сотрудники милиции Аверин, Свяжин, Басков, Плужников осуждены за превышение должностных полномочий, совершенное ими 4 марта 2003 года в Екатеринбурге. В ночное время в комнате, занимаемой супругами Язовских они провели незаконный обыск, нарушив также и порядок его производства. Когда после обыска потерпевшие были доставлены ими в Верх-Исетский РУВД, Аверин, принуждая Язовских к признанию в совершении кражи избил его, причинив перелом костей носа.
 
2. Необоснованное применение огнестрельного оружия и физической силы при задержании водителей, нарушивших правила дорожного движения
Примеры:
24 мая 2003 г. также в гор. Краснокамске Пермской области милиционер Гусев, не имея предусмотренных ст. 13 Закона Российской Федерации «О милиции» поводов и оснований к применению физической силы и не исполняя установленных ст. 12 того же закона условий и порядка её применения, на глазах многочисленных прохожих кулаками и ногами жестоко избил управлявшего мотоциклом без водительского удостоверения несовершеннолетнего Тужилкина, причинив ему телесные повреждения. В это же время милиционер Сажин насильно повалил на землю пассажиров мотоцикла несовершеннолетних Агафонова и Болотова, не совершивших какого-либо правонарушения, и удерживал их.
 
Оперуполномоченный Алькеевского РОВД Республики Татарстан Фатыхов осужден за превышение должностных полномочий, которые выразились в необоснованном применении огнестрельного оружия при преследовании 4 октября 2003 г. несовершеннолетних водителя мотоцикла Шамсутдинова и его пассажира Харитдинова, которым при этом были причинены пулевые ранения органов соответственно грудной клетки и живота.
 
3. Незаконные задержания и применение насилия к гражданам, не совершившим правонарушения, по явно малозначительным поводам или вовсе без поводов
Примеры
Из заявления гр-ки Мартыновой следует, что 13 августа 2003 г. она была беспричинно избита милиционерами, выдворявшими её из помещения Тетюшского РОВД Республики Татарстан, куда она пришла узнать о судьбе задержанного милиционерами её мужа. При избиении сотрудники милиции причинили ей телесные повреждения.
 
Прокурорской проверкой установлено, что 20 декабря 2003 г. гр-н Марданов был задержан милиционером Краснокамского ОВД Пермской области Иванченко и Драчевым за ссору с женой в собственной квартире. При задержании ему был причинен Иванченко перелом руки.
 
4. Незаконные задержания и применение насилия к гражданам по поводам и основаниям, не связанным с правоохранительной или процессуальной деятельностью
Примеры
1 сентября 2003 г. в г. Набережные Челны Республики Татарстан гр-н Шишкин был незаконно задержан и доставлен в дежурную часть Автозаводского РОВД, где подвергся сотрудниками милиции жестоким издевательствам и избиению, в ходе которых ему был причинен вред здоровью средней тяжести. Поводом для расправы послужило то обстоятельство, что по заявлению Шишкина о подобных незаконных действиях в отношении него 2 года назад были привлечены к уголовной ответственности и осуждены два сотрудника Автозаводского РОВД.
 
Преподаватель лицея № 15 гор. Ставрополя гр-н Кузьмин 5 июня 2001 г. был вызван с рабочего места участковым уполномоченным Промышленного РОВД г. Ставрополя в опорный пункт милиции, где в присутствии милиционеров незнакомый ему гражданский человек стал толкать его и требовать возместить ущерб отцу ученика, с которым у него произошел ранее конфликт. После этого он был избит Беленко и Черновым, сковавшими его наручниками и помещен ими в камеру.
 
5. Применение насилия в присутствии сотрудников милиции их бывшими уволенными со службы коллегами, либо милиционерами, не находящимися при исполнении обязанностей по службе
Примеры
1 сентября 2003 г. в г. Набережные Челны Республики Татарстан гр-н Шишкин был незаконно задержан и доставлен в дежурную часть Автозаводского РОВД, где подвергся сотрудниками милиции жестоким издевательствам и избиению, в ходе которых ему был причинен вред здоровью средней тяжести. Поводом для расправы послужило то обстоятельство, что по заявлению Шишкина о подобных незаконных действиях в отношении него 2 года назад были привлечены к уголовной ответственности и осуждены два сотрудника Автозаводского РОВД.
 
