Общественное расследование

Дело Евгения Свинтакова

В 1999 году Евгений Свинтаков был этапирован в учреждение ЮК 25/3 г. Новотроицка Оренбургской области для отбывания наказания за совершенное им преступление. До 2 августа 2003 года Свинтаков мог только мечтать о досрочном освобождении, однако, произошедшие с ним в этот день события сделали это, вне всякого сомнения, приятное для любого заключенного событие, возможным. Но радости это ему не доставило.

В первых числах августа 2003 года Евгений был приглашен сотрудником охраны учреждения, неким Калгановым А.Ю., в охранное отделение. Здесь же располагалась и так называемая «этапная» комната, предназначенная для переодевания осужденных, прибывающих по этапу. Со слов Свинтакова, в этой комнате сотрудник охраны предложил вместе с ними выпить, но тот отказался. Не согласившись со столь высоконравственной позицией Евгения, Калганов вместе с коллегами по охране учреждения Сукмановым и Акмурзиным начали избивать Свинтакова. После особенно сильного удара по голове, последний потерял сознание.

Очнулся Евгений уже в камере, в которой находились и другие осужденные. Они, видя состояние Свинтакова, стали просить охранников доставить его в больницу. На этот счет у охраны было свое мнение – оказание медицинской помощи Евгению возможно и силами врачей санитарной части ЮК 25/3, куда парня и направили.

В санчасти Свинтаков еще раз потерял сознание, и дальнейшее не помнит. Пришел он в себя только дома, где и узнал от матери о своем досрочном освобождении в результате нанесенных ему сотрудниками охраны учреждения телесных повреждений. Диагноз, поставленный врачами Новотроицкой городской больницы № 1, был неутешительный: «ушиб головного мозга, перелом свода и основания черепа. Субарахноидальное кровоизлияние. Ушибленная рана волосистой части головы. Сенсомоторная аразия. Отек головного мозга».

Надо отметить, что за период лечения своего сына Нина Петровна подавала жалобы во все инстанции, включая Администрацию Президента РФ и Комиссию по правам человека. Но отовсюду ей поступали однозначные ответы, смысл которых сводился к одному: Евгений сам нанес себе телесные повреждения. Будучи уверенной, что избили сына все-таки сотрудники охраны колонии, Свинтакова настояла на обращении Евгения за юридической помощью в «Комитет против пыток».  

Юристы оренбургского отделения Комитета против пыток по заявлению Свинтакова провели общественное расследование, в результате которого пришли к выводу, что в действиях сотрудников ЮК 25/3 усматриваются признаки преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий), а также ч.1 ст.111 УК РФ (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). Также в действиях сотрудников ЮК 25/3 в отношении Свинтакова Е.Ю., предположительно, было усмотрено нарушение ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Запрет пыток).

Материалы предварительной проверки позволили сделать вывод не только о противоправных действиях сотрудников охраны ЮК 25/3, но и нежелании прокуратуры проводить расследование по заявлению Евгения Свинтакова эффективно. Это нежелание явственно прослеживается в процессуальной истории.

Длительность расследования этого дела позволяет сделать вывод о нарушении сотрудниками прокуратуры права Свинтакова Е.Ю., предусмотренного ст. 13 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе). Тем временем жалоба «Свинтаков против РФ» уже дожидается своей очереди в Европейском суде по правам человека.

Процессуальная история

23 декабря 2003 года по факту причинения Свинтакову Е.Ю. тяжкого вреда здоровью заместителем Оренбургского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Оренбургской области Булдаковым С.А. было возбуждено уголовное дело №545/12 по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 111 УК РФ.

23 апреля 2004 года следователем Ваулиным А.В. уголовное дело было приостановлено на основании п.1 ч.1 ст. 208 УПК РФ в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.

