Общественное расследование

"В Бутурлино эпидемия самоубийств?", 30 января 2013 года, Московский комсомолец в Нижнем Новгороде

Подростки сводили счеты с жизнью после общения с полицией

Эта история напоминает мистический триллер. О ней общественности поведал врач-нарколог Вячеслав Токаренко. По его словам, 17-летний Михаил Сорокин повесился после визита местных стражей порядка. Наш корреспондент отправился в Бутурлино. Выяснилось, что Михаил уже не первый подросток, решившийся свести счеты с жизнью. 

подростки-самоубийцы нижний новгород бутурлино самоубийства

Фото: Олег Зайцев

У врача на поруках

Михаил рос в неблагополучной семье: мать злоупотребляла спиртным, отец несколько лет назад повесился, а сам подросток пристрастился к бытовой химии? то есть токсикоманил. Но после того как врач-нарколог местной ЦРБ Вячеслав Токаренко взял парня на поруки (или под индивидуальный патронат) как трудного подростка, тот стал регулярно посещать техникум, который ранее прогуливал, заниматься спортом и т.д. Мало того, Сорокин подружился с маленькой дочерью врача. Парень около полугода помогал по хозяйству доктору, за что в качестве вознаграждения получал небольшие суммы денег, одежду и питался за одним столом с семьей Токаренко. Подобное поведение никак не укладывалось в голове обывателей ,и те крутили пальцем у виска: зачем врачу это надо? Сам Токаренко мотивировал просто:

- Я офицер, военный пенсионер, прослужил в армии 25 лет. Инвалид войны, имею правительственные награды. Полтора года назад ушел на покой и вместе с молодой женой и ребенком уехал в сельскую местность. Работаю только ради удовольствия – зарплата в несколько раз меньше моей военной пенсии. Для меня помочь человеку – дело чести, это мой профессиональный долг. Я этому мальчику не родственник. Просто пытался помочь.

По словам местных жителей, Токаренко обладает кипучей жизненной энергией, и за свою социальную активность не особо любим местным начальством. Будучи членом комиссии по делам несовершеннолетних, он жалел малолетних правонарушителей и всегда настаивал, чтобы их строго не наказывали. Правда, местные также судачили, что врач метит в депутатское кресло в земском собрании и для этого изображает бурную деятельность. Но факт остается фактом: после смерти Миши только Токаренко пытался выяснить истинные мотивы самоубийства.

Перед повешением написал «менты - козлы»

Итак, по рассказам Токаренко, все началось в ноябре прошлого года. К нему обратился таксист, которого гаишники подозревали в вождении автомобилем в нетрезвом виде. И потребовали мзды. Миша Сорокин снимал на камеру, как нарколог общался с теми дорожными полицейскими, а потом проводил экспертизу, показавшую, что таксист был трезв. Затем нарколог потребовал увольнения стражей дорог. Но доктору, по его словам, настоятельно посоветовали “не рыпаться“.

Спустя некоторое время к Мише домой явились правоохранители и обвинили его в краже бензопилы и бензокосилки. Тот заявил, что ничего не воровал. Далее обратимся к показаниям Сорокина, их он впоследствии дал в прокуратуре (приводим их с небольшими купюрами): “Полицейские сказали, что нужно поехать в отдел. Я ответил, что без матери не поеду. После этого меня повезли к дому, где я якобы совершил кражу. Мне они грубо сказали, что Токаренко меня не лечит, а обманывает. Потом меня высадили из машины, и я пошел домой. Я испугался, что меня посадят в тюрьму. Я пошел в баню, где написал на стене на картоне «менты – козлы». После этого я из спортивных штанов вынул шнурок и привязал его к балке. Сделал петлю и просунул в нее голову. Я решил позвонить Токаренко, чтобы попрощаться и сказать, что ни в чем не виноват. Через 15-20 минут он пришел, я в этом время стоял с петлей на шее. Он снял с меня петлю и отругал. Потом он отвел меня к себе домой, где я ему рассказал, как было дело. На следующий день, ко мне домой приехали два сотрудника полиции, в том числе С.Б. Хорева из ИПДН (из инспекции по делам несовершеннолетних. – Авт.). Она сказала, чтобы я подписал объяснение и за это меня снимут с учета. Я подписал его. После этого мы пошли в баню, где меня заставили отодрать картон, на котором я написал «менты – козлы». Я сделал, что они просили. После этого снял шнурок, на котором вешался и который так и висел на балке. Мне велели все сжечь, что я и сделал. Они уехали. Через 20 минут я пошел в сарай нарубить дров. Увидел, что около дома стоят два сотрудника полиции, и спрятался на веранде. Я слышал, как второй сотрудник говорит Хоревой: «Надо его найти, а то он скажет, что все забыл, и откажется от своих показаний». Я дождался, когда они уйдут“.