Преподаватель лицея № 15 гор. Ставрополя гр-н Кузьмин 5 июня 2001 г. был вызван с рабочего места участковым уполномоченным Промышленного РОВД г. Ставрополя в опорный пункт милиции, где в присутствии милиционеров незнакомый ему гражданский человек стал толкать его и требовать возместить ущерб отцу ученика, с которым у него произошел ранее конфликт. После этого он был избит Беленко и Черновым, сковавшими его наручниками и помещен ими в камеру.
 
Анализ конкретных дел фонда «Общественный Вердикт» выявил типы нарушений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов для того, чтобы скрыть свои преступления и допущенные нарушения закона:
 
1. Принятие мер к лишению жизни пострадавшего от нарушений законов или преступлений, совершенных сотрудниками милиции
Пример
Следствием по уголовному делу установлено, что после причинения 2 января 2001 г. в городе Грозном Чеченской Республики оперуполномоченным группы по борьбе с терроризмом и организованной преступностью Октябрьского ВОВД города Грозного Лапиным С.В. гр-ну Мурдалову тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, Лапин, скрывая содеянное им, вывез Мурдалова из ИВС, где тот содержался, в «неизвестном направлении». Местонахождение Мурдалова и его судьба до настоящего времени не установлена. Первоначальные следственные действия по факту похищения гр. Мурдалова З.А., тело которого не найдено до сих пор, велись в рамках уголовного дела № 15004 Управлением Генеральной Прокуратуры на Северном Кавказе. В частности, были опрошены свидетели, вынесено постановление о проведении оперативно-следственных работ в колодце, куда по сведениям сбрасывались трупы. Впоследствии поиск был фактически прекращен и материал по данному факту был выделен в отдельное производство и передан Прокуратуре Чеченской Республики. Затем производство по данному факту было приостановлено и никаких фактических мероприятий по поиску тела гр. Мурдалова З.А. не ведется. После двух лет борьбы за справедливость родственников и представителей Мурдалова Лапин был осужден за содеянное.
 
2. Принятие мер к дискредитации пострадавшего
Пример
Милиционеры Краснокамского ОВД Пермской области Иванченко и Драчев, убедившись в незаконности задержания ими 20 декабря 2003 г. за ссору с женой в собственной квартире гр-на Марданова и применения к нему насилия, повлекшего причинение пострадавшему телесных повреждений, пытались представить Марданова пьяным и передать в медвытрезвитель. Однако фельдшер медвытрезвителя его не принял. В связи с этим Марданов был незаконно помещен ими в ИВС.
 
3. Намеренное сокрытие от родственников информации о факте нахождении пострадавшего в органах внутренних дел
Пример
После обнаружения 13 сентября 2002 г. в Тукаевском отделе внутренних дел г. Набережные Челны Республики Татрстан в тяжелом состоянии вызвавшегося на допрос гр-на Хайруллина и доставления его скорой медицинской помощью в состоянии комы в больницу, с целью скрыть происшедшее сотрудники Тукаевского РОВД утром 14 сентября 2002 г. умышленно ложно сообщили сыну пострадавшего, что тот якобы был отправлен в ИВС гор. Набережные Челны.
 
4. Оказание давления на очевидцев случаев нарушений закона
Пример
Из приговора Канавинского районного суда гор. Нижнего Новгорода от 28 мая 2003 г. следует, что в ноябре 2000 г. участковый инспектор горотдела милиции № 1 Канавинского РУВД Нелидов, проводивший служебную проверку по заявлению гр-на Олейника о избиении последнего милиционером Хорьяковым, склонил гр-н Хаврошечкина и Попова дать ложные объяснения, а затем и показания об иных, чем утверждал Олейник, обстоятельствах получения им телесных повреждений. В приговоре суда указывается: «На основании ложных показаний органы предварительного следствия длительное время не могли установить действительные обстоятельства причинения Олейнику телесных повреждений в результате его избиения Хорьяковым и Фроловым».
 
5. Фальсификация документов
Пример
Из жалобы адвоката, ознакомившегося с материалами прокурорской проверки по заявлению гр-на Очелкова в связи с избиением его 17 января 2002 г. сотрудниками милиции, следует, что милиционером Заволжского ГОМ – 1 Нижегородской области Макаровым 17 января 2002 г. был составлен протокол об административном правонарушении, в котором было указано, что Очелков находился пьяным на одной из улиц гор. Заволжье. Между тем, той же проверкой документально подтверждено, что в указанное в протоколе время Очелков находился в ГОМ 1, будучи задержанным по подозрению в совершении хищения.
 
