Общественное расследование

"Хэппи-энд с реанимацией", 26 апреля 2013 года, Новая газета в Нижнем Новгороде

Живет в нашем городе молодой мужчина — Дмитрий Крутов. Белым и пушистым назвать его, увы, нельзя: в 2005 году попался на завладении чужим мобильным телефоном и получил — справедливо, как сам говорит — три года условно. Соответственно, оказался в милицейской картотеке. И когда в 2007 году по городу прокатилась волна уличных грабежей, (преступники отнимали у подростков дорогие телефоны, представляясь сотрудниками МВД) о нем вспомнили и «достали с полки». И очутился Дмитрий, которому к тому времени оставалось еще полтора года условного срока, снова в милиции.

Дмитрий Крутов после посещения полиции
Фото предоставлено Межрегиональным Комитетом против пыток

Дальше, как он говорит — пакет на голову и прочие методы допросов с пристрастием. Затем телерепортаж о поимке злодея, два месяца в СИЗО и освобождение с устными извинениями и огромной просьбой никуда не жаловаться. Дело против него тогда фактически лопнуло: следственные действия совершенно неожиданно дали серьезные улики в отношении другого лица. Дмитрий не стал жаловаться: в его семье родился ребенок, и стало не до этого.

А в феврале 2012 году Дмитрий вновь оказался в полиции, но в результате бурной семейной ссоры. В этот раз «воспитательно-профилактическая работа» с ним была проведена более серьезная. Её итог — экстренная госпитализация из родительской квартиры следующим утром, клиническая смерть от внутреннего кровотечения, реанимация, две полостных операции.

Неудивительно, что это дело Дмитрий уже так не оставил и обратился в Комитет против пыток. Результат усилий последнего — 6 декабря прошлого года истязателю Дмитрия районный суд дал шесть лет колонии. Казалось бы, тут истории и хэппи-энд. Ан нет, все только начиналось…

Обвинением — по приговору

Вскоре после осуждения особо усердного полицейского Дмитрия вновь доставляют в полицию и объявляют: дело 2007 года в его отношении, оказывается, было не прекращено, а всего лишь приостановлено «в связи с невозможностью осуществления с ним следственных действий», и теперь возобновляется.

— Как же так? — изумился Дмитрий, — я все эти годы никуда не скрывался, а последнее время к тому же регулярно ходил на допросы и в суд по делу о моем избиении! У меня жена, двое маленьких детей, квартира, работа. И родители, к которым я регулярно прихожу, живут прямо в доме с опорным пунктом полиции…»

«Нет, — говорят ему, тебя объявляли в федеральный розыск и теперь нашли».

«В чем дело?!» — продолжал изумляться Дмитрий, и получил на ушко откровенный ответ: «А не надо было сажать».

К этому времени из всего множества эпизодов, которые в 2007 году пытались «повесить» на Дмитрия, срок давности не истек лишь по одному. Поэтому Дмитрию, по его словам, намекнули на возможность негласной сделки: при определенных условиях изменить квалификацию по этому эпизоду на менее тяжкую статью и прекратить дело в связи с истечением срока давности. Пикантность ситуации в том, что вскоре в областном суде должна рассматриваться жалоба на обвинительный приговор его истязателю, и если бы к этому времени Дмитрий заявил о примирении с ним, то осужденному могли смягчить наказание.

— Нет уж, — сказал Дмитрий, — раз вы снова начали, теперь буду доводить до конца: либо прекращайте дело против меня по реабилитирующему основанию, либо буду добиваться себе оправдательного приговора в суде.

— Ах так, тебе же хуже будет, — молвили в ответ правоохранители.