12 апреля 2005 года по жалобе Свинтакова Е.Ю., адресованной в прокуратуру Оренбургской области предварительное следствие было возобновлено и направлено для производства следователю Ваулину А.В. с установлением срока следствия – один месяц.

30 июня 2005 года следователем Ваулиным А.В. уголовное дело вновь приостановлено на тех же основаниях. При этом следователь о принятом решении Свинтакова Е.Ю. не уведомил.

По этой причине 25 июля 2005 г. Свинтаков Е.Ю. вынужден был подать жалобу в Ленинский суд г. Оренбурга в порядке ст. 125 УПК РФ на бездействие следователя, выразившееся в неуведомлении потерпевшего Свинтакова Е.Ю. о решении, принятом по делу.

12 сентября 2005 года, рассмотрев жалобу Свинтакова Е.Ю., Ленинский суд г. Оренбурга отказал в ее удовлетворении, указав, что 3 августа 2005 г. заместителем Оренбургского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Оренбургской области Жугиным А.В. постановление следователя Ваулина А.В. от 30 июня 2005 г. отменено и производство по уголовному делу возобновлено. При этом Свинтаков Е.Ю. уведомления о вынесении Жугиным А.В. постановления от 12 сентября 2005 г., так и не получал.

С тех пор следователи прокуратуры еще пять раз выносили постановления о приостановлении расследования и каждый раз судьи или вышестоящий прокурор признавали эти решения незаконными.

12 ноября 2008 года во исполнение постановления суда приостановление расследования снова было отменено и следователь, на этот раз, Новотроицкого межрайонного следственного отдела приступил к работе. Через пять лет после возбуждения дела (!) следователь признал Свинтакова потерпевшим и даже приехал к нему домой, чтобы впервые допросить в качестве такового.

12 декабря 2008 года следователь Шуленков А.А., в восьмой раз вынес постановление о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу. Фактически предварительное расследование продолжается уже 10 месяцев и 23 суток, без учёта периодов, когда расследование было приостановлено.

4 августа 2009 года после получения из суда копии жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ  на указанное постановление следователя, заместитель руководителя Новотроицкого межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Оренбургской области Чирков Д.А. отменил его и вновь направил на дополнительное расследование.

12 сентября 2009 года следователь Шуленков А.А., в девятый раз вынес постановление о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу.

13 ноября 2009 года заместитель следственного Управления СК при прокуратуре РФ по Оренбургской области Уханов А.Ю., рассмотрев жалобу правозащитников, снова отменил постановление следователя Шуленкова А.А. о приостановлении предварительного расследования и направил дело на дополнительное расследование и устранение недостатков, предоставив следователю ещё 15 суток.

30 ноября 2009 года следователь Шуленков А.А., в десятый раз вынес постановление о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу. Фактически предварительное расследование продолжается уже более 12 месяцев без учёта периодов, когда расследование было приостановлено.

Не дождавшись от следственного органа восстановления своих прав, Свинтаков с помощью Комитета против пыток обратился с иском к Российской Федерации о возмещении морального вреда, причинённого жестоким избиением в колонии. Судья Октябрьского районного суда г. Орска Лариса Колобова отказала в удовлетворении иска на том основании, что истец не доказал, что его избили сотрудники колонии. И только коллегия областного суда Оренбургской области 3 марта 2011 года встала на сторону Свинтакова при рассмотрении его кассационной жалобы, однако, вынесла крайне неоднозначное решение. Три судьи во главе с докладчиком Чердынцевой отменили решение Октябрьского районного суда г. Орска и вынесли новое решение – об удовлетворении иска, что бывает крайне редко и только в случаях явной очевидности. Но при этом сумму компенсации вреда судьи снизили с требуемых 2 миллионов до 50 тысяч рублей. Такую компенсацию никак нельзя счесть справедливой – ни по меркам российского закона, ни, тем более, согласно практике Страсбургского суда.

В 2012 году Европейским судом по правам человека жалоба Свинтакова была коммуницирована.

Назад...