Отчитываясь за работу в 2004 г. Генеральный прокурор РФ подверг серьезной критике органы прокуратуры, ответственные за выявление и расследование нарушений прав и свобод граждан со стороны сотрудников правоохранительных органов.[22] Таким образом, проблема отсутствия эффективного контроля за деятельностью правоохранительных органов осознается даже прокуратурой – тем органом, который призван этот контроль осуществлять. Тем не менее, критика прокуратуры ограничивается лишь вопросами качества прокурорской работы. Официальные лица ничего не говорят о том, что особенности организации прокуратуры таковы, что этот орган оказывается не в состоянии эффективно контролировать сотрудников правоохранительных органов.
 
Причины неэффективности прокурорского контроля, в том числе, прокурорских проверок и расследований по жалобам на пытки, совершенных сотрудниками милиции, обусловлены противоречием между различными функциями, исполняемыми прокуратурой.
 
На прокуратуру законодательно возложены функции как по уголовному преследованию, так и функции по надзору за законностью следствия, дознания.[23] В рамках деятельности по уголовному преследованию, органы прокуратуры ведут расследование различных видов преступлений,[24] а также представляют государственное обвинение в суде, в том числе и по тем делам, по которым следствие осуществлялось другими органами (например, милицией).[25] Представляя обвинение в суде, прокурор опирается на данные, которые были получены в ходе следствия и оперативно-розыскной деятельности (ОРД). Выявляя нарушения при проведении следствия и ОРД, прокуратура ставит под сомнение доказательства по уголовному делу и подрывает позицию обвинения в суде, т.е. собственную позицию.
 
На практике конфликт между функцией уголовного преследования и функцией надзора за дознанием и следствием чаще всего разрешается в пользу укрепления позиций обвинения, нежели разбирательства жалоб подозреваемых и обвиняемых на пытки и иные нарушения. В частности, при интервьюировании сотрудников прокуратуры и милиции в 10 регионах[26] было установлено, что сотрудники прокуратуры своей основной задачей считают преследование преступников. Приоритетом при надзоре за законностью следствия, дознания и ОРД они считают обеспечение учета преступлений, а не борьбу с нарушениями прав подозреваемых и обвиняемых. Ряд респондентов – сотрудников прокуратуры, высказывали пренебрежительное отношение к жалобам граждан на сотрудников милиции, объясняя, что посредством жалоб (в том числе на пытки и незаконное давление) подозреваемые и обвиняемые пытаются уйти от ответственности за совершенные преступления или выражают свою обиду на то, что их привлекли к уголовной ответственности. 
 
Проведенный анализ материалов дел, находящихся в производстве Фонда «Общественный вердикт»[27], показал, что деятельность органов прокуратуры, к чьей компетенции отнесено проведение прокурорских проверок по сообщениям о совершении сотрудниками органов внутренних дел преступлений, а также предварительное следствие по уголовным делам о таковых преступлениях[28], не достигает конечной цели уголовного преследования - изобличения лиц, виновных в совершении преступлений, и привлечение их к уголовной ответственности. Прокуроры, являющиеся по своему правовому положению руководителями уголовного преследования, в полной мере не используют свои полномочия[29] для надзора за законностью деятельности органов предварительного следствия, защиты прав и законных интересов граждан и, в первую очередь, потерпевших от преступлений.
 
В ходе анализа были выявлены следующие типичные случаи нарушения прав человека сотрудниками органов прокуратуры:
1.                        Принятие незаконных процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовных дел по заявлениям о совершении сотрудниками милиции преступлений
2.                        Неправильное применение должностными лицами прокуратуры норм материального права при квалификации незаконных действий сотрудников милиции
3.                        Бездействие надзирающих и вышестоящих прокуроров при вынесении незаконных процессуальных решений (Особое внимание на себя обращает тот факт, что во всех делах незаконные процессуальные решения отменялись не по инициативе надзирающих или вышестоящих прокуроров, а по жалобам потерпевших или их представителей)
4.                        Бездействие должностных лиц прокуратуры при защите прав пострадавших от незаконных действий сотрудников милиции на стадии предварительного следствия
5.                        Низкое качество проводимых проверок по сигналам о совершении преступлений сотрудниками милиции и предварительного следствия по уголовным делам о преступлениях такой категории, волокита при их разрешении, ненадлежащий прокурорский надзор за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства, что приводит к принятию незаконных процессуальных решений
6.                        Волокита, приводящая к истечению сроков привлечения к ответственности
 
