Общественное расследование

Дело Дмитрия Очелкова

2 февраля 2002 года в Комитет против пыток за юридической помощью обратился житель города Заволжье (Нижегородская область) Дмитрий Очелков.

Он сообщил правозащитникам, что 16 января 2002 года был задержан милиционерами по подозрению в хищении автомобиля и доставлен в городской отдел милиции, где ему предложили сознаться в этом преступлении. Отказ Очелкова был воспринят двумя стражами порядка как руководство к действию. Один из них вытащил наручники и застегнул задержанному руки за спиной, второй – связал веревкой руки и ноги. Довольные своей работой милиционеры удалились из кабинета, оставив задержанного в позе «ласточка»*.

*«Ласточка» — способ пытки, при котором человеку связывают либо фиксируют наручниками руки и ноги за спиной, сковывая их между собой. Человек может быть подвешен, его могут бить или просто держать в таком состоянии продолжительное время».

После подобной часовой экзекуции Очелков согласился рассказать следователю все, что потребуют сотрудники милиции. 

На следующее утро в кабинете следователя он, надеясь на защиту, рассказал о творимых милиционерами бесчинствах, однако следователь не стала его слушать и потребовала увести задержанного.

На этот раз обозленные «предательством» Очелкова милиционеры сопроводили «ласточку» еще и избиениями. Били руками, ногами и даже ножкой от стула. Пытки, по словам Дмитрия, продолжались с 7 часов утра и до обеда. В перерыве к истязателям присоединялся третий милиционер. Последний был еще более изобретательным – он засовывал в рот Очелкову пробки от пивной бутылки и бил по глазам.

В 16.00 «готового» Дмитрия вновь привели к следователю, и на этот раз он подтвердил написанные ранее оперативниками показания. Добившись своего, задержанного выпустили из отдела, предварительно составив на него протокол об административном правонарушении.

Отец заявителя, увидев состояние сына, отвез его в Заволжскую городскую больницу, где Дмитрий находился на лечении в хирургическом отделении с 17 по 29 января. Судмедэксперт диагностировал у пациента сотрясение головного мозга, многочисленные кровоподтеки и ссадины. По мнению медика, эти травмы могли образоваться в пределах суток до госпитализации.

В ходе официального расследования прокуратурой по заявлению Очелкова так и не были даны убедительные и непротиворечивые объяснения тому, как именно Дмитрий получил телесные повреждения. Заявителю и его представителю не был обеспечен доступ к расследованию, его не всегда информировали о принятых по делу решениях.

С момента подачи жалобы Дмитрия в прокуратуру было вынесено одно решение об отказе в возбуждении уголовного дела и девять постановлений о прекращении уголовного дела. Все эти решения, кроме последнего, по жалобам юристов Комитета против пыток, были отменены вышестоящими прокурорскими инстанциями или судами как необоснованные и незаконные.

22 апреля 2005 года адвокат Комитета против пыток Юрий Сидоров, представлявший интересы Дмитрия Очелкова, обратился в Городецкую прокуратуру с ходатайством об ознакомлении с материалами уголовного дела с использованием технических средств. В том числе адвокат просил снять копию видеозаписи показаний на месте и следственного эксперимента. Однако в удовлетворении ходатайства о снятии копии с видеозаписи следственного действия заместителем прокурора Городца ему было отказано. При этом он сослался на то, что видеокассета с записью проверки показаний на месте не является материалом уголовного дела, а является вещественным доказательством. Это решение было обжаловано  прокурору города, который также отказал в снятии копии. В свою очередь решение прокурора было обжаловано в Нижегородскую областную прокуратуру. Только там 29 августа 2005 года оно, наконец, было признано незаконным и отменено.

Отметим, что за преступления, в которых полицейские обвиняли Очелкова, он так и не был привлечен к ответственности за отсутствием против него улик.

Однако злоключения Дмитрия не ограничились пытками в милиции Заволжья.

20 февраля 2003 года он вновь обратился в Комитет против пыток с заявлением о том, что 14 февраля 2003 года около 15 часов он был задержан сотрудниками ДПС и доставлен в Балахнинский ГОВД. В 24-м и 25-м кабинетах его вновь допрашивали «с пристрастием» по подозрению в совершении хищения. Били, надевали противогаз, перекрывая кислород, пытали током.

Согласно акту судебно-медицинского освидетельствования от 18 февраля 2003 года, у Очелкова имелись телесные повреждения в виде многочисленных ссадин, кровоподтеков на теле и лице. Повреждения возникли «в результате воздействия твердого тупого предмета».

Версия сотрудников Балахнинского ГОВД о том, что телесные повреждения у Очелкова могли образоваться от ударов о выступающие части дверного проема и кузова автомобиля, опровергается показаниями свидетелей задержания и другими доказательствами.

