Общественное расследование

Дело Сергея Олейника

20 ноября 2000 года в Комитет против пыток обратился Сергей Олейник с жалобой на действия сотрудников милиции. Он сообщил, что 16 ноября 2000 года был избит сотрудниками Канавинского РУВД Нижнего Новгорода. В ходе расследования, проведенного правозащитниками, было установлено следующее.

16 ноября 2000 года около 18 часов Сергей Олейник и Вячеслав Пигалев зашли в минимаркет "Светлана". Приобретя сигареты и сто граммов водки, мужчины сели за столик. Через пять минут в минимаркет вошли еще двое посетителей – Николай Хорьяков и Михаил Фролов. В это время Пигалев и Олейник закурили. К ним подошла уборщица, сделала замечание и велела выйти курить на улицу. Мужчины отказались. Тогда к ним подошли Хорьяков и Фролов и повторили просьбу. Олейник попросил их представиться. Хорьяков и Фролов предъявили удостоверение, сообщили, что являются сотрудниками Канавинского РУВД Нижнего Новгорода. Олейник и Пигалев подчинились требованиям сотрудников милиции и вышли.

На улице Олейник попросил милиционеров ещё раз предъявить свои удостоверения. Однако когда Сергей начал рассматривать удостоверение Хорьякова, тот со словами: «Ах ты, майора не уважаешь!», нанес Олейнику удар в лицо. К нему присоединялся и коллега. «Работали» на совесть, избивая ногами и руками. На некоторое время Олейник даже потерял сознание, но когда пришел в себя, избиение продолжилось, пока Сергей вторично не «отключился». Пигалев, как мог, старался защитить товарища, но его попытки блокировались Фроловым.

Тогда он побежал к телефону, позвонил в милицию и сообщил о происходящем, а затем позвонил брату Олейника, обрисовал ситуацию и сказал, что Сергея увели в первое отделение милиции.

После того, как Олейник очнулся, к нему подошел Фролов и потребовал возместить ему стоимость потерянных при избиении очков. Олейник согласился, сказав, что сейчас принесет деньги. Фролов повел Олейника в первый отдел милиции Канавинского РУВД, Хорьяков поехал за ними на своей машине. Позвонив в милицию, Пигалёв вернулся к минимаркету, увидел, как Фролов уводит Сергея Олейника и пошел за ними. Фролов доставил Олейника в дежурную часть, Хорьяков подъехал позже. Фролов записал на листке бумаги номер своего кабинета, свою фамилию, имя и отчество, отдал листок с записью Олейнику и велел придти завтра, чтобы договориться о возмещении стоимости очков. Фролов вывел Олейника из дежурной части в фойе, где находились Пигалев и брат Олейника – Дмитрий со своей женой – Натальей, которых позвал Пигалёв. Вслед за Фроловым вышел Хорьяков. Дмитрий и Пигалев спросили, почему избили Олейника. Хорьяков и Фролов попытались завести Пигалёва в дежурную часть, но Дмитрий помешал этому. Из дежурной части вышел сотрудник милиции и попросил их покинуть помещение. На улице Наталья попросила Фролова показать ей удостоверение, что он и сделал. Затем Олейники и Пигалёв поехали в травмпункт, а затем в ГУВД, где Сергей Олейник и Пигалёв написали заявление о незаконных действиях сотрудников Канавинского РУВД.

Сотрудники УСБ ГУВД Нижегородской области провели служебную проверку, по результатам которой Хорьяков, Фролов, а также начальник ООРУИМ Канавинского РУВД подполковник Гусейнов были привлечены к дисциплинарной ответственности. Кроме того, материал служебной проверки был направлен в прокуратуру Канавинского района для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

27 декабря 2000 года уголовное дело было возбуждено, однако 27 мая 2001 года оно было прекращено «ввиду отсутствия в действиях сотрудников милиции состава преступления». Это постановление было обжаловано и отменено как незаконное и необоснованное.

Началась обычная для юристов Комитета работа по обжалованию незаконных отказных постановлений. Следствие велось, мягко говоря, необъективно. Следователь Кирюков уклонялся от сбора доказательств, искажал показания свидетелей при протоколировании. Так, например, на допросе свидетель Филипов стал подробно рассказывать, при каких обстоятельствах Хорьяков нанес первый удар Олейнику и как милиционеры избивали беззащитного человека. Вместо этого, следователь Кирюков изложил в протоколе некую историю про пьяный дебош, учиненный Олейником и Пигалевым в минимаркете.

