Общественное расследование

Мягкий приговор экс-руководителям СИЗО, виновным в смерти осужденного, оставили без изменения

17 мая 2018

Сегодня, 17 мая 2018 года, Оренбургский областной суд оставил без изменения приговор бывшему начальнику СИЗО № 2 Оренбургской области Евгению Шнайдеру и бывшему начальнику оперативного отдела этого учреждения Виталию Симоненко. Ранее они были признаны виновными в превышении должностных полномочий с применением насилия в отношении троих осужденных, один из которых, Владимир Ткачук, от полученных травм впоследствии скончался. Шнайдеру было назначено наказание в виде двух лет лишения свободы, Симоненко – четырех лет с отбыванием наказания обоими осужденными в колонии общего режима. Приговор вступил в законную силу.



Напомним, в сентябре 2013 года в межрегиональную общественную организацию «Комитет против пыток» за юридической помощью обратилась мать осужденного Владимира Ткачука Надежда Чертовских. Она сообщила правозащитникам, что 5 сентября ей позвонил неизвестный и рассказал, что ее сына до смерти забили сотрудники СИЗО № 2 города Орска Оренбургской области, куда Ткачук был прикомандирован для отбывания наказания из колонии-поселения № 11 в качестве хозяйственного работника.

Расследование по факту смерти Ткачука изначально велось вяло и безынициативно: об этом выразительно свидетельствует тот факт, что следователь следственного отдела по городу Орску СУ СК РФ по Оренбургской области Анастасия Чичина шесть раз выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии по жалобам правозащитников признавались незаконными и отменялись. Полгода следователь утверждала, что полученные многочисленные травмы у Ткачука – результат падения на него доски. Кстати, о том, что именно такой будет официальная версия и сотрудников СИЗО, рассказал Надежде Чертовских в ходе телефонного звонка неизвестный 5 сентября 2013 года.

Следователя, по всей вероятности, устраивала такая картина происшедшего: якобы у стены стояла доска шириной 30 и толщиной 5 сантиметров – такими досками осужденные стелили полы в помещении. Длину доски следователь почему-то не определила, обозначив её «примерно в 2-3 метра». Собственно, «доску-убийцу» следователь и не видела, а просто поверила сотрудникам СИЗО № 2 на слово. И вот эта доска, будто бы, возьми да и упади на голову Владимира Ткачука. Вот только судя по характеру и количеству повреждений, доска эта падала несколько раз…

Позднее заключением специалиста ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны России было установлено, что «характер закрытой черепно-мозговой травмы у Ткачука В.И. указывает на то, что она образовалась в результате неоднократных ударов тупым твёрдым предметом (предметами) с преобладающей травмирующей поверхностью в лобную, теменные, височную и затылочную области головы».

– По версии сотрудников СИЗО, Ткачук получил травму на производстве второго сентября, потом его водворили в ШИЗО якобы за то, что он отказался встать по команде «подъем». Согласно показаниям свидетелей, Ткачук, находясь в ШИЗО, просил оказать ему медицинскую помощь, высказывал жалобы на головную боль и очень плохое самочувствие, а в течение последних суток перед смертью он уже был в бреду, не понимал, где он находится. Однако врачи прибыли к нему лишь в 00.45 5 сентября, когда тот уже был в коме. В 02.50 того же дня медики зафиксировали смерть осужденного, – рассказывает юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин, представляющий интересы матери погибшего.

Уголовное дело по этому факту было возбуждено лишь спустя полгода, но и даже после этого следователи ни на йоту не приблизились к установлению лиц, виновных в смерти Ткачука: дело шесть раз прекращалось, и каждый раз правозащитники обжаловали подобные постановления следователей.

Вместе с тем, 4 мая 2016 года правозащитники подали в Европейский суд по правам человека жалобу в интересах Надежды Чертовских. В декабре того же года эта жалоба была коммуницирована – российским властям были заданы вопросы об обстоятельствах смерти Ткачука, а также об эффективности проводимого расследования на национальном уровне.

7 июня 2017 года в рамках расследования уголовного дела по факту смерти Владимира Ткачука были задержаны двое высокопоставленных сотрудников орского СИЗО № 2: начальник учреждения Евгений Шнайдер и начальник оперативного отдела Виталий Симоненко.

Позднее Евгений Шнайдер признал свою вину в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия») – он нанес несколько ударов в область рук и грудной клетки осужденному Владимиру Ткачуку.

Изначально Виталию Симоненко было предъявлено обвинение в совершении преступлений по двум статьям: превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия, и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Позднее следствие сочло, что у Симоненко не было умысла на причинение тяжкого вреда здоровью Владимира, поэтому из обвинения была исключена часть 4 статьи 111 УК РФ.

Также в ходе предварительного следствия в уголовном деле появились еще двое потерпевших – по версии следователей, в тот же день, когда был избит Ткачук, Симоненко избил двух осужденных.

После утверждения прокуратурой обвинительного заключения уголовное дело было направлено в Советский районный суд Орска, и 10 ноября 2017 года состоялось предварительное судебное заседание.

В  ходе прений государственный обвинитель Виталий Чатарев счел вину подсудимых в инкриминируемых преступлениях доказанной и попросил суд приговорить Евгения Шнайдера к 3 годам и 2 месяцам лишения свободы, Виталия Симоненко – к 5 годам.

21 марта 2018 года Советский районный суд Орска Оренбургской области вынес обвинительный приговор бывшим сотрудникам СИЗО. Суд назначил Евгению Шнайдеру наказание в виде двух лет лишения свободы, Виталию Симоненко – четырех лет с отбыванием наказания обоими осужденными в колонии общего режима.

Юристы Комитета против пыток, представляющие интересы потерпевшей Чертовских, обжаловали приговор как слишком мягкий в части назначенного срока наказания в Оренбургский областной суд. Не согласились с приговором и осужденные: Виталий Симоненко продолжал настаивать на своей невиновности, а бывший начальник СИЗО-2, частично признавший свою вину, полагал, что назначенное ему наказание является суровым, поскольку связано с лишением свободы.

Сегодня в ходе рассмотрения апелляционных жалоб неожиданно для участников процесса Евгений Шнайдер отказался от поддержания поданной им апелляционной жалобы, заявив, что считает приговор справедливым, а Виталий Симоненко попросил суд переквалифицировать совершенное им деяние по части 3 статьи 285 Уголовного кодекса Российской Федерации («Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия»). Правозащитники поддержали свою жалобу, в которой просили суд увеличить осужденным сроки наказания.
 
В итоге суд отказал в удовлетворении всех поданных жалоб.

«Безусловно, назначенное наказание нельзя назвать справедливым, поскольку даже за имущественные преступления суд зачастую назначает более суровое наказание, – говорит юрист Комитета против пыток Вячеслав Дюндин. – Потерпевшая, которой мы больше пяти лет помогали добиваться справедливости, в результате совершенного преступления потеряла сына, который скончался в результате преступных действий сотрудников ФСИН. Особенно циничным видится наказание, назначенное Евгению Шнайдеру. Суд назначил ему всего лишь два года, то есть наказание назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса, согласно которой ему грозил срок от трех до десяти лет. Из назначенных Шнайдеру двух лет, он девять месяцев провел под домашним арестом, а после приговора суда первой инстанции находился в СИЗО. Скорее всего, его даже не станут переводить в колонию, и уже в начале июня он может подавать ходатайство об условно-досрочном освобождении. Мы, в свою очередь, подадим иск к ФСИН России о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, а также будем обжаловать апелляционное постановление и приговор в кассационную инстанцию».

Назад...

.