Общественное расследование

Дело Сергея Ляпина

История, случившаяся с Сергеем, началась в ночь с 24 на 25 апреля 2008 года, когда отец четырех детей отправился в гаражный массив собирать металлолом. Трудно сказать точно, сколь долго Сергей увлекался таким способом проводить ночи, но этот раз совершенно определенно стал  последним. Проходя мимо одного из гаражей, он увидел, что ворота этого гаража приоткрыты. Чтобы проверить все ли там в порядке, мужчина зашел внутрь. Убедившись, что гараж пуст, Сергей направился к выходу, однако там его уже поджидали два сотрудника милиции. Служители закона попросили Сергея пройти с ними в отделение для проверки документов. Несмотря на то, что документы у Ляпина были при себе и проверить их в общем-то было совсем не сложно, «не отходя от кассы», то есть от гаража. А потом началось самое интересное.

Факт изъятия личных вещей у пострадавшего, конечно, вызывает досаду, но меркнет по сравнению с тем, что Сергею пришлось пережить дальше. Ляпин вспоминает сотрудника тогдашней еще милиции Каштанова, который выудил откуда-то капроновый, похожий на буксировочный трос, усадил Сергея на пол, пропустил трос сначала через наручники, потом обмотал шею с ногами и все это затянул таким образом, что голова Сергея оказалась зажатой у него между ногами. После этого изобретательный милиционер попеременно надавливая то на спину, то на ноги, прижимал свою жертву к полу. Шоу продолжалось примерно час, после чего довольный собой товарищ развязал Сергея, перестегнул наручники вперед и отвел его в камеру. Но отдых был недолгим, так как подошедшему в отделение второму сотруднику милиции тоже захотелось попробовать пыточные приемы коллеги на живом человеке. Однако, повторять все то же самое было бы слишком скучно, не правда ли? Решив разбавить рутину с тросом, коллега достал коробочку с проводами и подключил их к мизинцам Сергея. В перерывах задержанного еще поколачивали, но это даже уже воспринималось им как некая передышка. А потом, чтобы хоть как-то оправдать нанесенные повреждения, на пострадавшего был составлен протокол об административном правонарушении – сопротивлении сотрудникам милиции при задержании. 

Чувствуя себя уже как жертва инквизиции, Сергей начал соглашаться с тем, что ему приписывали, и под чутким руководством того же господина Каштанова сказал все, что требовалось, при проверке показаний на месте все в тех же гаражах. Потом пять суток ареста, подписание нужных следствию бумаг.

И вроде бы все так красиво получалось: непонятный мужчина болтается по гаражам ночью, отважные сотрудники милиции его хватают за руку при попытке завладеть чужим добром, он, чувствуя свою неправоту, удирает, они его ловят, все счастливы – справедливость восторжествовала…

Утром Сергей обратился в больницу, где ему диагностировали многочисленные ушибы и термические ожоги обеих кистей. Естественно, как это обычно бывает, милиционеры Сергея не били, а только «мягко ограничивали свободу его движений, дабы аккуратно препроводить безобразника в отделение». Сергей же о себе не заботился и намеренно по пути в милицию занимался членовредительством: видимо, тайком вытаскивая из кармана заранее припасенный на этот случай аккумулятор, параллельно с этим нанося себе удары и справа и слева.

Такая версия, безусловно, имеет право на жизнь, если бы не заключение медиков, которые наотрез отказались соглашаться с тем, что такие травмы могли быть нанесены человеком себе самостоятельно без посторонней помощи. Вывод, прямо скажем, не очень удобный для следствия.

Некоторое время следователь и заместитель руководителя Дзержинского следственного отдела не могли договориться, нужно ли возбуждать уголовное дело по заявлению Сергея Ляпина или нет, но потом решили, что все-таки излишне утруждать себя не стоит. Надо заметить, что господин Кокин, занимающий на тот момент должность заместитель руководителя Дзержинского следственного отдела, теперь пошел на повышение и возглавляет уже следственный отдел одного из районов Нижнего Новгорода.

Дзержинский суд отказ в возбуждении уголовного дела оставил в силе. Сотрудниками Межрегионального комитета против пыток была направлена жалоба в Европейский Суд по правам человека. В конце 2011 года она была коммуницирована, в ближайшее время по ней ожидается решение.

Вполне возможно, что наш герой не исключительно из праздного интереса заглянул в тот злосчастный гараж. Но даже если он собирался вынести из него не корявую железяку, а «Майбах», это никоим образом не должно влиять на факт совершения какого-либо другого преступления, тем более со стороны тех, кто преступления у нас как бы призваны предотвращать.

Назад...