18 февраля 2003 года жалоба от Очелкова на очередное избиение в милиции поступила в  прокуратуру г. Балахны. Проверки, проводившиеся по его жалобе на действия сотрудников ОВД г. Балахны также, по мнению правозащитников, также не соответствовали стандартам эффективного расследования, установленным Европейской Конвенцией. В основу постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела брались объяснения самих сотрудников ОВД г. Балахны. В течение длительного времени следователи прокуратуры не опрашивали свидетелей задержания. Не были проведены обыски с целью обнаружения прибора, с помощью которого к Очелкову подключали ток, а также противогаза. Не проводилась медицинская экспертиза, которая могла бы установить наличие или отсутствие физических следов удушения и применения электротока.

С момента подачи в прокуратуру жалобы по этому эпизоду до возбуждения уголовного дела прошло более пяти лет. За это время девять раз выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и все девять раз они отменялись. 6 декабря 2005 года уголовное дело было в очередной раз возбуждено. 5 мая 2006 года оно было прекращено следователем Балахнинской городской прокуратуры господином Рябининым. 

17 марта 2009 года адвокатом Дмитрия Очелкова была направлена жалоба на постановление следователя о прекращении уголовного дела от 05.05.2006 года. 20 апреля 2009 года суд г. Балахны отказал в удовлетворении указанной жалобы. На данное решение суда была подана жалоба в кассационном порядке.

23 июня 2009 года судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда отказала адвокату Дмитрия в удовлетворении жалобы, и при этом решение суда первой инстанции отменила, указав, что такая жалоба вообще не должна была рассматриваться. Производство по жалобе было прекращено.

Исходя из этого, юристами Комитета против пыток был сделан вывод о том, что компетентные власти России не выполнили вытекающего из ст. 3 Конвенции обязательства провести эффективное расследование по жалобе на пытки. И поскольку в России права Дмитрия государство защищать отказалось, Очелков был вынужден  искать защиты в Европе.

6 мая 2005 года специалистами Комитета против пыток, представляющими интересы Дмитрия, была подана жалоба в Европейский суд по правам человека, в которой доказывалось нарушение Российской Федерацией в отношении Очелкова ст. 3 и 13 Европейской конвенции по правам человека. 

18 февраля 2009 года жалоба была коммуницирована.

4 августа 2009 года Комитет против пыток получил копию меморандума Уполномоченного РФ при Европейском суде по правам человека, в котором и содержится «позиция» по делу.

Позиция Российской Федерации свелась к следующему. Как указали власти, «в ходе рассмотрения жалоб Очелкова следственным органом учитывались и подвергались тщательной проверке все доводы заявителя, однако достаточных данных, указывающих на причинение телесных повреждений Очелкову сотрудниками милиции, не было получено». По мнению государства, «в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона по уголовному делу были выполнены все необходимые следственные действия, направленные на установление истины».

Государство-ответчик сделало вывод, что многочисленные телесные повреждения, зафиксированные врачами, могли быть получены Дмитрием «по его собственной неосторожности». Например, при посадке в патрульную автомашину Очелков «ударялся плечами и другими частями тела о выступающие части автомашины». Травмы лица Дмитрий также мог получить «при падении с лестницы».

Выводы нижегородского следствия о том, что Дмитрий во время беседы с оперативником «дважды просился выйти в туалет и дважды ударялся головой о книжную полку, висевшую на стене над стулом» российские власти оставили без комментариев.

Правозащитников, однако, насторожило, что должностными лицами колонии, где содержится Очелков, проводятся «беседы» с Дмитрием – как указали власти – «в целях выяснения условий мирового соглашения с заявителем». На деле власти призывали Дмитрия к подписанию бумаг об отзыве жалобы.

Заметим также, что Российская Федерация предоставила Суду лишь малую толику материалов прокурорского расследования. Большую часть предоставленных материалов занял приговор самому Очелкову, не имеющий отношения к жалобе Дмитрия на пытки.

24 августа 2009 года Межрегиональный Комитет против пыток направил в Европейский суд по правам человека свои возражения на меморандум властей по жалобе Дмитрия Очелкова.

В своих возражениях правозащитники полностью опроверг доводы властей, еще раз указав на очевидные доказательства истязаний, которым подвергся Очелков, и несостоятельности прокурорского расследования. Также были представлены требования о размере справедливой компенсации, которую может получить Дмитрий за нарушения его прав.

С момента обращения Дмитрия Очелкова в прокуратуру в 2002 году и вплоть до настоящего времени ни один из сотрудников милиции, которые, по утверждениям заявителя, принимали участие в пытках, не был привлечен к ответственности.

Сам Очелков приговором Нижегородского областного суда от 4 марта 2005 года был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 162 (разбой, совершенный организованной группой), п "а" ч. 4 ст. 158 (кража, совершенная организованной группой), ч. 2 ст. 209 (участие в вооруженной группе), и ему было назначено наказание в виде 13-ти лет лишения свободы.

11 апреля 2013 года Европейский Суд по правам человека вынес решение сразу по двум эпизодам, которые, имели место быть: в 2002 году в Заволжье, а в 2003 – в Балахне. Суд признал власти России виновными в пытках, которые дважды применялись к Дмитрию милиционерами, а также в отсутствии эффективного расследования этих преступлений. ЕСПЧ обязал выплатить родственникам Дмитрия Очелкова 20 000 Евро, так как заявитель умер от туберкулеза в сентябре 2012 года.

Назад...