Общественное расследование

Дело о пытках. За что в Оренбурге посадили бывших полицейских?, 24 декабря 2015 года, Эхо Москвы

Дарья Кучеренко  — о преступлении, которое расследовали 7 лет

23 декабря  в Оренбурге завершился судебный процесс по делу о пытках. Двое оренбуржцев, один из которых бывший полицейский, а другой – действующий, получили реальные сроки. 29-летнего Кирилла Сорокина и 32-летнего Алексея Пустовидова суд признал виновными по п. «а» ч. 3 286 ст. УК РФ – превышение должностных полномочий с применением насилия.

Приговор суда стал неожиданным как для обвинения, так и для самих подсудимых: 4,5 года в исправительной колонии общего режима, лишение званий и права занимать должности в правоохранительных органах в течение 3 лет. Подсудимых взяли под стражу в зале суда. Прокурор и потерпевший просили максимального наказания (по этой статье 10 лет лишения свободы). Один из осужденных Алексей Пустовидов на прошлой неделе в личном разговоре говорил мне, что уверен в оправдательном приговоре и спрашивал, где можно будет прочитать публикацию.  Однако в конце ноября оренбургский суд приговорил к 3,5 годам лишения свободы двух бывших полицейским, которых обвиняли по той же статье, но с большим количеством отягчающих обстоятельств. В связи с этим, по делу Пустовидова и Сорокина все ждали аналогичного приговора. Вчера, когда судья Пронькина спросила подсудимых, понятен ли им приговор, Пустовидов молчал.

Комитет Против Пыток

До суда дело о пытках электрическим током дошло благодаря правозащитной организации, которую в этом году власти России признали «иностранным агентом».

В 2009 году в Комитет обратился мужчина, который рассказал, что милиционеры незаконно задержали его брата Александра Ждана, удерживали длительное время в отделение, после чего, ранее здоровый человек, попал в реанимацию. У Ждана парализовало правую сторону тела, он не мог говорить. Комитет, в частности, работавший там правозащитник Вячеслав Дюндин, стали писать жалобы в  Следственный комитет, прокуратуру и суд. В течение пяти лет в возбуждении уголовного дела отказывали. Дважды суд удовлетворял иски о компенсации морального вреда, причиненного Александру Ждану незаконными действиями сотрудников Следственного комитета (10 000 рублей и 5 000 рублей). Ждан, за счет средств Комитета, каждый год ездил лечиться в санаторий.

Дело возбудили только в 2014 году. В тот год из Оренбургской области поступило 4 жалобы в Европейский суд по правам человека, в том числе, по делу Ждана. В феврале этого года стало известно, что ЕСПЧ коммуницировал жалобу Ждана. Через месяц в Оренбурге расследование дела завершили и утвердили обвинительное заключение. В начале июня состоялось первое судебное заседание. Интересы Ждана в суде сначала представляли юристы Комитета Альбина Мударисова и Дмитрий Димитриев. После ухода Димитриева из, теперь уже КППП, Мударисова на заседания не приходила. Димитриев защищал Ждана как частное лицо.


Версия осуждённого Алексея Пустовидова

На прошлой неделе мы встретились с Алексеем Пустовидовым для беседы. Взять у него интервью он предложил сам после очередного судебного заседания в августе. В течение нескольких недель я звонила ему и предлагала встретиться, однако он каждый раз отказывался, ссылаясь на занятость. В декабре я напомнила ему об обещании, и он согласился ответить на мои вопросы.

По словам Алексея Пустовидова, дело против него сфабриковано Комитетом Против Пыток, который «отрабатывает» гранты.

«В КПП Ждану посоветовал обратиться, как я понимаю, его адвокат Белякин, который, скорее всего, знаком с кем-то из юристов Комитета. О методике работы КПП показывали даже в новостях. Как, например, они приезжали в колонию и просили заключенных написать заявление на руководство по выдуманным фактам. Мне достоверно известны три случая, когда они вели себя преступно. Два из них я видел по телевизору».

