Общественное расследование

Дело Никиты Данишкина

Утром 25 декабря 2010 года сотрудники Центра противодействия экстремизму при ГУВД РФ по Нижегородской области (далее ЦПЭ) выехали на обыск к двадцатипятилетнему Никите Данишкину. Он жил в Свердловской области, но учился в Нижнем Новгороде. При обыске у него была обнаружена взрывчатка. Тем не менее, Данишкин настаивал, что ему ее подкинули. Предоставленные ему «явку с повинной» и «чистосердечное признание» подписывать отказывался.

Об этом рассказал сам Никита, который обратился 1 февраля 2011 года за юридической помощью в нижегородское отделение МРОО «Комитет против пыток».

Со слов Данишкина, через какое-то время в помещении, куда его привели, появился начальник нижегородского ЦПЭ Алексей Трифонов и задал вопрос, узнал ли его сидящий перед ним и скованный в наручники «боевик». Никита ответил, что не узнал, и тут же получил удар кулаком в грудь, отчего завалился набок. Трифонов на этом не остановился и продолжил наносить удары, даже несмотря на замечания коллег из соседнего кабинета.

Никита рассказал, что спустя некоторое время, в помещение вошли еще четверо сотрудников ЦПЭ и стали вновь требовать подписать явку с повинной и склонять Данишкина к самооговору, но он твердо стоял на своём. Тогда ему приказали сесть на пол. Не дождавшись исполнения своего приказа, милиционер самостоятельно опрокинул задержанного со стула. После того как Данишкин оказался на полу, правоохранители начали коллективно его избивать. Продолжительная экзекуция на время прерывалась, чтобы тот мог «подумать» и дать добровольное согласие пополнить список пойманных борцами с экстремизмом «преступников». Наконец, когда сотрудники поняли, что задержанный не «расколется», они решили перейти к более радикальным мерам.

Из неведомых задворков отдела ЦПЭ был извлечен толстый шнур, на обоих концах которого были металлически крюки. Один из милиционеров начал им связывать ноги Никиты чуть выше стоп. Затем подтянул ноги к туловищу, таким образом, что пятки оказались прижатыми к паховой области. Из двух свободных концов шнура он связал петлю (узел), которая находилась на уровне груди жертвы, чуть ниже шеи, и продел концы шнура через его шею и через наручники. Потом свободные концы троса милиционер стал тянуть вверх, поднимая Данишкина над полом так, что руки в наручниках стали выкручиваться, выламывая суставы, а грудь упиралась к стопам, петля сдавливала горло, перекрывая доступ воздуха к легким.

Подняв человека таким образом над полом, правоохранитель дергал в воздухе концы троса вверх-вниз, от чего его жертва складывалась как «гармошка» нависая над полом. Затем он отпускал концы, бросая  кричащего от боли Данишкина об пол. Страж порядка повторял эту процедуру несколько раз, пока задержанный не потерял сознание. Очнувшись, Данишкин понял, что его кто-то держит ссади, но ноги все подкашивались, и услужливые милиционеры посадили его на стул. Заняв удобные позы, все участники процесса продолжили заниматься своими делами: Данишкин – просьбами об оказании ему медицинской помощи, а «эшники» – требованиями подписать явку.

В какой-то момент, как вспоминал Данишкин, один из сотрудников не выдержал его строптивости и ударил по ребрам и по лицу, разбив ему, таким образом, губу, из которой потекла кровь. Данишкин начал судорожно её вытирать обо всё, что попадало ему под руку. Неожиданно от вида крови, или же от подозрения, что после удара у жертвы сломались ребра, оперативники, видимо, почувствовали на душе легкую тревогу и решили впредь общаться деликатнее. Для начала они вежливо попросили Данишкина не вытирать кровь об мебель и об стены.

Между тем день уже близился к ночи, отчаявшись добиться признательных показаний, погрустневшие борцы с  экстремизмом повезли задержанного в изолятор временного содержания (далее ИВС). Оттуда он потом отправился в больницу №40, где у него и были зафиксированы множественные телесные повреждения.

В поисках справедливости Данишкин обратился с заявлением в Следственный комитет, однако это принесло ему только новые проблемы. По его словам, через несколько дней его опять вывезли в ЦПЭ, где с веселыми комментариями и довольными насмешками пытавшие его сотрудники цинично цитировали ему поданное на них же заявление. Также они настоятельно рекомендовали ему это заявление забрать, но Никита решил идти до конца.

Однако добиться восстановления справедливости оказалось очень непросто. Следствие длится уже третий год. Шесть раз сотрудники Следственного комитета отказывали по различным обстоятельствам в возбуждении уголовного дела.

Следователь следственного отдела Канавинского района господин А.С. Новиков, проводивший последнюю проверку, установил, что Данишкин, на самом деле, попытался убежать от своих конвоиров во время этапирования из отдела ЦПЭ в ИВС. Но оперативник догнал беглеца и уронил на землю подсечкой, надев на него наручники. Вот именно это обстоятельство (падение на землю из-за подсечки), по мнению следователя, послужило причиной возникновения множественных повреждений на теле Данишкина.

Юристы Комитета против пыток, представляющие интересы Данишкина, неоднократно пытались отменить это постановление следователя, обращаясь в прокуратуру и суд, однако упомянутые инстанции сочли его законным, несмотря на то, что данная версия не подтверждается ничем, кроме показаний сотрудников ЦПЭ.

На сегодняшний день правозащитники планируют направить по данному факту жалобу в Европейский суд по правам человека, поскольку все средства правовой защиты на национальном уровне были исчерпаны.

Назад...