Общественное расследование

Дело Максима Ниматова, Вячеслава Садовского, Антона Ферапонтова

27 августа 2008 года в оренбургское отделение МРОО «Комитет против пыток» за юридической помощью обратились Максим Ниматов, Вячеслав Садовский и Антон Ферапонтов. Молодые люди рассказали правозащитникам, что в ночь с 25-го на 26-ое августа они были задержаны сотрудниками милиции, доставлены в здание Дзержинского РОВД г. Оренбурга, где их пытали, заставляя признаться в совершении преступления.
  
По рассказу ребят, 25 августа 2008 года около семи часов вечера они находились во дворе многоэтажного дома, в котором они проживают. Тот вечер и последующие за ним события, когда троих друзей задержали и доставили в отделение милиции, запомнятся ребятам на всю жизнь. После доставления молодых людей в здание Дзержинского РОВД их стали «колоть», требуя, чтобы те сознались в совершении преступления. Какого именно – «подсказывали» сами правоохранители. Также, по словам задержанных, хоть и пытали их в разных помещениях, но одни и те же милиционеры.

Как рассказал Ниматов, сотрудники милиции надевали ему на голову пакет, противогаз, перекрывая доступ воздуха и пуская в дыхательный шланг дым от сигарет, выгибали руки и ноги за спину. За время избиения Максим несколько раз терял сознание. Сотрудники милиции рисовали схему района, где был ограблен ларек, и заставляли показывать, какой именно ларек был ограблен. Когда парень показывал неправильно, его били. Через некоторое время в кабинет зашел человек, якобы, брат избитого мужчины, в избиении которого также заставляли признаться Ниматова. Не стесняясь милиционеров, «брат потерпевшего» несколько раз ударил Максима в лицо и в область селезенки. Потом в дело вмешался «добрый полицейский», который попросил рассказать Максима наедине, как все было на самом деле.  Ниматов рассказал ему, что он делал в этот день, и что есть свидетели того, что он говорит правду. Ответ, видимо, не удовлетворил стража порядка, после чего Ниматова вновь начали пытать: избивали, надевали на голову противогаз, били дубинкой по пяткам. Через некоторое время задержанного опять перевели в другой кабинет, где находился милиционер, работающий на компьютере. В этом кабинете Ниматова пристегнули к скамье, и в таком положении он провел всю ночь.

По словам Садовского, к нему применялись похожие пытки, за время экзекуций он четыре раза терял сознание. В чувство его приводили, поливая холодной водой. Во время избиения Садовского заставляли подписывать какие-то бумаги, давали чистые бланки, где стояли галочки, и  заставляли ставить там подписи под угрозой возобновления пыток. Садовский также вспомнил, что за время издевательств, продолжавшихся примерно до 3-х часов ночи, в кабинет заходили разные сотрудники милиции, избивали его, стряхивали на него пепел от сигарет. Также он вспомнил, что присутствовавшая в кабинете женщина в форменной одежде, которую называли Юля, трижды наступила на него тонкими каблуками, когда он лежал на полу. Она же ударила его по голове пластиковой бутылкой, частично наполненной водой.

Ферапонтов рассказал, что, находясь в коридоре РОВД, он слышал, как за стеной избивают Вячеслава, оттуда доносились его крики и звуки ударов. Через какое-то время он и сам стал жертвой насилия. Сотрудник милиции сказал Антону: «Вы что, не понимаете, что вы сделали? Вы убили сотрудника милиции и ограбили ларек»»! После этого милиционер, беседовавший с Ферапонтовым, застегнул ему руки за спиной наручниками и ударил несколько раз по спине. Далее парню приказали лечь на пол вниз лицом и вытянуться. После этого сотрудники милиции начали душить его пакетом (один из милиционеров намотал пакет на руку и закрыл Ферапонтову рот и нос так, что он не мог дышать, он же надевал на голову Ферапонтова противогаз и перекрывал доступ воздуха). Однако Антон ни в чем не признавался. Все это время в кабинет входили и выходили сотрудники милиции, которых он не видел, так как лежал лицом вниз. Через некоторое время сотрудники милиции, не добившись от Ферапонтова признания, связали ему ноги и руки за спиной и подвесили на деревянный стержень. В таком положении Ферапонтова перенесли через коридор в противоположный кабинет. Там сотрудники милиции сдвинули два стола, поставили на них стулья и подвесили его на деревянном стержне. При этом Ферапонтову также надевали на голову противогаз и избивали. Он сопротивлялся, мотал головой и пытался упасть с палки на пол. Через некоторое время измученного парня сняли со стержня и положили на пол со связанными руками и ногами. После небольшой передышки сотрудники милиции продолжили избивать и пытать его. Опасаясь, что он может захлебнуться собственной кровью, Антон произнес, что кого-то избивал. После этих слов его развязали, сводили в туалет умыться, привели обратно в этот же кабинет, дали ему тряпку и сказали, чтобы он вытер с пола свою кровь. Сил терпеть издевательства не оставалось, и парень подписал, не читая, документы, которые ему предложили.

