Общественное расследование

"Суд поставил многоточие", 10 декабря 2012 года, газета "Ваш новый день"


В мае прошлого года в войсковой части в п. Краснооктябрьском Медведевского района был найден повешенным рядовой Александр Черепанов. За смерть бойца на этой неделе Казанский гарнизонный суд приговорил младшего сержанта запаса Петра Завьялова к 7 годам лишения свободы, обвинив в вымогательстве и превышении должностных полномочий.

Месяц до дембеля

Приговор суда не вступил в законную силу, поэтому вина подсудимого еще не считается доказанной. С одной стороны, родственники погибшего и  правозащитники марийского представительства Комитета против пыток должны испытывать хоть небольшое  удовлетворение, ведь было опасение, что дело вообще не дойдет до суда и тот, кто истязал парня, избежит наказания. Но ощущения торжества справедливости нет, потому что остается больше вопросов, чем ответов.

Чтобы понять претензии к следствию, которое провели «военные специалисты», нужно вернуться в июнь 2010 года, когда два призывника: Черепанов – деревенский  парень ростом 190 см,  и сын предпринимателей из Пензы Завьялов оказались в одной мотострелковой бригаде в г. Самаре. Здесь ребята прослужили до 12 апреля 2011 года, а потом  были переведены в п. Краснооктябрьский в Марий Эл. Следствие и суд пришли к выводу, что в мае Петр стал вымогать деньги у Александра, сначала 250 рублей, потом тысячу, ставил «на счетчик», угрожал избиением и обещал распространить позорящие того сведения: мол, жаловался брату на тяжелую службу, значит, ябеда. По неофициальным данным, обещал даже «опустить».  Александр после избиения и угроз не выдержал и повесился в сушилке на стенном крючке. Нашел тело именно Завьялов и достал из петли.

Первый вопрос, конечно, офицерам части. Это зона для уголовников или армия? И само обвинение абсурдно. Громадного парня Сашу Черепанова, который хотел служить в спецназе, сложно представить перепуганным до такой степени, что решился на самоубийство за месяц  до дембеля.


Грязное дело

– У нас есть основания подозревать, что Завьялов действовал не один, а в группе с еще четырьмя сослуживцами, – высказал «ВНД» свое мнение руководитель региональной организации «Комитет против пыток» Дмитрий Егошин. – Были очень серьезные подозрения, что солдата убили. Когда Петр уже ушел в запас и, пока шло следствие, жил в Пензе под подпиской о невыезде, в сети мы нашли его  переписку с этими ребятами. Он писал, что «буду грузиться один». Много вопросов у нас к экспертам, работавшим на месте, где нашли тело, к судмедэкспертизе, которая срезала след от шнура с шеи, взяла на исследование подногтевой материал, но все это «потерялось».

 

Есть еще серьезные моменты, о которых говорят  правозащитники. Эксперты «убавили» рост Саши на 10 см. Видимо, это важно? От крюка, находящегося на стене над горизонтальной батареей отопления, до пола 140 см. На подбородке погибшего яркий след ожога от этой батареи. При меньшем росте, вероятно, если бы Саша встал на колени, след может соответствовать. А как быть со следом ожога на спине, которому не дается никакого объяснения? Очень уж был подвижный труп? Прибавьте к этому гематомы, ссадины на голове, лице, руках, след веревки на запястьях. Следователи объясняют, что после смерти покойникам положено связывать руки. Но свидетели говорят, что связаны были они по-другому и слабо, поэтому не могла остаться именно такая борозда.

Правозащитникам вряд ли удастся доказать, что произошло убийство, они хотя бы добились того, что дело переквалифицировали со статьи 110 УК РФ («Доведение до самоубийства»)  на более вескую по наказанию – ч.1 ст. 286 («Превышение должностных полномочий, приведшее к тяжким последствиям»). Завьялов, признавший свою вину, не доволен приговором суда – срок большой дали, поэтому планирует его обжаловать. Не собираются складывать руки и правозащитники – они считают возможным продолжение расследования и того, что на скамью подсудимых сядут все подозреваемые в групповом истязании.

Ольга Шингареева
Источник: газета "Ваш новый день"

Назад...