Проблема конфликта функций прокуратуры, приводящая к неэффективности контроля за соблюдением прав человека в ходе следствия, дознания и ОРД, и безнаказанности пыток вызывает обеспокоенность правоведов. Эта проблема в частности, вызвала озабоченность Комиссии по правам человека при Президенте РФ. В пояснительной записке к пакету предложений по совершенствованию государственных, судебных и гражданских (общественных) механизмов контроля и ответственности, гарантирующих соблюдение законности и прав человека в деятельности правоохранительных органов и в силовых структурах, разработанных Комиссией, указывается на конфликт функций прокуратуры, приводящий к безнаказанности пыток и других нарушений прав человека.[30] 
 
Единственным реальным способом повышения гарантий прав и свобод человека в связи с деятельностью правоохранительных органов является безотлагательное реформирование правоохранительной системы. Это требование очевидно и для компетентных властей. Однако меры, которые были предприняты в течение последних лет, не доказали своей эффективности. Они не привели к сокращению пыток и жестокого и унижающего достоинство обращения, случаев незаконных задержаний и других нарушений прав и свобод человека сотрудниками правоохранительных органов.
 
Отношение населения к деятельности правоохранительных органов
 
Доверие населения к правоохранительным органам остается на низком уровне. Независимые друг от друга социологические центры демонстрируют крайне низкие показатели доверия граждан к органам правопорядка. Так, последний по времени всероссийский опрос, проведенный фондом «Общественное мнение», показал, что около 40% россиян не доверяют милиции.[31] Аналитический центр Юрия Левады, который по заказу фонда «Общественный вердикт» проводит ежемесячные замеры Индекса произвола правоохранительных органов, с очевидностью показывает, что негативное отношение милиции и тревожные ожидания граждан к правоохранительным органам являются постоянной величиной. Это свидетельствует о том, что правоохранительные органы как институт, обеспечивающий безопасность граждан, в общественном мнении не существует.
 
Около 70% населения считают, что они или их родственники могут стать жертвами противоправного поведения правоохранителей. При этом отметим, что люди не испытывают никаких надежд получить защиту от произвола сотрудников правоохранительных органов, поскольку около 60% населения отказывают в эффективности прокуратуре и суду.
 
Результаты социологических исследований, осуществленных Аналитическим центром Юрия Левады по заказу фонда «Общественный вердикт», также демонстрируют масштаб проблемы применения насилия и недозволенного обращения по отношению к гражданам.
 
По данным исследования «Насилие милиции в отношении подростков»[32] треть подростков 14-17 лет становилась объектом внимания милиции. Причем в половине случаев отношение сотрудников милиции к подростам не отвечало требованиям вежливости, которая вменяется в обязанность правоохранителям. А в 12% случаев общение подростков с милицией заканчивалось их избиением сотрудниками правоохранительных органов (подробнее, см. Таблицу 1). Правонарушений со стороны служителей охраны правопорядка ожидают свыше 70% российских подростков и их родителей. Величина этого показателя такова, что приходится считать его статистической нормой жизни и сознания нынешних россиян. Иными словами, все более распространенным, все более ожидаемым для большинства россиян, как бы рутинным в отношениях государственных служащих органов правопорядка с населением становится – со стороны милиции – поведение без правил и ограничений, демонстрация своего доминирования любыми средствами.
Таблица 1: Нарушения прав подростков сотрудниками правоохранительных органов (в % от сталкивавшихся с милицией за год)
  14 лет 15 лет 16 лет 17 лет в среднем
задержали без всяких оснований / не отпускали домой 15 18 19 35 23
Оскорбляли, унижали 6 20 19 23 18
Угрожали 9 14 19 17 15
Избили 2 11 13 18 12
Другое 2 4 2 2 2
ничего подобного не случалось 68 50 58 42 53
 
Косвенным свидетельством существования проблемы насилия со стороны правоохранительных органов является мнение работников медицинских учреждений. По материалам исследования «Физическое насилие в правоохранительных органах»[33] 73% врачей и среднего медперсонала, оказывающего первую медицинскую помощь пострадавшим в результате несчастных случаев или нападений, считают, что проблема насилия сотрудников правоохранительных органов в отношении задержанных является весьма серьезной.
 