В январе 2009 года Алексей Пустовидов работал оперуполномоченным в ОРЧ при УВД МО г.Оренбурга в отделе, где занимались расследованием краж и угонов автомобилей. Пустовидов утверждает, что у них имелась информация о причастности Ждана к угону автомобиля «Volvo»:

«Ждан, по имеющейся достоверной информации, был участником преступной группы. В настоящее время один из членов этой группы задержан и привлечен к уголовной ответственности. Уже, наверно, даже освободился. Преступники занимались угоном автомобилей с целью возврата за денежный выкуп. При попытке возврата «Volvo» был задержан гражданин Жульмагомбетов. Но, понимаете, привлечь его к ответственности не было нашей основной целью. У группы, которая действует на территории города, есть организатор. Если задерживается только исполнитель, количество угонов остается прежним».

Как рассказал Пустовидов, утром, во время рейда, он, Сорокин и их коллега Коротовских «чисто случайно» встретили Ждана на улице, представились, попросили проехать в отделение и дать пояснения:

«Ждан дал свое добровольное согласие. В ОРЧ мы проводили его в кабинет и попросили подождать, пока доложим начальству. В моем производстве никаких материалов этого дела не было, но меня и коллег попросили оказывать помощь в опросе. Ждан не хотел отвечать на вопросы, он нервничал, но старался не подавать вида, много курил. Ждан поясняет, что с 9.00 до 17.00 он был обездвижен и привязан к стулу, не к стулу, к креслу стоматологическому — он говорит.  Если бы это было так, у него должны были остаться следы на теле. Мы не пытали его током и не надевали противогаз, как он утверждает. Противогазы у нас действительно были. За каждым закреплен свой, используются в случаях ЧС. Я свой со склада даже не забирал».

В ходе опроса Ждану стало плохо, вызвали скорую помощь, но, чтобы не терять время, руководство ОРЧ, по словам Пустовидова, распорядилось отвезти его в больницу на служебной машине:

«Сейчас Ждан производит жалостливое впечатление. Но у меня есть копия решения суда от 10 июля 2012 года. Отсюда следует, что 16 февраля Ждан попал в аварию, через три года после указанных событий.  В результате ДТП ему были причинены телесные повреждения в виде закрытого предварительного перелома правого бедра с отрывом вертела, закрытого перелома верхней трети со смещением обломков, шоком первой степени. Как вы думаете, такие повреждения проходят бесследно?»

Пустовидов не отрицает, что есть случаи, когда полицейские в Оренбурге применяли насилие к задержанным, но в ОРЧ, где он работал, такого не было:

«Руководство вообще заинтересовано в том, чтобы это пресечь и первыми доложить. Чтобы не получилось, что они скрывали это и оказывали содействие. Это, как минимум, будет халатностью с их стороны».

Есть много других методов, кроме пыток, с помощью которых можно получить показания, — считает Пустовидов: «Психологические приемы плюс негласное проведение оперативно-розыскных мероприятий. Этого вполне достаточно».

«Дело было расследовано с нарушениями и фальсификацей», —  говорит Пустовидов. В частности, бывший полицейский возмущен процедурой опознания:

«Я вам расскажу об этом на юмористическом примере. Сидят три человека: один армян, другой татарин, кто из них Алексей Пустовидов? Почему Ждан  узнал именно меня, хотя утверждал изначально, что его пытали 8 сотрудников? За ответом далеко ходить не надо. Органы прокуратуры, следствия, полиции и суда связаны между собой. Я в полиции сейчас не работаю, Сорокин работает в полиции в другом городе. Получается, что руководству нагоняя за нас не будет».

Отмечу, что Пустовидова уволили из правоохранительных органов в 2011 году, это было установлено в ходе суда. Как утверждает сам Алексей Пустовидов, его увольнение не связано со служебной деятельностью. До настоящего времени он работал торговым представителем. У него есть малолетний ребенок, которого он воспитывает отдельно от жены, совместно со своими родителями.  Отец у Пустовидова инвалид.  У Кирилла Сорокина двое малолетних детей.

