Общественное расследование

Дело о "зачистке" в Благовещенске

В конце декабря 2004 года в российских средствах массовой информации появились сообщения о том, что в городе Благовещенск (Республика Башкортостан) сотрудниками милиции проводились массовые задержания граждан, причем многие из них получили телесные повреждения различной степени тяжести.

В ходе проверки, проведенной юристами башкирского представительства МРОО «Комитет против пыток», эта информация была подтверждена. Учитывая сложность дела, с целью проведения комплексного общественного расследования и оказания практической помощи башкирскому представительству Комитета была создана сводная мобильная группа правозащитников (СМГ) во главе с председателем МРОО «Комитет против пыток» Игорем Каляпиным. 12 января 2005 года члены СМГ прибыли в Благовещенск.

В ходе предварительной проверки местные жители рассказали правозащитникам о милицейском произволе в отношении их детей. К юристам СМГ обратились родители нескольких подростков, которые пострадали от незаконных действий милиции. Они рассказали, что их дети – Дмитрий Лазарев, Сергей и Владимир Каликаевы – 11 декабря 2004 года не вернулись вечером домой, а пришли только утром 12 декабря. Все были сильно избиты.

Они рассказали родителям, что вечером были задержаны сотрудниками ОМОН в числе многих других подростков, которых хватали на улице, в клубе, квартирах. Всех затолкали в битком набитый автобус, запрещали пользоваться телефонами. За каждое нарушение тишины «нарушителя» немедленно избивали. По их словам, во время задержания милиционеры также избивали ребят, в том числе с помощью спецсредств. Так, например, Дмитрия Лазарева, который что-то спросил у ОМОНовца, тут же ударили прикладом автомата в лицо, от чего тот потерял сознание. Очнулся он от боли в глазах и жжения в носу (сотрудники милиции применили слезоточивый газ), когда автобус подъехал к зданию ГРОВД Благовещенска.

Всех задержанных заставили выйти из автобуса, после чего их загнали в подвал здания, где поставили лицом к стене, запрещая разговаривать и шевелиться. За малейшую провинность били. Подростков по очереди стали заводить в кабинет, где брали отпечатки пальцев, фотографировали и заставляли давать нужные объяснения, что они употребляли алкоголь. Если задержанные отказывались подписывать объяснение, милиционер звал ОМОНовца. После нескольких ударов задержанные готовы были подписать что угодно. Чтобы унизить и без того напуганных мальчишек милиционеры заставляли их громко кричать «Мы любим милицию!», «Милиция – наша крыша!». Продержав подростков в отделе милиции до 4 утра, их отпустили. Некоторым не насытившиеся «стражи порядка» напоследок отвешивали подзатыльник или давали пинок под зад. Возвращаться пришлось пешком, а до родного села было не близко (20-25 километров). Положение усугублял  холод, а также то, что некоторые из ребят при доставлении в отдел потеряли свои шапки.

Услышав такой рассказ и видя состояние своих сыновей, Каликаевы и Лазаревы повезли детей в больницу, где им был поставлен диагноз: сотрясение головного мозга, различные ссадины и ушибы.

Через несколько дней после произошедших событий родители решили попытаться добиться правды в Благовещенской прокуратуре, куда пришли зарегистрировать коллективное заявление. Однако в прокуратуре объяснили жителям села, что «на милицию жаловаться нельзя», и отказали им в приеме заявления. Не удовлетворившись таким «веским аргументом», еще через несколько дней инициативная группа жителей села Ильина-поляна поехала в Уфу, где обратились к дежурному прокурору республиканской прокуратуры. Тот им доходчиво ответил, что жаловаться нужно по месту совершения преступления, и снова направил их в районную прокуратуру.

Только 29 декабря 2004 года прокуратура Башкирии и Благовещенска стала принимать меры, возбудив уголовное дело по ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение служебных полномочий с применением насилия»).

В свою очередь, специалисты МРОО «Комитет против пыток» провели в Благовещенске предварительную проверку: были приняты заявления пострадавших граждан, опрошены пострадавшие и свидетели, изучены медицинские и процессуальные документы. При проведении проверочных мероприятий выяснилось, что при неизвестных обстоятельствах из центральной районной больницы Благовещенска пропал журнал учета регистрации граждан, обратившихся за медицинской помощью. Однако родители предвидели, что заинтересованные в сокрытии преступления должностные лица будут использовать свой административный ресурс для уничтожения доказательств, поэтому предусмотрительно сделали фотокопии этого журнала. Эти документы впоследствии и помогли правозащитникам установить многих пострадавших и заставить органы прокуратуры признать их потерпевшими.