После этого Миша опять созвонился с Токаревым, который в этот же день отвел подростка в больницу, где зафиксировали царапину на шее от шнурка.

Очень боялся тюрьмы!

Далее начинается настоящий детектив. Сотрудники полиции дежурили у дома нарколога. Мало того, по словам его жены, стражи порядка ломились в дверь, когда мужа не было дома. Врач со своим подопечным в это время скрывались у друзей. На чужой машине они преодолели несколько полицейских кордонов и добрались до прокуратуры, где Миша дал вышеизложенные показания помощнику прокурора, который все внимательно выслушал и заверил парня, что его никто не обидит. Что интересно, после того как Миши не стало, прокурор района Лариса Софонова назвала всю эту историю бредом сумасшедшего, дескать, никаких нарушений со стороны полицейских не было.

Тем временем сотрудники правоохранительных органов пришли к матери Сорокина, и та написала заявление о похищении ее ребенка врачом-наркологом. А доктор пошел ва-банк и пожаловался в областные структуры управления собственной безопасности МВД, ФСБ и Следственный комитет, что их с подопечным преследует вся бутурлинская полиция.

…Спустя несколько дней Миша пришел к Токаренко в больницу и рассказал, что его вновь допрашивали полицейские. Они его спрашивали, почему он убегал от них вместе с врачом, если ничего не воровал, и какие у них отношения с доктором. Дескать, ему 17 лет, а врачу - 57.

- Через какое-то время я позвонил Мише, но телефон не отвечал, - вспоминает врач. - 14 декабря около трех часов ночи Миша был найден повешенным у себя дома. Как говорят следователи, рядом с ним обнаружили бутылку с лаком. Но фельдшер, приехавший первым, этой бутылки не видел! Я увидел Мишу только на его похоронах. Моя дочь попросила положить на его могилу свою любимую куклу... Миша очень боялся тюрьмы! На могиле я поклялся добиться наказания для виновных в его смерти.

На протяжении всей этой истории врач звонил начальнику бутурлинской полиции Сергею Бычкову. Сейчас он считает полицейского одним из главных виновников в смерти подростка и обвиняет во многих других грехах. С корреспондентами “МК в Нижнем“ начальник общаться не захотел. Тем не менее, случившимся занялись правозащитники из нижегородского Комитета против пыток. Они считают, что полицейские косвенно причастны к самоубийству Сорокина, но доказать это почти невозможно.

Вячеслав Токаренко уже уехал из Бутурлино и сейчас живет с семьей в Ульяновске. По словам доктора, после смерти подростка ему на рабочий телефон позвонил неизвестный и предлагал большие деньги, чтобы он перестал заниматься этой историей, а услышав отказ, пригрозил убийством.

По словам пресс-секретаря Следственного управления Следственного комитета по Нижегородской области Юлии Скляровой, причастность Сорокина к краже установлена не была. Руководитель Большемурашкинского межрайонного следственного отдела, к которому относится Бутурлино, Алексей Шолохов поведал, что возбуждено уголовное дело по 110 статье УК «доведение до самоубийства» и сейчас проводится проверка, которая должна закончиться в первой половине марта.

- У нас подростковых суицидов не так много – два-три за год, - говорит Алексей Шолохов. - А вот попытки суицидов – нередкие случаи. Обычно это банальный подростковый максимализм – неразделенная любовь, обида, плохая оценка и т.д. Подросток неглубоко порежет запястье и тут же звонит в «скорую»! Не знаю, за что Токаренко борется и на что жалуется, к нам он по поводу угроз в свой адрес не обращался.

Обычный двухэтажный дом, где жил Миша, стоит на окраине райцентра. Ухоженный дворик, стеклопакеты в окнах, аккуратные сараюшки. Эту идиллию портят грязные окна на первом этаже. Между стеклами забито грязным тряпьем. На звонок в дверь никто не реагирует, стучим в окно. Оттуда раздается пьяный женский голос. «Многоступенчатая» матерная композиция переводу не поддается.

Соседка поясняет:

- Надька сегодня на работу не пошла!

На том не начавшийся разговор с Мишиной матушкой заканчивается. От соседей мы узнали, что накануне смерти подростка мать каким-то образом умудрилась снять с его сберкнижки 5000 рублей.

“Жизнь заставила“

А неподалеку находится чистенький домик, где год назад повесился другой подросток – Саша Ленин. Он был Мишин ровесник, учился с ним в одном классе в школе и в одной группе в техникуме. В детстве мальчишки дружили и постоянно общались, но в более зрелом возрасте их дороги разошлись. И если Миша из неблагополучной семьи «реализовывался» с помощью клея и лака, то Саша полностью оправдывал свою фамилию, решив стать сверхчеловеком.

