Общественное расследование

Дело Алексея Алаева

10 марта 2006 года около 16 часов Алексей Алаев находился у себя, когда позвонили в дверь.  Звонившие представились сотрудниками газовой службы. Открыв дверь, мужчина увидел перед собой двух молодых людей и женщину (как выяснилось позже, это были сотрудники управления федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (УФКСН). Один из незваных визитеров ударил хозяина квартиры, остальные, не мешкаясь, ворвались в жилище, скрутили и избили Алексея.

Об этом рассказал юристам общественной организации «Комитет против пыток» адвокат Алаева господин Шульпин, к которым он обратился за юридической помощью.

Приняв ворвавшихся за грабителей, Алаев попытался спастись – ему удалось вырваться от «налетчиков» и позвонить в соседнюю по тамбуру дверь, но на беду никого в квартире не оказалось. Зато, наконец, неизвестные соизволили представиться, и Алексей уже не оказывал сопротивления, когда на него надели наручники.

Дальше, по его словам, его поставили на колени в прихожей и начали жестоко избивать в течение нескольких минут. Впоследствии судмедэксперты диагностируют у Алаева телесные повреждения в виде двойного перелома перегородки носа, четырех выбитых зубов, многочисленных кровоподтеков.

Постепенно в квартиру стали приходить другие сотрудники УФСКН, приехала следователь Колесникова. Там же Алаев был лично досмотрен сотрудником УФСКН Сорокиным, о чем был составлен протокол. Затем сотрудники УФСКН составили рапорт об обнаружении признаков преступления. В нем, в числе прочего, было указано, что при задержании Алаев оказал активное сопротивление и поэтому к нему была применена физическая сила. Также сотрудники УФСКН взяли объяснения с понятых, однако, объяснения Кислова и Красоня касались исключительно процедуры обыска и выемки наркотиков. Кроме того, был опрошен сам Алаев. Затем его отвезли в изолятор временного содержания при, где он пробыл до следующего утра.

11 марта 2006 года в здании областного УФСНК Алаев был допрошен следователем УФСКН Борисовой в качестве подозреваемого, после чего ему было предъявлено обвинение в совершении 4-х преступлений, предусмотренных ст. 228 УК РФ. В тот же день следователь Борисова уведомила председателя районного суда и прокурора района о производстве обыска в жилище без судебного решения. Также следователь возбудила перед судом ходатайство о проведении проверки законности произведенного обыска. Районный суд признал его законным.

Тем временем, судом в отношении Алаева была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, и он был доставлен в следственный изолятор города. При поступлении его осмотрел дежурный врач и установил у Алаева кровоподтеки на лице и ссадины на руках. В этой связи дежурный написал на имя начальника изолятора рапорт, в котором изложил результаты осмотра.

13 марта 2006 года Алаеву, находившемуся в изоляторе, указали написать объяснительную. В ней Алексей указал, что он получил имеющиеся у него телесные повреждения при задержании, что свидетелей не было, что от проверки по данному факту он отказывается и что к администрации изолятора у него претензий нет.

26 апреля 2006 года судебно-медицинский эксперт Киселева вынесла свое заключение, согласно которому  повреждения на теле Алаева возникли от действий тупых предметов, возможно в результате ударов руками, ногами, причинившие легкий вред здоровью.

3 мая 2006 года следователь Борисова, получив результаты экспертизы, выделила из уголовного дела материалы по факту причинения Алаеву телесных повреждений и направила материал в прокуратуру района. В середине мая 2006 года уголовное дело в отношении Алаева было передано в суд.

29 июня 2006 года судом были исследованы письменные доказательства по обвинению, предъявленному Алаеву. Затем суд перешел к прениям сторон. Адвокат Алаева в своей речи еще раз указал на обстоятельства причинения травм Алаеву и превышения полномочий сотрудниками УФСКН.

После последнего слова обвиняемого суд приговорил Алаева к 5 годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Также в приговоре суд дал оценку действиям сотрудников УФСКН. Суд указал, что нарушений условий, а также превышения пределов применения физической силы и специальных средств при задержании Алаева не установлено, поскольку сотрудники УФСКН являются сотрудниками милиции и действовали в пределах прав, предоставленных им статьями Закона РФ «О милиции».

21 марта 2006 года Алаев обратился в прокуратуру Сормовского района с жалобой на действия сотрудников УФСКН. В жалобе Алаев описал события, произошедшие 10 марта 2006 года в его квартире, описал причиненные ему телесные повреждения. Кроме того, 22 марта 2006 года с аналогичным заявлением в прокуратуру обратился адвокат Алаева Шульпин.

По фактам, изложенным в жалобе Алаева, 23 марта 2006 года прокуратурой района была начата проверка, по результатам которой 3 апреля 2006 года заместитель прокурора Сормовского района Арефьев вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. При принятии такого решения Арефьев руководствовался объяснениями сотрудников УФСКН.

3 мая 2006 года следователь Борисова, получив результаты судебно-медицинской экспертизы Алаева, выделила из уголовного дела материалы по факту причинения Алаеву телесных повреждений и направила материал в прокуратуру района. Данный материал был приобщен к материалам проведенной прокурорской проверки. Тем не менее, повторная проверка так и не была инициирована, несмотря на результаты судебно-медицинской экспертизы.

29 июня 2006 года адвокат Алаева Шульпин обратился в общественную организацию «Комитет против пыток», специализирующуюся на проведении независимого общественного расследования и представлении интересов жертв пыток в национальных и наднациональных органах, с просьбой оказать Алаеву юридическую помощь и провести общественное расследование по факту применения к тому насилия со стороны сотрудников милиции. Шульпин передал письменную жалобу Алаева, а также дал свои объяснения.

24 ноября 2006 года правозащитники обратились к прокурору района с жалобой на постановление от 3 апреля 2006 года, указав на неопрошенных следствием лиц. Прокурор района Платошкин, в свою очередь, отказал в удовлетворении жалобы, переписав в своем постановлении формулировку из приговора суда, вынесенного в отношении Алаева.

Весной 2007 года Комитет против пыток обратился с рядом обращений в прокуратуру Нижегородской области и в Генеральную прокуратуру РФ. По результатам рассмотрения данных обращений 10 мая 2007 года сам же Платошкин отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Прокурор указал, что постановление является незаконным, т.к. «оно вынесено по неполно проверенным данным и подлежит отмене».

Несмотря на это, 14 мая 2007 года заместитель прокурора района Михалев вынес повторное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, полностью идентичное предыдущему. Вновь юристы Комитета обратился в прокуратуру Нижегородской области и в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой отменить это постановление. Также 3 октября 2007 года правозащитники обжаловал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в районный суд. Помимо прочего указав, что в отношении Алаева была нарушена ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а проверка по его жалобе не соответствовала критериям эффективности, выработанным Европейским судом по правам человека.

Тем не менее, суд, а затем и кассационная инстанция по формальным основаниям признали постановление об отказе в возбуждении уголовного дела законным, отклонив доводы правозащитников. 

По результатам общественного расследования Комитет против пыток пришел к выводу, что в отношении Алаева государство нарушило положения статей 3 и 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Поскольку на национальном уровне не удалось добиться восстановления прав заявителя, правозащитники были вынуждены обратиться в Страсбург.

10 марта 2009 года специалистами Комитета против пыток в интересах заявителя была подана жалоба в Европейский суд по правам человека, в которой доказывалось нарушение Российской Федерацией в отношении Алаева  ст. 3 и 13 Европейской конвенции по правам человека. 

На данный момент жалоба рассматривается Европейским судом по правам человека.

Назад...