Большое опасение вызвал и тот факт, что в отношении жителей Благовещенского района сотрудники милиции высказывали угрозы и требовали отозвать свои заявления из прокуратуры. В результате многие граждане действительно отказались обращаться с заявлением в прокуратуру. А в дальнейшем некоторые даже изменили свои показания, выгораживая местных сотрудников милиции.

Изучив материал проверки, правозащитники пришли к выводу, что в действиях сотрудников ОМОН и Благовещенского ГРОВД усматриваются признаки нарушения ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод – «Запрет пыток». В соответствии с национальным законодательством такие действия можно квалифицировать как совершение преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ. Также были подвергнуты оценке и действия прокурора Благовещенского района, начальника Благовещенского ГРОВД и командира группы ОМОН. В их действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 285 УК РФ – злоупотребление должностными полномочиями.

По результатам предварительной проверки было заведено дело общественного расследования. Членами СМГ российских правозащитных организаций было составлено заявление о преступлении, которое было направлено прокурору Республики Башкортостан. К нему было приложено заключение предварительной проверки. Для сведения копии этих документов были направлены в различные государственные инстанции, что впоследствии не дало возможности МВД Республики Башкортостан «спустить дело на тормозах». Документы были направлены Уполномоченному по правам человека в РФ, в администрацию Президента РФ, полномочному представителю Президента РФ в Приволжском федеральном округе, председателю комиссии по правам человека при Президенте РФ, министру внутренних дел РФ, начальнику Главного управления собственной безопасности МВД РФ, начальнику Главного управления МВД РФ по ПФО, начальнику Управления собственной безопасности ГУ МВД по ПФО. О ситуации в Благовещенске были уведомлены российские и международные правозащитные организации.

Интересы потерпевших в ходе предварительного следствия представлял адвокат Комитета против пыток. Также предварительное расследование находилось под постоянным наблюдением правозащитников. Любые процессуальные нарушения либо необъективно проведенные следственные действия сразу же обжаловались в судебные инстанции. Так, например, при проведении судебно-медицинской экспертизы, которая проводилась в Благовещенске, эксперту не удалось обнаружить телесные повреждения у Дмитрия Лазарева. Безусловно такой результат не мог не вызвать обоснованных сомнений, так как при первоначальном обращении за медицинской помощью врачи поставили ему диагноз «сотрясение головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма и подозрение на перелом лобной кости». Адвокат заявил ходатайство о проведении повторной экспертизы. Эта экспертиза, проведенная уже в Уфе, подтвердила наличие всех указанных телесных повреждений.

Результатом работы правозащитников стало возбуждение уголовного дела в отношении должностных лиц правоохранительных органов, в обязанности которых входит предотвращение и пресечение подобных нарушений прав человека. Из ответственных должностных лиц, наряду с непосредственными исполнителями, были привлечены к уголовной ответственности начальник Благовещенского И.И. ГРОВД Рамазанов, начальник милиции общественной безопасности Благовещенского ГРОВД О.С. Мирзин, командир оперативной роты ОМОН МВД РБ О.М. Соколов. Всего же к уголовной ответственности было привлечено восемь сотрудников милиции, из них семь – сотрудники Благовещенского ГРОВД. В отношении сотрудников ОМОН при МВД по Республике Башкортостан уголовное дело было выделено в отдельное производство, которое в дальнейшем было приостановлено в связи с неустановлением лиц, причастных к совершению преступления.

Одновременно было возбуждено уголовное дело и в отношении двух участковых уполномоченных милиции Благовещенского ГРОВД, которые, проводя проверку по факту получения гражданами телесных повреждений в результате избиения сотрудниками милиции, указали в процессуальных документах, что граждане получили телесные повреждения по собственной неосторожности или в результате несчастных случаев.

В конце сентября и начале октября 2005 года Благовещенский районный суд признал участкового уполномоченного милиции Альберта Султанова и дознавателя Благовещенского ГРОВД Василия Жукова виновными в злоупотреблении служебными полномочиями и служебном подлоге, назначив каждому наказание – три года лишения свободы условно с испытательным сроком три года.