 

Версия представителя потерпевшего  Дмитрия Димитриева

Бывший юрист Комитета Против Пыток Дмитрий Димитриев рассказал о событиях января 2009 года, основываясь на показаниях Ждана, интересы которого представлял в суде:

«Накануне вечером перед задержанием он был у тещи со своей беременной гражданской женой.  Утром он вышел прогревать автомобиль. К нему подошли три сотрудника полиции: Пустовидов, Сорокин и Коротовских. Как утверждает Ждан, они не представились и служебных удостоверений не показали. Но он понял, учитывая, что ранее его вызывал дознаватель, что сейчас его вызывают по факту угона автомобиля «Volvo». Не подчиниться он не мог, потому что это оказание сопротивления сотрудникам полиции. Он автомобиль закрыл, но фары не потушил. Это засвидетельствовала его жена, когда вышла. Двое полицейских сели в машине сбоку Ждана, ограничивая его в движениях. Если человек добровольно согласился проследовать в отделение, как они утверждают, он мог поехать на своем автомобиле».

Дальше, как рассказал Димитриев, полицейские привезли Ждана в отделение и начали пытать:

«С 9 утра до 5 вечера его пытали. Со слов Ждана, на него надевали противогаз и шапочку, чтобы он ничего не видел, и перекрывали доступ кислорода. Как говорят эксперты, в результате нехватки кислорода у него мог случиться инсульт. К телу Ждана в области паха, живота, к рукам присоединяли провода, которые подключали к военно-полевому телефону. Вращается индукторная коробка, вырабатывается ток. Чем сильнее вращаешь ручку, тем больше сила тока. Само устройство Ждан не видел, оно находилось у него за спиной, а он был связан. Что это был военно-полевой телефон установили уже в ходе рассмотрения дела».

По закону, говорит Димитриев, Ждан не должен был находиться в ОРЧ дольше 3 часов:

«У него процессуальный статус свидетеля, не подозреваемого. Думаю, у Ждана не было желания добровольно сидеть там столько времени, хотя бы потому, что он накануне давал показания по этому делу. Судом установлено, что материалов дела ОРМ ни у Пустовидова, ни у Сорокина не было. В качестве подозреваемого его допрашивать не могли. Допрос  подозреваемого – это следственные действия. Дознаватель может давать поручения оперативникам доставить в отделение подозреваемых. Поручения дознавателя допросить Ждана у Пустовидова не было. Информация о том, что Ждан был членом преступной группировки, в суде не была озвучена. Есть приговор в отношении Жульмагомбетова, который угнал машину. Суд не установил, что была преступная группа. У них якобы была информация, что Ждан с Жульмагомбетовым звонили хозяину машины и за вознаграждение предлагали ее вернуть. Если эта информация была, по какой причине она не была предоставлена дознавателю, чтобы тот провел следственные действия, провел очные ставки между Жданом и Жульмагомбетовым? Я предполагаю, что такой информации просто не было. Дознаватель поручения об установлении преступной группы не давал. В тот момент, когда опрашивали Ждана,  Жульмагомбетов уже находился под стражей, ключи от автомобиля были у дознавателя.

Когда Ждан поступил в больницу с инсультом, врачи обнаружили у него только кровоподтек на правом плече. Метки от элктропроводов, по словам юриста, зафиксировал судебно-медицинский эксперт, когда приезжал к Ждану позднее: «Когда человека пытают током, остаются точки. Если присоединяются два провода, остаются две мелкие-мелкие точки, красные».

«До 2009 года Ждан ни разу не обращался в больницу, — говорит Димитриев. – Была истребована медицинская карта. Правую сторону у него полностью парализовало после инсульта, и она так обездвиженной и осталась. Это все произошло до того, как Ждан попал в аварию»

«Обычно люди, которых в полиции подвергают подобного рода пыткам, —  это люди с запятнанной репутацией. Они, возможно, боятся, что получат больший срок. Ждану бояться было нечего, он проходил по делу свидетелем. Практика, когда человека удерживают в отделении всю ночь, без протоколов задержания,  повсеместно происходит, — утверждает правозащитник. Адвоката Ждана в отделение не пустили. Он сразу позвонил дежурному прокурору и рассказал об этом, а на следующий день обратился в прокуратуру с жалобой. Насколько я знаю, никаких мер прокуратура не приняла».

