Общественное расследование

"Кепка против фолиантов", 1 февраля 2013 года, Новая газета в Нижнем Новгороде

Очередное заседание суда по делу о признании экстремистской книги «Международный трибунал для Чечни» вехой в этой истории не стало

Фото Ильи Мясковского

В известном кинофильме против бритвы были выставлены пиджак и брюки. Тиран и извращенец Калигула приравнял римский Сенат к своему коню. А в Дзержинском горсуде, на очередном заседании «суда над книгой» против увесистой стопки фолиантов, приготовленных защитой, на противоположном столе, девственную чистоту которого нарушала лишь тощая брошюра процессуального кодекса и несколько листков бумаги, символически красовалась… прокурорская кепка.

Такая картина открылась изумленным взорам публики уже перед заседанием. А оно с самого начала обещало быть нескучным, ведь на свидетельской трибуне провинциального суда оказался Олег Орлов — председатель совета правозащитного центра «Мемориал» и член правления одноименного правозащитного общества, лауреат учрежденной Европейским парламентом премии «За свободу мысли» имени А.Д. Сахарова, правозащитник, известный далеко за пределами России.

С октября 1999 года и по настоящий момент он возглавляет работу «Мемориала» на Северном Кавказе, и собранные под его руководством материалы легли в основу, по меньшей мере, половины «подсудимой» книги.

Преступления без наказания

Около двух часов Олег Орлов подробно рассказывал суду, насколько тщательно и объективно собирались факты о нарушениях элементарных человеческих прав, включая право на жизнь. По его словам, которые получили в суде статус свидетельских показаний, книга основана на серьезных фактологических источниках, среди которых — документы органов прокуратуры и российского военного командования, и сомневаться в их достоверности нет никаких оснований. В подтверждение своих слов свидетель предъявил суду несколько увесистых книг, содержащих упомянутые сведения, а также солидную пачку копий официальных документов.

Но факты собирались «Мемориалом» не ради издания книг: по информации, собранной правозащитниками, возбуждались уголовные дела. «В базе данных «Мемориала» таких эпизодов более трех тысяч, — говорит Олег Орлов, — Но реальное привлечение виновных к ответственности было менее чем по десяти делам. В остальных случаях следствие многократно приостанавливалось и не было закончено якобы «в связи с невозможностью установления виновных лиц». После каждого такого приостановления «Мемориал» направлял в прокуратуру жалобу, где указывались недостатки и нарушения, допущенные следствием. Прокурор, как правило, жалобу удовлетворял и предписывал следствие возобновить, а недостатки — устранить. Проходило еще примерно три месяца, и ситуация в точности повторялась, причем, как правило, в новом прокурорском постановлении фигурировали все те же не устраненные следствием недостатки. Разумеется, никаких мер к лицам, упорно игнорирующим прокурорские указания, не принималось».

Не добившись правосудия на родине, некоторые потерпевшие обращались в Европейский суд по правам человека. «Из 41-й жалобы, поданной из Чечни с участием «Мемориала», Европейский суд удовлетворил 37, — продолжает он. — Но даже после этих решений, по которым Россия обязана провести эффективное расследование таких преступлений, ситуация практически не улучшилась. С готовностью выплачивая потерпевшим присужденные им в Страсбурге компенсации, российское государство не сделало практически ничего для исполнения своих же собственных обязательств, принятых на себя перед лицом европейского сообщества.

Терроризм должен быть побежден с помощью правового государства

«Не будем забывать, что беззаконие — основной союзник терроризма, и поэтому необходимо победить беззаконие», — заявил швейцарский депутат Парламентской Ассамблеи Совета Европы Дик Марти, доклад которого лег в основу резолюции сессии ПАСЕ от 22 июня 2010 года о нарушении прав человека на Северном Кавказе.