Врачи скорой помощи и травмопунктов чаще других сталкиваются с жертвами милицейского насилия, им хорошо известен типичный характер телесных повреждений пострадавших. Таким образом, оценки работников скорой помощи и травмопунктов основываются на продолжительной практике оказания первой помощи жертвам милицейского насилия. Так, 77% медперсонала бригад скорой помощи приходилось оказывать медицинскую помощь пациентам, пострадавшим от действий сотрудников правоохранительных органов, среди врачей травмопунктов таких было уже 87%. При этом, чаще всего акты насилия, побои или то или иное принуждение совершают работники милиции. На вопрос «Известно ли было Вам, представители каких органов причинили вред пострадавшему?», обращенный к медперсоналу скорой помощи и травмопунктов, было получено следующее распределение ответов (Таблица 2)[34].
 
Органы правопорядка 
В целом Бригады скорой помощи Персонал травмо-пунктов
Милиция 72 68 82
УИН (следственные изоляторы, конвой) 12 12 12
ФСБ  2 2 2
Прокуратура  2 2 2
Суд 2 2 1
Судебные приставы 1 1 2
Другие службы 4 4 4
Неизвестно 7 8 4
Не дали ответа 20 23 14
 
Проблема распространения практики насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов усугубляется тем обстоятельством, что в подавляющем большинстве случаев персонал скорой помощи, но в еще большей части – травмопунктов, обязан сообщать о травмах, полученных со стороны милиции той же самой милиции. Зачастую, такого рода факты не фиксируются, а применяющие насилие сотрудники правоохранительных органов остаются безнаказанными.
 
В последние два года число привлекаемых к уголовной ответственности сотрудников правоохранительных органов возросло. Заместитель главы МВД России, генерал-полковник Александр Чекалин сообщил, что в прошлом году службой собственной безопасности МВД к уголовной ответственности было привлечено 3720 сотрудников органов внутренних дел[35]. Однако объем нарушений, факты пыток и жесткого и унижающего достоинство обращения и незаконных задержаний не сократился. Карательные санкции в отношении сотрудников правоохранительных органов без реформирования правоохранительной системы не могут привести к улучшению ситуации с правами человека.
 
Деятельность правозащитных организаций по защите от нарушений прав человека со стороны правоохранительных органов. Давление на правозащитников
 
В отсутствии надежд получить защиту от нарушений прав человека сотрудниками правоохранительных органов, некоторые граждане обращаются за помощью в правозащитные организации. В течение последних пяти лет, в России сформировалась сеть правозащитных организаций, профессионально занимающихся мониторингом нарушений прав человека сотрудниками правоохранительных органов, а также обеспечивающих правовую защиту жертвам таких нарушений. Количество таких организаций в России невелико, но имеющиеся доказали свою эффективность. На их счету выигранные в судах дела, в результате которых сотрудники правоохранительных органов, виновные в нарушении прав человека, были привлечены к ответственности. Эти организации осуществляют активное взаимодействие с международными органами защиты прав человека, доводят до сведения общественности факты нарушений.
 
Многие из этих организаций стремятся к диалогу с властями России с целью добиться реформы правоохранительных органов и снижения числа нарушений прав человека со стороны правоохранительных структур.
 
Вместо этого, в последнее время участились случаи давления со стороны государства на эти организации и их сотрудников. Например, в апреле 2004 года после выпуска Казанским правозащитным центром книги о неправомерных действиях сотрудников правоохранительных органов Республики Татарстан вокруг организации произошел целый ряд событий. У квартиры родителей одного из основателей Центра и соавтора книги была обнаружена боевая граната Ф-1 («лимонка») со сдернутой чекой, которая не взорвалась по счастливой случайности из-за заводского брака. На офис Центра было совершено разбойное нападение двух людей в масках,  которые разгромили оргтехнику. Сотрудники Центра в неформальных беседах с представителями правоохранительных структур получали угрозы в свой адрес. По местным государственным каналам в новостных программах были показаны негативные сюжеты о деятельности Центра и о его руководителях. Управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД Татарстана начало проверку всей финансовой деятельности Центра, что практически парализовало работу организации в течение почти месяца. При этом в результате проверки нарушений закона в деятельности Центра не было обнаружено. Есть весьма весомые основания констатировать, что причиной событий, случившихся вокруг Центра и его сотрудников, явилась их профессиональная деятельность по защите прав человека от незаконных действий правоохранительных органов.
 
