Общественное расследование

Дело Сергея Титорова

7 августа 2010 года в реанимации Саровской клинической больницы (Нижегородская область) от геморрагического шока, вызванного острой кровопотерей в связи с разрывом селезенки умер Сергей Титоров. В прошлом он прошел службу в войсках ВДВ, имел боевые награды и осколочное ранение обеих ног, полученное во время службы в Кировабаде. Но смерть его нашла в мирное время, на Родине. И виной тому – милиционеры, избившие бывшего десантника до смерти.

25 января 2011 года сестра Сергея Титорова Олеся Курникова обратились в МРОО «Комитет против пыток» за помощью. В ходе общественного расследования, проведенного правозащитниками, было установлено, что 6 августа 2010 года сотрудники милиции жестоко избили Сергея Титорова сначала в его доме, а затем в опорном пункте милиции, принуждая его к подписанию протокола об административном правонарушении, которого он не совершал.

Аналогичные выводы сделал и следователь Следственного комитета России. Сотрудники милиции нанесли Сергею множественные удары руками и ногами по различным частям тела, в том числе, в область нахождения жизненно важных органов. В результате избиения у Сергея образовались многочисленные кровоподтеки, переломы трех ребер и разрыв селезенки.

Однако доказать вину милиционеров в суде оказалось непросто. Саровский городской суд дважды выносил приговоры по данному делу. В 2011 году оба подсудимых были оправданы, а в 2012 году Сергей Белокобыльский получил 4 года реального срока лишения свободы. Оба раза приговоры отменялись после кассационных жалоб юристов Комитета против пыток, представляющих интересы родственников погибшего, и кассационных представлений прокуратуры города Саров.

Наконец, 5 февраля 2013 года оба сотрудника милиции: Сергей Белокобыльский  и Александр Щукин были признаны виновными в смерти Сергея Титорова и приговорены к 13 и 5 годам лишения свободы соответственно.

Суд установил, что 6 августа 2010 года Сергей Титоров находился в квартире друга, около полудня туда зашла соседка, чтобы забрать свою посуду. Их непродолжительную беседу прервал громкий стук в дверь. Кто-то начал ломать дверь и откручивать дверной глазок. Крик «откройте, милиция» объяснил происходящее. Тогда соседка открыла дверь, и в квартиру вошли два сотрудника милиции в форменной одежде: участковый уполномоченный  Белокобыльский и участковый Щукин. Майор Белокобыльский, ничего не говоря, ударил женщину тыльной стороной правой руки в лоб, от чего она ударилась головой о стену и выронила из рук посуду.

От дел милиционер перешел к словам. «Что вы здесь делаете»,  – обратился  майор к женщине и Титорову. Соседка испуганно ответила, что пришла за тарелками и сейчас уйдет, но милиционер запретил ей этого сделать. Титоров решил заступиться за женщину и сказал, чтобы ее не трогали. В ответ Белокобыльский ударил Сергея рукой по голове, отчего тот присел на корточки от боли.

Сергей сообщил сотрудником милиции, что у него было ранение и контузия во время службы в горячих точках, из-за которых у него постоянные проблемы со здоровьем. Белокобыльский расценил это по-своему и нанес ему еще несколько ударов по ногам. После чего милиционеры потребовали Титорову одеться и следовать с ними в опорный пункт милиции для дачи объяснений. Женщине также сказали, чтобы она пришла и дала объяснения. Она ушла в свою квартиру, где с балкона видела, что за Титоровым, который по причине боевых ранений передвигался очень медленно, приехала милицейская машина, а милиционеры ушли в опорный пункт пешком. 

Сосед Титорова, услышав шум на лестничной площадке, ради любопытства выглянул в дверной глазок. Он увидел, как двое сотрудников милиции толкали в спину и били его соседа, при этом говоря «быстрее, быстрее». Сергей просил не бить его, и говорил, что пойдет сам. От толчков и ударов он упал вниз по лестнице, ударился коленями и схватился за перила. Один из сотрудников спустился, оторвал руки Титорова от перил, затем милиционеры вывели Титорова из подъезда. Когда Сергея привезли в отпорный пункт милиции, Белокобыльский уже составил административный протокол в отношении Сергей, который якобы нецензурно выражался в общественном месте. Сергей отказался подписывать этот протокол.

Такой ответ не устроил сотрудников милиции, и они принялись жестоко избивать Титорова руками и ногами. Около 12-45 в опорный пункт милиции вместе со своим мужем пришла и соседка. В то время там находились только Щукин, Белокобыльский и Титоров. Милиционеры сидели за своими столами, а Титоров – на стуле напротив Белокобыльского, согнувшись и держась за живот. Женщина заметила у Сергея гематому под левым глазом.

Как пояснили ей сотрудники милиции, в квартиру они пришли для проверки заявления одной из жительниц дома, которая сообщила, что в квартире, где жила семья С. незаконно живут какие-то люди. Соседка Титорова объяснила им, что после пожара в своей квартире семья С. уехала в Калужскую область. А Андрей С. передал ключи своему другу Сергею Титорову, чтобы он пожил в квартире и присмотрел за ней.

После дачи объяснений она с мужем вышла на улицу и в течение получаса ждали Титорова, но, не дождавшись, ушли домой. Примерно в 16 часов женщине сообщили, что ей вновь надо придти в опорный пункт для дачи дополнительных объяснений. Написав их, она спросила милиционеров, куда делся Титоров. Они ответили ей, что он ушел к своей подруге Светлане.

Но это время Сергей уже находился в реанимационной палате Саровской клинической  больницы, куда его примерно в 15 часов доставила карета скорой медицинской помощи из двора школы, которая находилась недалеко от отпорного пункта милиции. А на следующий день он умер от побоев…

Юристы МРОО «Комитет против пыток» уже начали готовить иск о компенсации морального вреда родственникам погибшего Сергея Титорова, как пришла неожиданная новость.

28 мая 2013 года апелляционная коллегия Нижегородского областного суда изменила обвинительный приговор Саровского городского суда Нижегородской области в отношении двух бывших участковых уполномоченных милиции Саровского УВД. Квалификация преступления по ч. 4 ст. 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть) в отношении Сергея Белокобыльского была признана судом незаконной. Наказание было назначено лишь по ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Сергею Белокобыльскому наказание было снижено с 13 лет лишения свободы до 3,5 лет, а Александру Щукину – с 5 лет до 3.

Считая такое решение – серьезным ударом не только по репутации прокуратуры, Следственного комитета области, но и дискредитацией понятия верховенства Закона в обществе, правозащитники намерены обжаловать приговор в кассационной инстанции после ознакомления с протоколом апелляционного заседания и получения апелляционного определения. В случае неудачи на уровне кассации они будут вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека, который не раз в своих решениях указывал, что, вынося слишком мягкие приговоры государственным служащим, государство воспитывает «чувство безнаказанности в правоохранительных органах» вместо того, чтобы продемонстрировать, что такие действия ни в коем случае не допустимы».

Назад...