«Та же мысль проходит через всю книгу, которая сейчас стала предметом судебного разбирательства, — продолжает Олег Орлов. — Атмосфера безнаказанности, насилия и беззакония безусловно способствует экстремизму, поэтому авторы книги посвятили ее изучению вопроса о том, как с помощью таких правовых механизмов, какими сейчас являются международные трибуналы, можно решить эту проблему исключительно в рамках права, безо всякого неправового насилия. О каких скрытых мотивах здесь может идти речь? Это не книжонка какая-нибудь, а серьезный, основательный научный труд, авторы которого не просто собрали и изложили факты, но, самое главное, осмыслили их с позиций последних достижений теории и практики сравнительно новой самостоятельной отрасли права — международного уголовного права. И то, что в таком научном труде кто-то пытается найти экстремизм — это полный нонсенс».

Молчать нельзя говорить?

Как следует из смысла заявления, поданного прокуратурой в суд, одна из претензий к авторам книги состоит в том, что они подробно описывали эпизоды неправомерных действий и тем самым возбуждали негативное отношение читателей к их фигурантам, разжигая тем самым социальную рознь. Поэтому, отвечая на вопрос председателя МРОО «Комитет против пыток» Игоря Каляпина, участвующего в деле в качестве заинтересованного лица, правомерно ли открыто освещать такое явление, как военные преступления и безнаказанность за них, способствующую росту ответного терроризма, Олег Орлов сказал: «Нельзя противостоять никакому злу без его освещения. Для любого правозащитника предание таких явлений огласке — это не столько право, сколько обязанность. И поэтому общественность должна реагировать на такие явления в первую очередь».

А вот варягов нам не надо!

Примечательно, что хотя прокуратура выступила заявителем против книги, ее представитель не нашел ничего интересного в показаниях столь информированного свидетеля, каковым явился Орлов, и не сочла нужным задать ему хотя бы один вопрос. А чего тут, дескать, разговоры разговаривать? Но зато обладателя кепки буквально прорвало, когда встал вопрос о новой экспертизе книги и о том, кто может выступить в роли эксперта.

Игорь Каляпин отметил, что рассматриваемое дело носит во многом прецедентный характер. Книги судили и раньше, но еще не было случаев, чтобы судили научную работу. «Здесь сейчас идет в некотором смысле исторический процесс, и мы все с вами «влипли» в историю», — образно выразился он. В связи с этим сторона защиты представила развернутое обоснование того, что одной лишь лингвистической экспертизой здесь не обойтись. И если уж делать экспертизу, то основательную, комплексную, с участием специалистов по международному уголовному праву, социологов, политологов. «Нужна такая экспертиза, — продолжал Игорь Каляпин, — чтобы я, как законный владелец изъятых у меня двенадцати экземпляров этой книги, понял, почему у меня ее отбирают. И чтобы всем, в том числе суду, потом не пришлось за все это краснеть».

Представитель авторов — кандидат юридических наук, доцент МГУ, адвокат Александр Манов отметил, что по-настоящему компетентных экспертов, авторитетных в своем профессиональном сообществе, по столь специфическим вопросам, которые затрагиваются в рассматриваемой книге, не так много даже в масштабах всей страны. Поэтому он предложил суду в случае назначения новой экспертизы рассмотреть вопрос о привлечении в качестве экспертов видных ученых и авторитетных специалистов из Москвы и других регионов.

И вот тут-то наконец обнаружилось присутствие в суде представителя прокуратуры. Он выступил с краткой речью, смысл которой сводился к тому, что не нужно нам никаких «пришельцев», хватит и преподавателей нашего университета.

Уже после судебного заседания Игорь Каляпин прокомментировал это так: «Прокуратура фактически выступила в роли торпеды, которую куда направили, туда и поплыла. А инициатором всего этого дела является так называемый нижегородский Центр по противодействию экстремизму с его очень «своеобразным» пониманием конституционных прав, прав человека и прав вообще. Я убежден, что на любых экспертов в Нижегородской области с его стороны будет оказываться давление. Я знаю, как это умеют делать оперативные сотрудники нижегородского центра «Э». Поэтому им совершенно не нужно, чтобы процесс вышел за пределы их досягаемости».

Остается лишь добавить, что следующее судебное заседание по этому делу назначено на 7 февраля. Планируется допрос новых свидетелей защиты и окончательное решение вопроса о назначении повторной экспертизы текста книги.

Лев Лерман
Источник: Новая газета в Нижнем Новгороде

Назад...