В апреле 2005 года предварительное следствие по основному уголовному делу было завершено. Потерпевшими было признано 341 гражданин. В ходе следствия было установлено, что 198 граждан были подвергнуты физическому насилию со стороны сотрудников ОМОН и милиции при доставлении в так называемый фильтрационный пункт, располагавшийся в помещении бывшего медицинского вытрезвителя. Кроме того еще 144 гражданина были также незаконно доставлены в фильтрационный пункт, где принудительно удерживались в течение нескольких часов. Во время незаконного содержания под стражей в отношении граждан безо всякого основания были составлены протоколы об административном правонарушении, также граждане были незаконно подвергнуты принудительному дактилоскопированию и фотографированию.
29 июля 2005 года прокуратурой Республики Башкортостан уголовное дело в отношении сотрудников милиции (55 томов) было направлено для рассмотрения в Благовещенский районный суд.

Защита обвиняемых, как могла, пыталась развалить или максимально затянуть процесс.

14 сентября 2005 года было назначено первое судебное заседание, на которое явились 64 потерпевших. Однако судебное заседание было отложено из-за того, что подсудимые не были своевременно извещены прокуратурой о дате судебного заседания.

Следующее заседание, назначенное на 12 октября 2005 года, на которое явилось 47 потерпевших, не состоялось из-за неявки адвокатов подсудимых.

Судебное заседание, назначенное на 25 октября 2005 года, на которое явился 51 потерпевший, также не состоялось из-за неявки адвоката.

Следующее судебное заседание, назначенное на 16 ноября 2005 года, на которое явились 29 потерпевших, было отложено из-за заявления защитой подсудимых отвода председательствующему судье.

На последующих судебных заседаниях суд не мог начать рассмотрение дела по существу, так как уходило много времени на разбирательства различных ходатайств. После того, как на очередное судебное заседание из 341 потерпевших явилось всего 14 человек, защита подсудимых стала требовать отложение заседания из-за неявки потерпевших, так как отсутствие потерпевших, по их мнению, является проявлением неуважения к суду.

В дальнейшем судебные заседания периодически переносились из-за отсутствия защитников подсудимых (по болезни, учебы в ВУЗе, занятости на других процессах), один из подсудимых периодически менял защитников, которым требовалось время для изучения материалов дела. На заседания суда стало являться от трех до 10 потерпевших граждан. В результате за 7 месяцев нахождения уголовного дела в суде в качестве потерпевших было допрошено 17 человек из 341.

14 марта 2006 года Благовещенский районный суд вынес постановление о возврате уголовного дела прокурору Республики Башкортостан для устранения препятствий его рассмотрения судом. При этом суд указал в постановлении, что из уголовного дела по обвинению руководящего состава милиции, а именно И.И. Рамазанова, О.М. Соколова, О.С. Мирзина, необходимо выделить дела в отношении остальных сотрудников милиции, что будет способствовать целенаправленности и результативности судебного следствия.

Прокуратурой Республики Башкортостан в кассационном порядке было обжаловано постановление Благовещенского районного суда. Однако 25 апреля 2006 года Верховный суд РБ оставил в силе постановление Благовещенского районного суда. Также 26 мая 2006 года постановлением судьи Верховного суда РБ было отказано в удовлетворении надзорного представления о пересмотре постановления Благовещенского районного суда. 22 июня 2006 года по надзорному представлению прокурора РБ постановлением и.о. Председателя Верховного суда РБ постановление судьи Верховного суда РБ от 26 мая 2006 года было отменено.

Однако постановлением Президиума Верховного суда РБ от 19 июля 2006 года было отказано в удовлетворении надзорного представления прокурора РБ.

14 ноября 2006 года постановлением судьи Верховного суда РФ было также отказано в удовлетворении надзорного представления заместителя Генерального прокурора РФ о пересмотре постановления Благовещенского районного суда от 14 марта 2006 года и последующих решений.

19 марта 2007 года прокуратурой РБ из основного уголовного дела было выделено уголовное дело в отношении обвиняемых О.М. Шапеева, А.Н. Гильванова, В.А. Хаматдинова, С.А. Фомина, Ю.В. Головина, которое поступило в Благовещенский районный суд 30 марта 2007 года.