Он не пил и не курил, тренировался, серьезно занимался велоспортом и собирался поступать в училище олимпийского резерва в Нижнем Новгороде. Не получилось. Тогда Саша увлекся национализмом и язычеством. Нет, он не обрил голову и не стал бегать по рынку с бейсбольной битой. Его больше привлекал путь самосовершенствования.

Мама Елена показала дневники парня. В них есть все, что нужно для превращения из наивного деревенского олуха в образованного и физически подготовленного молодого человека: специальная диета, комплекс физических упражнений (от ОФП до специализированных на развитие определенных групп мышц и навыков – у Саши под ними стояло примечание «через не хочу»), списки литературы, музыки и фильмов с обоснованием их «потребления» соседствовали с философскими размышлениям о дружбе, верности, любви к родине и ближнему. Отдельно шли рецепты изготовления взрывчатки в домашних условиях и схемы самодельных пистолетов, описание приемов самообороны…

Саморазвитие у подростка сочеталось с увлечением языческой и фашистской символикой. По рассказам мамы, Саша пытался связаться с известным московским скинхедом Максимом Марцинкевичем по прозвищу Тесак, вожаком группировки «Формат-18», но тот не реагировал на послания неофита. Также бутурлинский Ленин интересовался неоязычеством и кланом Чернобога.

В дневниках Саши несколько страниц занимал список сайтов с логинами и паролями. Виртуальной деятельностью молодого человека в свое время интересовались борцы с экстремизмом.

- Сын прислал мне смс, что нас вызывают в отдел полиции, - вспоминает Елена. - Меня там спросили: «Вы знаете, чем ваш сын занимается?». Потом заявили, что его записи в социальных сетях - это экстремизм и ему грозит тюрьма по статье 222 УК. У него в видеозаписях на страничке нашли съемку драки с кавказцами. Потом Саша с оперативником долго обсуждали какой-то фильм. Разговор закончился тем, что мой сын решил больше не увлекаться подобной субкульутрой и подписал соответствующую бумагу. В этот же день Саша удалил страницу в социальной сети. На следующий день он повесился. Вечером я пришла с работы, а Саша - в петле.

Подросток оставил записку, что самоубийство - это слабость, но он не может жить по законам окружающего мира. И благодарил своего отца.

- Он очень хотел, чтобы ему подарили армейские ботинки – берцы, - продолжает мама. - Перед первым сентября мы пошли в магазин, и я купила ему аккуратную одежду и туфли. А берцы не купила – он в них в школу собрался идти. Саша расстроился. А отец, когда услышал об этом, ничего не сказав, повел его в магазин и купил армейские ботинки.

Смерть Саши удивила окружающих. Такие парни обычно не сводят счеты с жизнью (Саша со всей серьезностью готовился к службе в армии, которая была не за горами). Елена Ленина до сих пор не поймет, отчего повесился единственный сын. С предсмертной запиской она ходила к разным специалистам, но те ничего внятно пояснить не могли. Начала копаться в Интернете, но ничего не поняла в увлечении сына. В компьютере осталась лишь Сашина переписка по скайпу. Его спрашивали, почему он удалил страницу. «Жизнь заставила, - ответил Саша, - молотком по роже».

Сашу хоронили 4 ноября 2011 года. На похоронах собралось рекордное для райцентра количество народа.

По факту смерти Саши Ленина было возбуждено уголовное дело по статье «доведение до самоубийства», как и в случае с Михаилом Сорокиным. О результатах расследования Сашиным родителям так и не сообщили. Они ездили в Нижний Новгород в центр по борьбе с экстремизмом, но там заявили, что самоубийства – не их профиль. Корреспондентам “МК в Нижнем“ руководитель Большемурашкинского межрайонного следственного отдела пояснил, что в возбуждении уголовного дела в итоге было отказано.

- В полиции с подростком просто провели беседу, что у нас многонациональная страна и так вести себя не хорошо, - говорит Алексей Шолохов. - Никакого давления на него и на его маму не было. Может быть, дома состоялся разговор на эту тему, и это на него сильно повлияло?

В ноябре прошлого года в Бутурлино, незадолго до смерти Михаила Сорокина, повесился 20-летний студент сельхозтехникума Андрей Балан. Обстоятельства более чем странные – парень съездил в Нижний Новгород, накупил себе одежды и новомодный сотовый телефон, приехал домой и - повесился. Обыватели судачат, что эти самоубийства взаимосвязаны, цепная реакция – один повесился и другим пример подал. Но ведь между этими подростками не было никаких взаимоотношений – они не общались.

Источник: Московский комсомолец в Нижнем Новгороде

Назад...