Общественное расследование

Дело Александра Аношина

Очередной случай, ставший предметом общественного расследования Комитета против пыток, показал, что в милицию лучше не попадать ни в каком качестве. Никогда нельзя прогнозировать, чем может закончиться встреча с блюстителями порядка. Эта история началась с банального употребления алкоголя. Именно того количества алкоголя, после которого гражданин, попадая на глаза сотрудникам милиции, оказывается в медицинском вытрезвителе. Так вышло и в этот раз.

25 июля 2002 житель Нижнего Новгорода Александр Аношин был задержан сотрудниками милиции за нахождение в пьяном виде в общественном месте, после чего был доставлен в медицинский вытрезвитель Советского РУВД. Ночью он скончался.

Эта история не была бы такой странной и трагичной, если бы доставленный скончался от сердечного приступа или от алкогольной интоксикации. Такие случаи не столь редки. Но смерть Аношина наступила в результате асфиксии. Со слов работников медицинского вытрезвителя, он повесился, использовав в качестве удавки постельное белье.

В своих объяснениях сотрудники медицинского вытрезвителя пояснили, что как только Аношин был обнаружен в повешенном состоянии, ему сразу же стала оказываться первая медицинская помощь, была вызвана скорая. Медицинские работники стали продолжать реанимацию, но безрезультатно.

На первый взгляд – очевидный суицид. Но не все так просто. По факту смерти было назначено проведение экспертизы, результаты которой превратили всю эту историю в настоящий детективный роман в стиле Агаты Кристи.

Кроме специфических телесных повреждений, которые возникают при повешении, у Аношина обнаружился целый комплекс травм. Вывод экспертов был однозначен – Аношин не мог нанести их сам себе без посторонней помощи. Основываясь на результатах экспертизы, прокуратура возбудила по факту смерти уголовное дело и начала проводить следственные действия.

Однако после допросов и очных ставок ни один из сотрудников медицинского вытрезвителя не сознается в совершении преступления. Также в ходе следствия, как по команде, меняются первоначальные показания сотрудников милиции. Похоже, что каждый из них в курсе того, что действительно произошло, но убийцу в своих рядах они покрывают.

Следствие, по всей видимости, также прекрасно понимает, что убийца находится внутри четко очерченного круга лиц, но не может добыть никаких доказательств. В соответствии с правилами детективного жанра, следователь должен был проявить смекалку и сделать какой-то нестандартный ход, чтобы «раскусить» преступника. Но детективные сочинения – это одно, а реальность оказалось таковой, что никакого профессионализма никто не проявил. Работники прокуратуры собрали очевидные данные, которые лежали на поверхности. А данных этих хватило только на то, чтобы приостановить производство по уголовному делу ввиду неустановления лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности. Попросту говоря, дело «повисло».

Комитет против пыток, в который обратилась сестра пострадавшего Елена Аношина, решил разобраться в ситуации и предоставил ей адвоката, который ознакомился с материалами уголовного дела и пришел к выводу, что расследование по уголовному делу проводилось поверхностно.

Например, как следует из материалов дела, прокурор неоднократно обращался в Управление собственной безопасности с отдельным поручением, в котором просил провести комплекс оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), направленных на установление виновного в совершении этого преступления. Из четырех отдельных поручений ответ пришел только на одно, и то – в виде отписки. Там было сказано, что в ходе проведения ОРМ никаких результатов получить не удалось. Осталось так и непонятным, какие именно мероприятия проводились и проводились ли вообще. Прокуратура приостанавливала уголовное дело 13 раз. И каждый раз постановление о приостановление отменялось вышестоящим прокурором…

К огромному сожалению, правозащитники уже не раз убеждались, что исход дела начинает вызывать интерес и волновать государственных правоохранительных чиновников только когда по этому делу приходит соответствующий запрос из Европейского суда по правам человека и появляется угроза того, что виновным будет признано государство. Так вышло и на этот раз. 19 декабря 2005 года жалоба Елены Аношиной была зарегистрирована в ЕСПЧ. После этого следствие неожиданно приобрело иной оборот: тут же нашлись подозреваемые, которые были взяты под стражу и начали давать показания. В августе 2006 года уголовное дело по обвинению сотрудников милиции Маслова, Агеева, Антонова было передано в Советский районный суд г. Нижнего Новгорода.

Подсудимый Алексей Маслов обвинялся в том, что, являясь должностным лицом, совершил с применением насилия и оружия, действия, явно выходящие за пределы его полномочий с причинением тяжких последствий, то есть, преступление, предусмотренное п. п. «а, б, в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, а также ч.1 ст.105 УК РФ – убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку. Подсудимый свою вину признал частично.

Подсудимые Евгений Агеев, Андрей Антонов обвинялись в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ – халатность, то есть неисполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного отношения к службе, повлекшее по неосторожности смерть человека. Подсудимые свою вину признали полностью.

Интересы потерпевших в процессе представлял адвокат Комитета против пыток Юрий Сидоров.

5 июля 2007 года в Советском районном суде г.Н.Новгорода был вынесен приговор по уголовному делу, возбуждённому по факту смерти Александра Аношина. Суд полностью согласился с точкой зрения государственного обвинителя и приговорил Маслова, обвиняемого по ч.1 ст.105 УК РФ и ч.3 ст.286 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 12 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Обвиняемых ч. 2 ст. 293 УК РФ Антонова и Агеева суд приговорил к наказанию в виде 4 лет лишения свободы условно, с испытательным сроком на 3 года.

Однако 30 ноября 2007 года Нижегородский областной суд отменил вынесенный Советским районным судом приговор за мягкостью и направил дело на новое рассмотрение.

9 января 2008 года в Советском районном суде г.Н.Новгорода в закрытом судебном заседании в ходе предварительного слушания были рассмотрены материалы уголовного дела, переданные прокуратурой в суд после завершения предварительного расследования. В ходе судебного заседания были выявлены существенные недостатки, допущенные в период проведения предварительного расследования. В частности, были допущены нарушения, связанные со сроками проведения расследования. В связи с этим суд принял решение возвратить уголовное дело прокурору Нижегородской области для устранения допущенных нарушений.

1 августа 2008 года Советский районный суд г. Н. Новгорода приговорил Маслова к наказанию в виде лишения свободы сроком на 14 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В отношении Агеева и Антонова, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ, уголовное преследование было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В марте 2009 года сотрудниками МРОО «Комитет против пыток» в интересах родственников Александра Аношина (его трех детей и родной сестры) был направлен иск о возмещении морального вреда, который был им причинен действиями сотрудников милиции. Моральный вред был оценен в размере трех миллионов для каждого из истцов.

25 мая 2009 года Советский районный суд г. Н.Новгорода частично удовлетворил исковые требования. Суд почитал достаточной компенсацию в размере 150 тысяч рублей для каждого из истцов.

В свою очередь, 9 марта 2009 года в Европейском суде по правам человека была коммуницирована жалоба Елены Аношиной. В ближайшее время ожидается решение по существу.

Также в настоящее время юристы «Комитета против пыток» стремятся возместить моральный вред, который был причинен Елене Аношиной неэффективностью расследования, проведенного прокуратурой Нижегородской области.

Назад...