8 мая 2007 года постановлением Благовещенского районного суда уголовное дело в отношении обвиняемых О.М. Шапеева, А.Н. Гильванова, В.А. Хаматдинова, С.А. Фомина, Ю.В. Головина было возвращено в прокуратуру РБ для устранения препятствий его рассмотрения судом. Прокуратурой РБ и подсудимыми Головиным Ю.В., Фоминым С.А. было обжаловано решение суда, но 3 июля 2007 года Верховный суд РБ оставил постановление районного суда без изменений. 19 июля 2007 года из уголовного дела были выделены отдельные дела в отношении Головина Ю.В. и Фомина С.А.

Таким образом, уголовное дело по факту массовых нарушений прав граждан в Благовещенске в ходе милицейских «профилактических» мероприятий в декабре 2004 года через три года после поступления дела в суд было разделено на четыре части: три производства выделены в отношении рядового состава милиции и одно – в отношении руководящего состава.

В октябре 2007 года Благовещенский районный суд приступил к рассмотрению четырех уголовных дел в отношении сотрудников Благовещенского ГРОВД и ОМОН при МВД по РБ. Однако в ноябре 2007 года Благовещенский районный суд удовлетворил ходатайства защиты подсудимых и вернул три уголовных дела (за исключением уголовного дела в отношения Головина Ю.В.) в прокуратуру для устранения недостатков.

В конце декабря 2007 года Верховный суд РБ удовлетворил кассационное представление прокуратуры РБ и отменил два постановления Благовещенского районного суда по делам в отношении обвиняемых О.М. Шапеева, А.Н. Гильванова, В.А. Хаматдинова, С.А. Фомина. В отношении же руководящего состава милиции (И.И. Рамазанова, О.М. Соколова, О.С. Мирзина) Верховный суд РБ 14 февраля 2008 года отказал в удовлетворении кассационного представления прокуратуры РБ.

Однако прокуратурой РБ было внесено надзорное представление, которое 2 апреля 2008 года Президиумом Верховного суда РБ было удовлетворено и уголовное дело было направлено на новое кассационное рассмотрение.

13 мая 2008 года Верховный суд РБ отменил постановление Благовещенского районного суда от 23 ноября 2007 года и вернул уголовное дело в отношении руководящего состава милиции на новое рассмотрение.

8 апреля 2008 года Благовещенский районный суд приговорил сотрудника Благовещенского ГРОВД Юрия Головина к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год с лишением права занимать должности в правоохранительных и муниципальных органах сроком на 1 год.

20 мая 2008 года Благовещенский районный суд вынес приговор милиционеру-кинологу ИВС Благовещенского ГРОВД С.А. Фомину, который обвинялся по п.п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия и спецсредств). Суд признал милиционера виновным и приговорил к 3 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком в 1 год. Кроме того, Фомину запрещено занимать должности государственной службы в течение года.

17 июня 2008 года Благовещенским районным судом вынесен приговор по уголовному делу в отношении трех сотрудников милиции, принимавших участие в «зачистке» в г. Благовещенск в 2004 году, - О.М. Шапеева, начальника ИВС ОВД по Благовещенскому району и г. Благовещенск, А.Н. Гильванова, оперуполномоченного ОУР ОВД по Благовещенскому району, и В.А. Хаматдинова, начальника отделения милиции в с. Удельно-Дуваней ОВД по Благовещенскому району. Все они признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.286 УК РФ - «превышение должностных полномочий». Осужденному Гильванову назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима (11 ноября 2009 года наказание Гильванову было снижено Президиумом Верховного суда Республики Башкортостан до 3 лет лишения свободы). Хаматдинов и Шапеев получили условные сроки - 3 года 2 месяца и 1 год соответственно.

5 марта 2010 года Благовещенский районный суд вынес приговор в отношении бывшего начальника Благовещенского ГРОВД (действующего заместителя начальника оперативного управления штаба МВД по Республике Башкортостан) подполковника милиции И.И. Рамазанова, командира оперативной роты ОМОН МВД по Республике Башкортостан майора милиции О.М. Соколова, бывшего начальника милиции общественной безопасности Благовещенского ГРОВД (действующего заместителя начальника милиции общественной безопасности ОВД по Благовещенскому району и г. Благовещенску) подполковника милиции О.С. Мирзина. Рамазанов и Соколов были признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных преступлений с причинением тяжких последствий). Рамазанову было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет 6 месяцев с лишением права занимать должности рядового и начальствующего состава в системе органов государственной власти. Соколову было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев с лишением права на 3 года занимать должности рядового и начальствующего состава в системе органов государственной власти – милиции. Мирзин был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями повлекшие тяжкие последствия), и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с лишением права на 3 года занимать должности рядового и начальствующего состава в системе органов государственной власти. Суд решил считать наказание условным с установлением испытательного срока в 3 года каждому.

