Общественное расследование

Дело Александра Андреева

Сотрудники Советского РОВД города Орска Оренбургской области в феврале 2005 года «отличились».

К 11 часам 15 февраля 2005 года они вызвали по повестке семью Андреевых. В повестке так и было написано «Андреевы», для чего им понадобилась целая семья так и не понятно... Не посмев ослушаться блюстителей порядка, в назначенное время в здание милиции пришёл Андреев Василий Николаевич, его несовершеннолетний сын Александр и подружка сына Ирина. Как выяснилось, нужен был именно сын. Александра завели в кабинет оперуполномоченного уголовного розыска. Следом напросился и его отец, заявив, что требует своего присутствия в качестве законного представителя при всех беседах с сыном.

В кабинете с Сашей разговаривал один их оперуполномоченных. Он сообщил Андрееву младшему, что один из арестованных, находящихся в следственном изоляторе, дал показания, что Саша якобы участвовал в совершении какой-то кражи. При этом оперативник тряс в воздухе какими-то «изобличающими» бумагами. Не стесняясь присутствия отца, он предложил Андрееву порвать и выбросить все эти бумаги, но лишь в том случае, если Саша станет его информатором. И ласково добавил: «Или я тебя сейчас закрою».

Вообще такие действия оперуполномоченного следует интерпретировать, как попытку привлечения гражданина к негласному сотрудничеству, иначе говоря «вербовку». Но какое-то странное негласное сотрудничество получается, если предлагается оно в присутствии третьих лиц, хоть и родственников. И какое-то не совсем законное привлечение, учитывая, что за отказ от сотрудничества бедного Сашу пообещали «закрыть». Но не будем отвлекаться…

Отец не выдержал такого обращения со своим сыном и сказал оперуполномоченному, что если его сын виноват, то следует задерживать его в соответствии с законом, а если сын не виноват, то его следует немедленно отпустить. Оперативный сотрудник, наконец, сообразил, что находится в кабинете с потенциальным «сексотом» не тет-а-тет, и просто выставил законного представителя из кабинета. А ещё через некоторое время Василия Николаевича и Ирину вообще «попросили» из здания РОВД.

Около дежурной части Василий Николаевич простоял на морозе в ожидании сына до вечера. При этом он неоднократно просил выпустить его сына, либо официально уведомить его о его задержании. Сотрудники дежурной части и проходящие мимо оперативники и следователи не удостаивали его ответами, пройти в отдел ему также не разрешали.  Отчаявшись выяснить судьбу сына, Василий Николаевич поехал домой. Дома жена Андреева Светлана стала звонить в РОВД, но дежурный ей ответил, что ее сын в настоящее время находится в отделе милиции № 2, дежурный же отдела №2 отвечал, что такого не доставляли.

Родители, безусловно, не могли оставить эту ситуацию без контроля и вечером уже вместе поехали в Советский РОВД. В отделе они обратились к начальнику дежурной смены, который, поняв, что в милиции бесследно исчез несовершеннолетний ребенок, и могут последовать неприятности, сам взялся за розыски. В течение часа он обзвонил все подразделения РОВД и сообщил Андреевым, что их сын находился в отделе милиции № 2 и что его уже отпустили. Родители поехали домой, но Саши там не оказалось. Он пришел через несколько минут и упал прямо в коридоре. Ему было очень плохо. Он несколько раз терял сознание, а когда приходил в себя, его тошнило. Пришлось срочно вызвать скорую помощь.

По дороге в машине скорой помощи Саша рассказал отцу, что его тайно вывезли в другой отдел, где подвергали пыткам и заставляли «взять на себя» нераскрытые преступления. Василий Николаевич также выяснил, что Саше плохо стало уже в отделе, после чего оперативники были вынуждены вызвать скорую помощь, но запретили сыну говорить врачам, что его били, пообещав «закрыть» его, если он проговорится.

А опасаться оперативникам было чего. Ведь избили они Сашу, что называется, от души. Ему связывали веревкой руки и ноги и подвешивали на железный лом. В таком состоянии он висел по 10 минут, испытывая страшную боль. Били и по старинке – ногами и руками.

В больнице парню поставили диагноз: «Сотрясение головного мозга, ссадины левой надбровной дуги, ушибы мягких тканей головы».

Информация о таком происшествии на следующий же день была зарегистрирована сотрудниками регионального отделения «Комитета против пыток» по Оренбургской области. Проведенная предварительная проверка дала все основания полагать, что сотрудниками милиции было совершено преступление, предусмотренное ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ – превышение должностных полномочий с применением насилия. По результатам предварительной проверки было начато общественное расследование.

По рекомендации юристов МРОО «Комитет против пыток» отец пострадавшего мальчика обратился в прокуратуру города Орска с заявлением о преступлении. Прокуратура не стала торопиться с принятием решения и продлевала срок проверки всеми возможными способами. В том числе и незаконными. Результатом затянутой проверки стало постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Об объективности, беспристрастности и полноте проведенной проверки не приходится и говорить.

Следователь прокуратуры Балыбина изначально взяла за истину объяснения милиционеров, объяснения же Андреева и его родственников в учёт не брались. Не смутил её и факт наличия у Саши телесных повреждений. Все же это постановление следователя было отменено прокурором как незаконное, но на большую объективность прокуратуры не хватило. Повторное отказное постановление было оставлено в силе всеми последующими инстанциями.

Таким образом, следователь не обнаружил состава преступления в действиях сотрудника второго отделения милиции Шевченко и не признала Андреева потерпевшим от незаконных действий сотрудника. Советский районный суд и судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского областного суда согласились с прокуратурой. Отказ признать Андреева потерпевшим от незаконных действий сотрудников  правоохранительных органов лишил его возможности обратиться в суд с иском о компенсации. Однако правозащитники были не намерены опускать руки.

Не может не вызывать глубокой озабоченности и обеспокоенности тот факт, что милиционеры применяют пытки и другие незаконные методы при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Тем более совершенно отвратительным выглядит насилие по отношению к несовершеннолетнему. Когда объектом противоправных действий охмелевших от безнаказанности «защитников закона» становятся дети – есть все основания говорить о системном кризисе правоохранительного сообщества, системном кризисе всей вертикали власти. В этой ситуации еще больше беспокоит уже ставшее обычным бездействие работников прокуратуры, в обязанности которых входит осуществление контроля и надзора за законностью деятельности милиции, а также принятие мер прокурорского реагирования в случае выявления нарушений.

В сложившейся ситуации, рядовым гражданам, таким как Андреев, приходится обращаться к правозащитникам, которые через суды добиваются возбуждения уголовного дела. Рассчитывать на правовую помощь и беспристрастность правохранительных органов уже не приходится.

16 января 2006 года жалоба в интересах Александра Андреева, поданная Комитетом против пыток, была зарегистрирована в Европейском суде по правам человека.

В сентябре 2011 года произошла коммуникация данной жалобы Правительству России.

Решение Суда ожидается в ближайшее время.

Назад...