 

Суд

Судье Ленинского районного суда Татьяне Пронькиной понадобилось 36 заседаний, чтобы признать Алексея Пустовидова и Кирилла Сорокина виновными.

За это время заседания несколько раз переносились: из-за неявки свидетелей, ходатайств защиты и смены череды адвокатов Пустовидова. В итоге, судья даже назначила Пустовидову государственного адвоката, который сидел рядом с частным и поддерживал его решения.

Бывшие сослуживцы подсудимых показания давали путанные, говорили неохотно, Пустовидова характеризовали, как «сачка», Сорокина – как спокойного и рассудительного.  Бывшая жена Ждана показания давала по видеосвязи из Московского суда.

В конце лета защита настояла на проведении психиатрической экспертизы в отношении потерпевшего. Прокурор предложение поддержал, и Ждана на месяц отправили в Старицу – проходить стационарную экспертизу. Экспертная комиссия пришла к выводу, что Александр Ждан вменяем, склонности к фантазированию не имеет, поэтому способен давать четкие и точные показания.

 

СМИ

Когда произошли события, СМИ ждали резонанса, рассказал журналист «ТК-Регион» Виталий Сапожников:

«Однако никакой реакции от Следственного Комитета не последовало. Приезжал руководитель Комитета Игорь Каляпин и на пресс-конференции назвал оренбургскую область одной из лидеров по полицейскому беспределу, в качестве примера привел историю со Жданом. Однако СМИ об этом особо не сообщали, общественность никак не выражала свое мнение по произошедшему».

Коллега Виталия Сапожникова, журналист «Региона» Ольга Патрушева говорит, что ее  удивило отсутствие резонанса:

«Я искала информацию по этому делу в интернете и обнаружила, что только федеральные порталы писали что-то. Мы делали о Ждане сюжеты. После одного из них, этим летом, в редакцию пришел дядя Пустовидова и сказал, что его племянника оклеветали. Он предложил рассказать «на камеру», как все происходило на самом деле, однако, никаких доказательств своего утверждения он привести не мог. Поэтому мы снимать его не стали».

 

Дело Саргсяна

Через 2 года после задержания Ждана, в этой же оперативно-розыскной части скончался подследственный Армен Саргсян.
Саргсяна и его четверых приятелей задержали по подозрению в краже автомобилей.  По этому поводу Комитет против пыток даже пикитировал здание УВД Оренбурга. Тогда начальник УМВД России по Оренбургской области Ефрем Романов уволил ряд полицейских, в том числе начальника ОРЧ. Двух полицейских, пытавших Саргсяна, приговорили к 13 годам лишения свободы в колонии строго режима.


Что дальше?

У Алексея Пустовидова и Кирилла Сорокина есть 10 дней с момента оглашения приговора, чтобы подать апелляцию.  Пустовидов утверждал, что если его не оправдают, решение суда он обжалует. Не сомневается в апелляции и представитель Ждана.

По делу Александра Ждана еще не вынес решение Европейский суд по правам человека. Как рассказал Дмитрий Димитриев, в конце этой весны Министерство юстиции России предложило Ждану мировое соглашение. Оно заключалось в том, что РФ признает нарушение статей 3 и 5 Европейской конвенции: незаконное задержание и применение пыток. Министерство предложило компенсацию 45 тысяч евро.  По словам юриста, это единичный случай, когда государство признало нарушение со своей стороны и предложило компенсацию. Ждан отказался от денег, т. к. посчитал, что сумма не соответсвует моральным страданиям, которые ему причинили.  В ЕСПЧ был подан меморандум с просьбой назначить разумную компенсацию.

Сейчас Ждан живет один. Он инвалид 2-й степени. До незаконного задержания и пыток он был предпринимателем.

Фото: rubej.at.ua
Источник: Эхо Москвы

Назад...