Позднее, давая показания уже в областной прокуратуре, Филиппов пояснил: «… но следователь (Кирюков О. В.) ответил мне, что это не важно и не записал мои показания в протокол. Когда я знакомился с протоколом моего допроса после его составления, то сказал следователю, что не согласен с тем, что мужчины, сидевшие в минимаркете за столиком, шумели, ругались матом, и им неоднократно делали замечания. Поэтому в конце протокола допроса было дописано, что они матом не ругались и при разговоре с сотрудниками милиции нецензурно не выражались. Это же я подтверждаю и сейчас».

Постановления о прекращении уголовного дела выносились пять раз. Но при каждом новом расследовании нарушения повторялись: систематически нарушались сроки расследования, Олейник и его представители не уведомлялись о принимаемых процессуальных решениях, многочисленные жалобы и ходатайство об отводе следователя Кирюкова никаких результатов не дали.

В пользу милиционеров дали показания двое свидетелей: Хаврошечкин и Попов. Они утверждали, что видели, как милиционеры выводили из минимаркета пьяных мужчин, которые оказывали сопротивление. При этом один из мужчин упал и СЛУЧАЙНО ударился головой о крышку канализационного люка.

В ходе расследования сотрудники Комитета получили достоверную информацию о том, что показания свидетелей являются ложными. Была получена аудиозапись разговоров Хаврошечкина и Попова со своими знакомыми, где они признавали, что дают ложные показания, но поскольку эти показания вполне устраивают следователя Кирюкова, который дает им на подпись уже готовые протоколы, они не видят в этом особой проблемы.

25 октября 2001 года руководитель Комитета против пыток Игорь Каляпин явился в магазин, где работал сторожем Хаврошечкин и попросил о беседе. Разговор происходил в служебном помещении, выделенном администрацией магазина. Весь этот официальный антураж был необходим для того, чтобы Хаврошечкин не смог потом утверждать, что на него оказывалось давление. В ходе беседы с Каляпиным Хаврошечкин сознался, что дал в прокуратуре ложные показания, в том числе относительно времени своего дежурства в магазине, о чем должна иметься соответствующая запись в журнале дежурств. Он также пояснил, что дал эти показания под давлением участкового уполномоченного – майора Нелидова.

Доказательство было обнаружено, но его еще предстояло получить. Изымать журнал дежурств, т.е. документацию магазина, сотрудники «Комитета против пыток» не имели права. К счастью, к тому времени был заключен договор о взаимодействии между Комитетом и УСБ ГУ МВД РФ по ПФО. Правозащитники обратились в окружное УСБ с просьбой о помощи. Сотрудники УСБ изъяли журнал дежурств и дополнительно опросили Хаврошечкина. Полученные документы были приобщены к материалам уголовного дела.

Приговором Канавинского районного суда 28 мая 2003 года Хорьяков был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч 3 п. «а, в». Ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет условно с лишением права занимать должности в органах МВД сроком на 2 года. На основании определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 12 августа 2003 года приговор был оставлен без изменения и вступил в законную силу.

Обвиняемый Фролов скрывался от следствия в течение года, однако правосудие его все-таки настигло. Приговором Канавинского районного суда от 23 августа 2004 года он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч.3 п. «а, в», и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года (условно) с лишением права занимать должности в органах МВД сроком на 2 года. На основании определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 15 октября 2004 года приговор был оставлен без изменения и вступил в законную силу.

28 февраля 2006 года Канавинский районный суд Нижнего Новгорода вынес решение по гражданскому иску Сергея Олейника. Судья Сысалова своим постановлением обязала Министерство финансов Российской Федерации и Министерство финансов Нижегородской области солидарно выплатить гражданину Олейнику 123 тысячи рублей в качестве возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда.

6 июня 2006 года определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда оставлено без изменения решение Канавинского районного суда от 28 февраля 2006 г. об удовлетворении гражданского иска Сергея Олейника.

Отметим такой небезынтересный факт – следователь Кирюков, начинавший "дело Олейника" и всячески его спускавший на тормозах, был не только не наказан, но впоследствии был повышен в должности.

Назад...