Общественное расследование

"Садисты в погонах. Пострадавшие от рук полицейских вынуждены искать защиту в Европе", Свободная пресса, 22 октября 2012 года

Вечером 21 октября министр внутренних дел России Владимир Колокольцев в эфире телеканала «Россия 1» объявил о «посадочной» компании среди недобросовестных полицейских. «Посадки идут, несмотря на чины и звания», - обнадежил он людей, пострадавших от правоохранительных органов.

Правозащитники заявление Колокольцева оценили скептически. Особенно те из них, кто занимается одной из самых болезненных (в прямом и переносном смысле) проблем - пытками.

- Я как человек, представляющий интересы российских граждан в Европейском суде по правам человека, могу сказать следующее: люди продолжают жаловаться на качество расследований их заявлений о пытках, - говорит заместитель председателя Межрегиональной Общественной Организации «Комитет против пыток» Ольга Садовская. - Не находя поддержки со стороны властей, они вынуждены искать правду и защиту вне правоохранительной системы России и идти в Страсбургский суд. И этот поток жалоб в Страсбург, увы, не уменьшается.

«СП»: - У вас есть конкретные примеры?

- Да, есть. К сожалению, таких дел предостаточно. Вот свежие случаи по Нижнему Новгороду. В феврале этого года был избит Дмитрий Крутов. Он был госпитализирован в больницу, где в ходе операции перенес клиническую смерть. В отношении сотрудника полиции, применившего насилие к Крутову, возбудили уголовное дело. В сентябре оно передано в суд.

В июне другой Дмитрий – Николаев – также был жестоко избит сотрудниками полиции, которые заподозрили его в краже велосипеда. Мы активно занялись этим случаем, и довольно скоро в отношении полицейских также было возбуждено уголовное дело. Сейчас оно находится в суде.

20-летний житель Оренбурга Владимир Архипов обратился к нам с заявлением, что сотрудники ДПС избили его прямо в автомобиле. В итоге парень получил множественные травмы. Один сотрудник полиции даже признался, что использовал электрошокер. Однако проверка заявления Архипова Следственным комитетом продолжается более 14(!) месяцев. Следователь упрямо продолжает считать, что Архипов все телесные повреждения нанес себе сам.

В марте этого года из-за действий полиции пострадал еще один житель Оренбурга - Сергей Иванов: он лишился селезенки. Сотрудник полиции бежал в Москву, пытаясь скрыться от следствия, был объявлен в розыск и найден. Сейчас он находится в следственном изоляторе.

А вот одно из дел в Чечне. По словам Бека-Магомеда Мидиева, являвшегося бойцом батальона «Юг», его пытали, требуя признаться в убийстве своей жены. В деле, что называется, есть «медицина», то есть у него зафиксированы травмы. Но, как водится, официальное расследование не заладилось. Один пример. Начальник отдела полиции, где предположительно пытали Мидиева, отвечает на запрос следователя СК РФ вот что: направить в ваш адрес материалы видеонаблюдения не представляется возможным по техническим причинам - невозможно снять информацию с жесткого диска». Следователь от дальнейших попыток получить записи с видеокамер уклонился.

«СП»: - Удавалось ли вам довести дела до логического конца, и каковы компенсации за причиненные пытки?

- В феврале 2010 года сотрудник медицинского вытрезвителя ОВД по Бирскому району и городу Бирску (Республика Башкортостан) Владимир Фархутдинов искалечил студента одного из башкирских ВУЗов Дмитрия Апарина, сломав ему позвоночник. В результате этого преступления молодой человек стал инвалидом, а сотрудник милиции отправился отбывать наказание в исправительную колонию. В октябре этого года Ленинский районный суд Уфы частично удовлетворил иск и постановил выплатить Дмитрию за счет средств бюджета около 800 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда и возмещения затрат на покупку медицинских препаратов.

Владислав Симухин, являясь милиционером роты отдела вневедомственной охраны при ОВД по г. Октябрьский Республики Башкортостан, находясь в состоянии алкогольного опьянения, 1 мая 2010 года получил табельное оружие. Однако Симухин на дежурство не заступил, вновь выпив водки, поехал в Уфу. 2 мая, находясь в изрядном подпитии, «поймал» машину, водителем которой был Альберт Мухаметзакиров, договорился о том, что последний довезет его в Демский район Уфы. В пути Симухин выстрелил в голову Мухаметзакирова, после чего скрылся с места преступления. Мухаметзакиров скончался. Кировский районный суд Уфы признал Симухина виновным, ему назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы. Недавно суд удовлетворил исковые требования вдовы Мухаметзакирова, присудив 800 тысяч рублей.

