Общественное расследование

"Regina probationum", 1 марта 2013 года, Новая газета в Нижнем Новгороде

Пропагандисты идут на подлог фактов, чтобы защитить автозаводских оперативников, подозреваемых в пытках

Царица доказательств (Regina probationum — лат.) — так в римском праве называли признание вины самим подсудимым, которое делает излишними все иные доказательства, улики и дальнейшие следственные действия.

Российская полиция, не скажу что всегда и везде, но частенько использует пытки, чтобы добиться признаний подозреваемых, не утруждая себя сбором доказательств. Часто после нескольких суток «обработки» невиновные люди берут на себя преступления, которых не совершали, повышая полицейскую статистику. Естественно, преступлений от этого меньше не становится, но тюремное «население» исправно пополняется.

Случаев, когда удается доказать факты пыток и добиться преступников в погонах крайне мало, судебная и следственная система повсеместно тормозят расследования по таким делам. И когда общественная организация «Комитет против пыток» добивается осуждения очередного «оборотня», это похоже на чудо.

Многие наслышаны об автозаводской истории, из-за которой шестерым оперативникам автозаводского Уголовного розыска, в том числе заместитителю начальника ОП-1 по оперативной работе Самсонову и начальнику ОУР Алимову, предъявлено обвинение в пытках двух граждан России, уроженцев Азербайджана. Во многом шум вокруг этой истории инспирирован самими сотрудниками полиции, которые бросили на защиту «чести мундира» лучшие свои кадры в социальных сетях и блогосфере.

Недавно к голосам оперативников «Центра по противодействию экстремизму», заявляющим, что в автозаводском деле следствие действует в сговоре с преступной группировкой, добавился голос Юлии Латыниной, которая не просто выступила на стороне полицейских, но, вольно или невольно, слукавила в эфире «Эха Москвы» и в своей статье в «Ежедневном журнале».

Что Латынина регулярно выступает на стороне силовиков и спецслужб по резонансным делам, давно не новость. При этом для Латыниной искажение фактов является частью рабочего инструментария. С интонацией пифии, вещающей истину в последней инстанции, журналист вещает своим слушателям и читателям лапшу на уши, и самые ее парадоксальные выводы становятся обоснованными.

Есть человеческая позиция Латыни­ной, с которой можно соглашаться или не соглашаться, и которую она приписывает «всем вменяемым людям». Она состоит в том, что если подверглись пыткам реальные преступники, то не стоит за них вступаться и судить полицейских по закону. Позиция же правозащитников из Комитета против пыток четкая — если к ним обратились с заявлением по факту пыток, они начинают общественное расследование и проверяют поступившую информацию. Если она подтверждается, то КПП инициирует уголовные дела по фактам пыток.

Журналистика Латыниной заканчивается, когда она начинает обосновывать свою позицию ложными фактами. В частности, она утверждает, что на дачном участке, где оперативники задержали подозреваемых, находились 27 украденных автомобилей в разобранном виде, что является стопроцентной выдумкой. Более того, получив после задержания признания Гасанова и Заманова, следственные органы вынуждены были прекратить в отношении них уголовное преследование за отсутствием в их действиях состава преступления. В настоящее время, по информации полиции, задержаны реальные члены преступной группировки, ворующей автомобили. Эти факты Латынина просто игнорирует. Остальные фактические ляпы Латыниной, которыми изобилуют ее материалы, менее существенные, но так же искажают восприятие ситуации.

Проблема этнической преступности — одна из острейших в современной России. Потому и важно, чтобы полиция не вешала преступления на случайных людей, выбивая из них «явки с повинной», а занималась кропотливой работой по установлению причастности к преступлениям, боролась бы с реальной преступностью, а не занималась набиванием показателей.

А те полицейские, которые иначе работать не умеют, являются профнепригодными, и должны покинуть органы МВД. Прокурор Вышинский говорил, что было бы ошибочным придавать объяснениям обвиняемого или подсудимого большее значение, чем они заслуживают этого.

дословно

Игорь Каляпин, руководитель МРОО «Комитет против пыток»:

Латынину факты не интересуют. То, что сами нижегородские полицейские уже давно установили и предъявили обвинение в угонах совершенно другим людям, не имеющим к Гасанову и Заманову никакого отношения — факт, не укладывающийся в версию Латыниной, и тем хуже для факта, ведь она его игнорирует. «Гасанова и Заманова взяли с поличным, у них во дворе стояло 27 угнанных автомобилей» — откровенная ложь, зато замечательно вписывающаяся в фантастическую фабулу Юлии Владимировны и она ничтоже сумняшеся его озвучивает. Вообще интересно понять, что явилось причиной такого интереса журналиста к этому уголовному делу. Арест заместителя начальника отдела полиции, который так «потряс» Юлию, состоялся уже более месяца назад.

Тогда же четверо сотрудников уголовного розыска, обвиняемые в пытках, были взяты под домашний арест. Руководство Нижегородской полиции бросилось на защиту своих подчиненных, не стесняясь в средствах. Следователь откровенно и публично заявил о том, что испытывает беспрецедентное давление со стороны высшего руководства ГУ МВД по Нижегородской области. Полицейские интернет-ресурсы наполнились призывами о помощи борцам с «азерами, которые посадили наших родных автозаводских полицаев, воспользовавшись «крышей» Следственного комитета и «комитета против пыток».

Выкладывая в интернет откровенно лживые сообщения (например, о тех же угнанных автомобилях, обнаруженных у дома потерпевших), не стесняясь откровенно националистической риторики, авторы многочисленных интернет-сливов пытались запугать нижегородцев мифической азербайджанской мафией, которая оставила самый крупный район Нижнего Новгорода без защиты уголовного розыска, в полном составе отправленного под арест.

Юристы Комитета против пыток были вынуждены обратиться в МВД с просьбой дать оценку действиям нижегородского полицейского начальства, защищающего своих подчиненных, обоснованно обвиняемых в пытках столь экзотическими способами. Силовики были вынуждены замолчать.

Однако это совсем не означало, что они прекратили противодействие следствию. 14 февраля уполномоченный по правам человека в Нижегородской области Василий Ольнев выступил в суде в защиту арестованного Владимира Самсонова, заявив, что считает необходимым заменить ему содержание под стражей на домашний арест. На каких основаниях и по какому праву нижегородский омбудсмен вдруг занялся процессуальной защитой обвиняемых в пытках полицейских, мне непонятно. Однако суд, прислушавшись к призывам уполномоченного, Самсонова из-под стражи освободил, и избрал ему меру пресечения в виде домашнего ареста. Вот тогда и появилось выступление госпожи Латыниной о «потрясшей её новости» (месячной давности) об аресте борца с азербайджанской мафией Самсонова. Выводы делайте сами.

Юрий Староверов
Источник: Новая газета в Нижнем Новгороде

Назад...