Утром на работу начали приходить другие сотрудники милиции, которых не было ночью в РОВД, поэтому ребят завели в отдельный кабинет. По свидетельствам друзей, когда Вячеслава завели в кабинет, у него дергалась голова, он тяжело двигался, на майке были следы от подошв ботинок, глаза были красные, так как в них полопались капилляры. У Антона на половину лица был синяк, рассечен подбородок, на губах была засохшая кровь, глаза у него также были красные от полопавшихся капилляров, на шортах были следы крови. Им запретили разговаривать и рассадили по разным углам. Во время нахождения в этом кабинете к ним также применялось насилие. Сотрудники милиции наносили Ниматову удары ногами, когда он начинал засыпать. Один из сотрудников милиции ударил Садовского головой об шкаф и угрожал выкинуть его с третьего этажа.

Родители и другие близкие родственники ребят, случайно узнав о том, что их дети задержаны и находятся в руках милиции, практически всю ночь и весь последующий день продежурили возле здания Дзержинского РОВД. Стоит отметить тот факт, что долгое время их пытались убедить в том, что в здании РОВД их детей нет. Ближе к вечеру к молодым людям были допущены адвокаты. Несмотря на то, что милиционеры  угрожали им еще более жестоким обращением в случае, если они изменят свои показания, ребята в присутствии адвокатов сообщили, что они под пыткой были вынуждены оговорить себя и подписать некие документы.

Примерно в одиннадцать часов ночи следующего дня ребят выпустили из отделения милиции. Отметим, что никаких официальных обвинений троим молодым людям так и не было предъявлено. Вместе с адвокатами и родственниками они отправились сначала в травмпункт, а затем в больницу, где врачами были зафиксированы все полученные ими многочисленные телесные повреждения.

В ходе проведения общественного расследования правозащитники опросили многочисленных очевидцев как задержания (признанного впоследствии незаконным) молодых людей, так и их «освобождения» из отдела внутренних дел. Свидетели в частности поясняли, что парни попали в руки силовиков здоровыми и невредимыми, а вышли из здания Дзержинского РОВД с наличием множественных видимых телесных повреждений в виде ссадин и гематом на лице. У одного из ребят был поврежден глаз.

Официальная доследственная проверка по сообщению о преступлении, в свою очередь, длится уже более пяти лет, за это время было вынесено семнадцать постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, которые по инициативе юристов Комитета против пыток  отменялись как незаконные и необоснованные.

Правозащитники добились того, что суд признал незаконным задержание Ферапонтова, Садовского и Ниматова. По искам первых двух была выплачена компенсация морального вреда в размере 1000 рублей каждому. По аналогичному иску Ниматова, поданному позже, взыскано другим судьёй 5 000 рублей. Также суд неоднократно признавал нарушения конституционных прав заявителей на доступ к правосудию и к информации, затрагивающей их права и интересы.

Уголовное дело по прошествии многих лет так и не было возбуждено.

С сожалением мы вынуждены констатировать, что следователи фактически лишь создавали видимость расследования, старательно уклоняясь от использования своих полномочий на возбуждение уголовного дела в отношении своих коллег, сотрудников правоохранительных органов, которым не удалось изобличить трех «преступников».

В связи с этим в интересах Ниматова, Садовского и Ферапонтова юристами Комитета против пыток 7 апреля 2014 года была направлена жалоба в Европейский Суд по правам человека.

Назад...