Общественное расследование

Активистов Amnesty International начали массово вызывать в силовые ведомства для бесед о руководителе "Комитета против пыток", Газета.ру, 10 сентября 2012 года

Игорь Каляпин считает, что активность правоохранительных органов — часть кампании по его...

ФОТО: cerkes.gen.tr

Amnesty International жалуется на давление со стороны региональных силовиков. В организации утверждают, что активистов-правозащитников, которые выступили против возможного уголовного преследования руководителя «Комитета против пыток» Игоря Каляпина, начали массово вызывать на беседы в региональные управления ФСБ и Следственного комитета. Сам Каляпин считает, что активность правоохранительных органов – часть кампании по его дискредитации.

Международная правозащитная организация Amnesty International (AI) заявляет о том, что ее активисты в регионах подверглись массовым допросам силовиков. Повышенный интерес со стороны сотрудников ФСБ и СКР вызван активной позицией AI, выступающей против намерений нижегородских правоохранителей начать уголовное преследование в отношении руководителя базирующейся в Нижнем Новгороде правозащитной организации «Комитет против пыток» (КПП) Игоря Каляпина. Об этом «Газете.Ru» заявил директор российского представительства AI Сергей Никитин.

«В начале июля наши активисты в регионах запустили так называемую акцию срочной помощи Игорю Каляпину. Они разослали в управление Следственного комитета по Северо-Кавказскому федеральному округу, Следственный комитет России и прокуратуру по Ставропольскому краю заявление, в котором выразили озабоченность по поводу давления на Каляпина в связи с его правозащитной деятельностью», – отметил Никитин.

После этого активистов начали вызывать на беседы к следователям и задавать странные вопросы, недоумевает правозащитник.

Вызывали, по его словам, «по-разному»: в одних регионах активистам AI приходили повестки о вызове «на опрос», в других – повестка о даче объяснений. Но практически все документы объединяла ссылка на ст. 113 УПК: по ней любой гражданин в случае неявки может быть принудительно доставлен к следователю. «113-я статья говорит о допросе, но в самих повестках об этом нет ни слова. Естественно, людей, которые не являются юристами, это озадачило и насторожило: их вызывают побеседовать, но при этом явно стращают», – говорит Никитин. Следователей, продолжает правозащитник, интересовала степень компьютерной грамотности активистов, есть ли у них электронная почта Игоря Каляпина и знают ли они его лично. Никитин, впрочем, отказался рассказывать, в каких регионах активисты получали повестки и сколько человек в итоге побывали на допросе. «Это не нужно. Ситуация ясна без имен и фамилий. Могу лишь сказать, что повестку получил не один человек. Но, даже если бы он был один, это был бы уже повод для опасений», – подчеркнул руководитель российского AI.

Примерно такие же вопросы, о которых упоминает Никитин, задавали 4 сентября сотрудники ФСБ специальному корреспонденту журнала Esquire Светлане Рейтер. Журналистку вызвали на беседу в связи с ее материалом «Кавказские борзые». Статья основана на монологе Игоря Каляпина, который рассказал о деятельности КПП в Чечне и о том, как в республике пропадают люди.

В этой же статье Каляпин упоминает и о деле уроженца Чечни Ислама Умарпашаева, который был похищен в республике в декабре 2009 года.

По факту исчезновения Умарпашаева Следственный комитет республики сразу возбудил уголовное дело, но до последнего момента правоохранители доказывали родственникам пропавшего, что не могут установить его местонахождение. В апреле 2010 года КПП предоставил юридическую помощь Умарпашаеву, который к тому моменту уже был освобожден. В своих показаниях Умарпашаев утверждал, что похитили его сотрудники чеченского ОМОНа, которые на протяжении четырех месяцев удерживали его на своей базе и пытали. КПП продолжает помогать Умарпашаеву по сей день. Пока идет расследование, правозащитники вывезли Умарпашаева в безопасное место за пределами Чечни. «Аналогичных историй в Чечне очень много. Мы ведем несколько, и, естественно, от этого не в восторге чеченские силовики», – заявил «Газете.Ru» Игорь Каляпин.

Другое дело, которое, по словам правозащитника, могло не понравиться чеченским силовикам, напрямую касается руководителей республиканского ОМОНа. Сотрудники спецподразделения, по утверждению правозащитника, издевались над оперативниками чеченского уголовного розыска.

Сами оперативники рассказывали Каляпину, что попали «под раздачу» за то, что посмели задержать по обвинению в убийстве одного из бойцов ОМОНа в ноябре 2007 года.

На следующий день оперативников задержали, доставили на базу ОМОНа и, как они говорят, начали пытать. Якобы их подвесили за ноги на деревья, избивали и пустили через строй: каждый из бойцов мог ударить или плюнуть в любого из сотрудников угрозыска. Издевательства, по словам милиционеров, происходили на глазах у командира ОМОНа Алихана Цакаева: наблюдая за тем, как его подчиненные проводят «воспитательную работу» с оперативниками, он произносил речь, из которой следовало, что «так будет с каждым, кто поднимет руку на сотрудника ОМОНа», рассказал Каляпин.

Чеченские силовики дважды пытались возбудить уголовное дело в отношении Каляпина. О последней попытке стало известно в январе 2012 года, когда правозащитника заподозрили в разглашении тайны следствия по делу Умарпашаева. Когда возбудить дело не получилось, спустя полгода это попытались сделать на родине правозащитника – в Нижнем Новгороде, причем все по тому же мотиву – разглашение тайны следствия. Как утверждали в КПП, на сей раз поводом к началу доследственной проверки послужил рапорт одного из оперуполномоченных областного УФСБ. Оперативник посчитал, что Каляпин сказал больше, чем следует по закону, в беседах с корреспондентом «Новой газеты» (имеются в виду материалы «Робкие гости Кадырова», «Очная ставка провалилась», «Вертикальное бессилие» и «Чечню стоит защищать»), все в том же монологе «Кавказские борзые», а также в «Чеченских дневниках» правозащитника, которые были опубликованы на сайте «Комитета против пыток».

«Нам кажется, что интерес правоохранителей к журналистам и активистам – это один из способов давления на правозащитников и нашу организацию», – уверен Сергей Никитин. Каляпин с ним согласен. «Поражает масштаб устроенной против меня кампании. На дело по моей дискредитации брошены силы сотрудников центров Э, ФСБ и СК сразу нескольких регионов. Если честно, я с трудом понимаю смысл всего того, что происходит», – недоумевает глава «Комитета против пыток».

В Следственном комитете не смогли прокомментировать массовые «опросы» активистов Amnesty International.

Источник: Газета.ру 

Назад...