В октябре 2004 года  сотрудник Йошкар-Олинской НПО «Человек и закон», которая действует в Республике Марий Эл и также работает в области защиты прав человека от неправомерных действий правоохранительных органов, был ранен в результате разбойного нападения на его квартиру двух людей в масках. По мнению сотрудников организации, это нападение является результатом профессиональной деятельности их коллеги по защите прав человека.
 
Давление на правозащитные организации и правозащитников само по себе является грубым нарушением международных обязательств, взятых на себя Российской Федерацией. Вместе с тем, преследование тех правозащитников, которые занимаются проблемой нарушения прав человека в правоохранительных органах, создает впечатление, что компетентные власти не желают учитывать общественный интерес в реформе правоохранительной системы.
 
Выводы
 
Подводя итог вышесказанному, хочется отметить, что имеющийся комплекс взаимосвязанных проблем внутри правоохранительной системы России в сочетании с отсутствием политической воли к их решению, неэффективностью предпринятых мер реформирования, – будет продолжать служить источником систематических нарушений прав и свобод граждан.
 
Рекомендации:
1.  Руководство Российской Федерации должно должным образом оценить проблему нарушения прав человека сотрудниками правоохранительных органов.
2.  Руководство Российской Федерации должно предпринять шаги к разработке и реализации программы реформирования правоохранительной сферы.
3. При разработке таких программ руководство Российской Федерации должно ориентироваться на современные, признанные международным сообществом представления о стандартах правоохранительной службы в развитом демократическом государстве, гарантирующем права и свободы человека.
4. Существенная часть усилий при реформировании правоохранительных органов должна быть направлена на приоритезацию прав человека в деятельности правоохранительных органов
5.  К разработке таких программ  руководство Российской Федерации должно привлекать представителей гражданских и правозащитных организаций, специализирующихся на проблемах правоохранительных органов, и экспертов с международно-признанной квалификацией.
6.  Руководство Российской Федерации должно обеспечить публичность процесса разработки программ реформирования правоохранительной сферы, а так же широкое обсуждение общественностью предлагаемых решений. 

[1] Информация о проекте и его материалы доступны на Интернет-сайте Центра «Демос» www.demos-center.ru/projects/52FB039 , а так же на странице проекта на Интернет-сайте Московской Хельсинкской группы www.mhg.ru/proizvol
[2] Информация, которой располагает фонд «Общественный вердикт» доступна на Интернет-сайте фонда
www.publicverdict.org
[3] За дополнительной информацией просьба обращаться к Шепелевой Ольге по адресу
shepeleva@lycos.com, к Новиковой Асмик по адресу asmik.novik@list.ru и к Таубиной Наталье по адресу ntaubina@publicverdict.org
[4] Выступление на расширенном заседании коллегии Министерства внутренних дел РФ 16 марта 2005 г. Опубликовано на сайте МВД
http://www.mvd.ru/index.php?newsid=5137
[5] Выступление на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ 21 января 2005 г.. Опубликовано на сайте Генеральной Прокуратуры http://genproc.gov.ru/ru/news/news_current.shtml?2005/01/619.html
[6] Выступление на  заседании расширенной коллегии МВД России 16 февраля 2005 г. Опубликовано на официальном сайте Правительства РФ www.government.ru/data/news_text.html?he_id=764&news_id=16676
[7] Подробнее о проекте и его результатах смотри на сайте www.demos-center.ru или на Интернет-странице проекта http://www.mhg.ru/proizvol
[8] Интервьюирование проводилось в рамках исследовательского проекта «Произвол в правоохранительных органах: практики и первопричины» республиках Адыгея, Татарстан  и Коми, Алтайском и Красноярском краях, а так же в Свердловской, Воронежской, Нижегородской, Тверской и Пермской областях.
[9] Интервьюирование проводилось в  рамках исследовательского проекта «Произвол в правоохранительных органах: практики и первопричины»  республиках Адыгея, Татарстан  и Коми, Алтайском и Красноярском краях, а так же в Свердловской, Воронежской, Нижегородской, Тверской и Пермской областях. Так же см. статью Варыгина С.М. Личность преступника в погонах. Современное право №6, 2003 г.
[10] Из интервью с рядовыми сотрудниками милиции, проводившихся в рамках исследовательск
30.05.2005

Назад...