Говорит адвокат Дмитрия Крутова Святослав Козырев:

— При расследовании данного дела допущено много нарушений норм права. Некоторые процессуальные документы, явно свежие на вид, датированы 2007 годом, то есть сфабрикованы задним числом. Но не это самое интересное. Куда любопытнее, что Дмитрию упорно вменяется в вину даже тот эпизод, по которому у него есть алиби: по данным оператора мобильной связи, в то время, когда было совершено преступление в одном из районов Нижнего Новгорода, Дмитрий находился в Вадском районе. Неужели можно всерьез полагать, что с целью прикрытия хищения телефона стоимостью 3–4 тысячи рублей кто-то поедет с телефоном злоумышленника почти за двести километров от места преступления, чтобы сделать оттуда дающий алиби звонок? И еще один момент: разве можно проводить доброкачественные опознания, если до этого жертвы преступлений уже видели подозреваемого по телевидению и по этой причине могли — вольно или невольно — дать ложные показания? Какова цена таким, с позволения сказать, опознаниям? Тем более, что многие опознававшие были далеко не стопроцентно уверены в своем выборе. Есть существенные противоречия и в других показаниях потерпевших. Например, в их описаниях внешности преступника, которые не совпадают с обликом Дмитрия. Удивительно, что такие материалы не стесняются направлять в суд. На что они рассчитывают?

«Будете жаловаться — с вами будет так же»

Ситуацию комментирует руководитель отдела расследований Комитета против пыток Дмитрий Утукин:

— Возобновление преследования Дмитрия Крутова после наказания его мучителя — это сигнал другим жертвам полицейских пыток: «Будете жаловаться — получите то же самое». Поэтому для нас это принципиальное дело, и мы готовы на все, чтобы справедливость не была попрана.

Но есть в этом деле и другие общезначимые моменты.

Во-первых, судя по всему, в 2007 году похитителей мобильных телефонов было несколько, и действовали они по отдельности. Попытка повесить все эпизоды на первого подходящего привела к тому, что подлинных преступников на какое-то время перестали искать. Вот еще один пример того, как полицейские пытки убивают борьбу с преступностью.

Во-вторых, поучительно, что Дмитрий дважды оказывался жертвой незаконного насилия правоохранителей. Но первый раз он их фактически простил. А может быть, если б он в 2007 году не спустил это на тормозах, то в 2012-м не было бы столь тяжелых для него последствий? Ведь безнаказанность развращает не только преступников.

Подтекст

Сергей Хуртин был осуждён 6 декабря 2012 года на шесть лет лишения свободы. Однако юристы «Комитета против пыток» не считают расследование, проведённое по этому делу, избыточным. Двое сослуживцев Хуртина, наблюдавшие за избиением, не были привлечены к ответственности.

Евгений Чиликов, юрист КПП:

«Мы считаем вынесенный приговор адекватным и соразмерным тяжести совершенного преступления, однако, мы убеждены, что на скамье подсудимых находятся не все причастные к совершению этого преступления. Даже адвокат осужденного в ходе судебного процесса выражал свое удивление тем, что в данной истории только его подзащитный выступал в качестве обвиняемого. Хотя, как показывает практика общественных расследований, проводимых Комитетом против пыток, в преступлениях, связанных с превышением должностных полномочий, участвуют, как правило, несколько должностных лиц. В связи с этим мы намерены добиваться привлечения к ответственности сотрудников полиции, допустивших преступную халатность, которая повлекла нарушение прав и законных интересов Крутова.

Хочу также отметить, что сотрудники отдела полиции № 5 уже не первый раз оказываются в поле зрения следователей. В 2008 году Эмиль Дадашов лишился трех зубов после посещения этого злополучного околотка, в 2009 году полицейские того же отдела пытали Алексея Якимова, после чего поехали топить его в Волге. По обоим делам вынесены приговоры, и сотрудники МВД получили реальные сроки лишения свободы. Однако мы не располагаем данными, что кто-то из руководителей отдела был привлечен хотя бы к дисциплинарной ответственности. Мы надеемся, что после случая, произошедшего с Дмитрием Крутовым, региональное ГУ МВД пересмотрит свое лояльное отношение к руководству отделов, сотрудники которых совершают тяжкие преступления».

Лев Лерман
Источник: Новая газета в Нижнем Новгороде

Назад...