Суд также вынес частное постановление в адрес руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Башкортостан. В постановлении было указано на нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные членами следственной группы, осуществлявших предварительное расследование, и попустительское отношение к результатам работы своих подчиненных со стороны руководителей следственных органов. В результате нарушения УПК РФ большое количество пострадавших граждан не было в установленном порядке признано потерпевшими, и из обвинения сотрудникам милиции было исключено указание на нарушение их действиями прав и законных интересов данных граждан.     

Специалисты межрегионального Комитета против пыток, проведшего в своё время общественное расследование нашумевших событий в башкирском городе, в настоящее время помогают потерпевшим гражданам в подаче исков в суд к Министерству финансов Российской Федерации и представляют интересы пострадавших в суде.

Спустя почти пять лет после «профилактической операции», 5 ноября 2009 года Ленинским районным судом г. Уфы присуждена первая компенсация по этому делу. Дмитрию Антипину было присуждено 50 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда за многократное избиение его оперуполномоченным А.Н. Гильвановым. Однако 21 января 2010 года Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан снизила сумму компенсации Дмитрию Антипину до 15 тысяч рублей, посчитав сумму в размере 50 тысяч рублей завышенной.
14 декабря 2009 года Ленинский районный суд г. Уфы присудил Сергею Антипину 80 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Начальником ОВД по Благовещенскому району и Благовещенску С.В. Ивановым была подана кассационная жалоба с требованием отменить решение суда и отказать в удовлетворении требований истца в полном объеме. В удивительном обосновании такого требования было указано, что «создание такого прецедента, необоснованное и немотивированное взыскание компенсации морального вреда в сумме 80 тысяч рублей неизбежно повлечет обращение большинства потерпевших по уголовным делам (связанным с событиями, произошедшими в Благовещенском районе в декабре 2004 года), число которых превышает 200 человек, в суд, что в свою очередь отрицательно отразится на состоянии бюджета Российской Федерации».

Рассмотрение кассационных жалоб и представления прокуратуры на решение Ленинского районного суда г. Уфы в Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан состоялось 11 марта 2010 года.

Определением кассационной инстанции Верховного суда Республики Башкортостан жалобы Министерства финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Республике Башкортостан и ОВД по Благовещенскому району и городу Благовещенск на решение Ленинского районного суда г. Уфы оставлены без удовлетворения, решение суда первой инстанции – без изменения. Летом 2010 года Министерством финансов Российской Федерации были перечислены денежные средства в размере 80000 рублей Сергею Антипину.

24 июня 2010 года Ленинский районный суд г. Уфы также частично удовлетворил исковое заявление Самвела Алавердяна о компенсации морального вреда, причиненного преступлением. Решением суда в пользу жителя Благовещенска за счет казны Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ взыскано 70 тысяч рублей из заявленных ста тысяч. Казна Российской Федерации должна будет выплатить указанную сумму в результате преступных действий оперуполномоченного уголовного розыска А.Н. Гильванова, который 12 декабря 2004 года в городе Благовещенск Республики Башкортостан при поддержке неустановленных сотрудников ОМОН незаконно ворвался в дом Самвела.

Помимо него в суд с исками о компенсации морального вреда обратились его сыновья – Манвел и Шаген. Решениями Ленинского районного суда г. Уфы Манвелу присуждено 50 тысяч рублей, а Шагену – 10 тысяч рублей.

В ноябре 2010 года получили компенсацию еще двое жителей Благовещенского района: Д.Н. Луговой и Д.С.Коротков.

Межрегиональным Комитетом против пыток нескольким пострадавшим гражданам была предоставлена возможность для медицинской реабилитации в санаториях Башкирии.

Работа по делу общественного расследования будет прекращена только после полного возмещения морального вреда и компенсации материального ущерба пострадавшим гражданам.

Назад...