Общественное расследование

Дело Мансура Шарипова

28 августа 2011 года в башкирское представительство МРОО «Комитет против пыток» за юридической помощью обратился житель Уфы Мансур Шарипов, аспирант Башкирского государственного университета. Он был задержан сотрудниками управления ФСБ Башкирии весной 2011 года по подозрению в участии в деятельности организации "Хизбут ут-Тахрир аль-Ислами", деятельность которой запрещена на территории страны.

Пока шло следствие, молодой человек содержался в уфимском следственном изоляторе №1. В сентябре он обратился в следственные органы с просьбой провести проверку по факту того, что его избили ногами и резиновыми палками поочередно четыре сотрудника изолятора. Также он предоставил следователям фотографии кровоподтеков и ушибов на своем теле. По его словам, за избиением наблюдали около 15 сотрудников СИЗО, предварительно закрыв бумагой камеру видеонаблюдения.

Спустя неделю после происшествия Шарипова посетили члены общественной наблюдательной комиссии РБ по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания (ОНК). Они зафиксировали у молодого человека "повреждения в области головы, шеи, на плечах, на руках в области запястий", констатировав, что "части тела ниже пояса представляют собой сплошной синяк темно-фиолетового и коричневого цвета". Члены общественной комиссии расценили действия сотрудников изолятора как "применение пыток".

Следователи Ленинского межрайонного следственного отдела следственного комитета  провели проверку по жалобе арестанта, но не нашли состава преступления в действиях сотрудников изолятора и отказали в возбуждении уголовного дела. По мнению следователей, резиновые дубинки были применены к подследственному законно, без превышения должностных полномочий.

Прокуратура, не согласившись с выводами следствия, отправила материал на дополнительную проверку. Однако следователи в очередной раз вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Комитет против пыток приступил к общественному расследованию данного дела, поскольку из объяснений Шарипова, других свидетелей, а также медицинских документов усматривались признаки нарушения государством статей 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В ходе общественного расследования факты, изложенные в объяснениях, подтвердились, однако Шарипов перестал выходить на связь с МРОО «Комитет против пыток», из-за чего работу по этому делу продолжить не удалось.

Назад...