В конце 2010 года Константин Алмакаев в одном из поселков Республики Марий Эл со своими друзьями направился в местное кафе праздновать встречу друга из армии, к ним подошли несколько агрессивных мужчин, «подогретых» алкоголем. Один из подбежавших мужчин ударил Алмакаева ногой в грудь. Как выяснилось позже, этот человек являлся сотрудником ОМОНа. Позднее Косте была сделана трепанация черепа. В настоящее время Алмакаеву присвоена инвалидность. Возбужденное уголовное дело трижды приостанавливалось в связи с неустановлением подозреваемого. Однако обвинение все-таки было предъявлено и дело направлено в суд. 14 августа 2012 года приговором мирового судьи сотрудник полиции был признан виновным. В конце сентября 2012 года районный суд оставил приговор без изменения.

«СП»: - С какими проблемами вы сталкиваетесь?

- Практика показывает, что основным противодействием, с которым нам приходится сталкиваться, является саботаж расследования дела со стороны следователей Следственного комитета. Нам приходится из кожи вон лезть, чтобы «дотащить» дело до суда. Приходится включать целый ряд механизмов – жалобы начальству, обращения в прокуратуру, судебные иски и так далее.

«СП»: - Вы работаете только по пыткам в связи с получением от человека признательных показаний?

- Случаются и нестандартные ситуации. Например, одно из последних дел в той же Йошкар-Оле. 12 марта 2012 года Саша Кузнецов, ученик 3-Б класса школы № 30 Йошкар-Олы, как обычно направился в школу на занятия. В обед, когда Саша был в школе, к нему подошел отец его одноклассника, Сергей Бакулин, являвшийся на тот момент сотрудником управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН). Он взял Сашу за ухо и держал 15 минут, при этом обзывая ребенка нецензурными словами и угрожая физической расправой. Затем мужчина три раза ударил Сашу затылком об стену. В апреле было возбуждено уголовное дело. В настоящее время Бакулину предъявлено обвинение, материалы уголовного дела направлены в суд.

«СП»: - А бывает ли так, что заявитель, мягко говоря, врет?

- Бывает и такое. Мы не становимся автоматически против полиции. Во главу угла ставится объективность. На это и нацелено общественное расследование. Мы проверяем доводы заявителя. По многим случаям не можем утверждать, что к человеку применялась пытка. Иногда мы вообще опровергаем версию заявителя. Случается, что насилие применялось, но было законно. Например, в июле этого года в Башкирское представительство МКПП обратился гражданин Безнасюк. С его слов, 29 марта 2012 года он был задержан сотрудниками полиции, и в ходе задержания к нему была применена физическая сила. Согласно справкам из больницы, действительно у Безнасюка были выявлены ушибы и ссадины. Но с другой стороны, имелся целый ряд факторов не в его пользу. Безнасюк был ранее судим. Сотрудники полиции имели достаточные основания полагать, что тот может оказать активное сопротивление при задержании. Данные обстоятельства впоследствии подтвердились - у Безнасюка нашли оружие и патроны. Мы опросили многих очевидцев задержания. Достаточных доказательств, которые позволили бы с уверенностью утверждать факт нарушения прав человека, в ходе этого общественного расследования мы не обнаружили. Однако этот случай не типичный.

«СП»: - Есть ли свет в конце туннеля?

- Пытки случаются и в европейских странах, но там начальство активно участвует расследованиях, что бесспорно сказывается на общем отношению к насилию со стороны правоохранительных органов. Что касается России, то ситуация с пытками в полицейских участках примерно везде одинаковая, света в туннеле пока не видно. Мы это судим по опыту нашего комитета против пыток, который работает в Нижегородской и Оренбургской областях, в Республиках Башкортостан, Марий Эл и Чечни.

«СП»: - Известно, что на Западе руководители полиции приносят публично свои извинения за действия подопечных, а как у нас?

- Да, закон «О полиции» устанавливает, что «полиция приносит извинения гражданину, права и свободы которого были нарушены сотрудником полиции». Мы отобрали наши дела с приговорами, вынесенными сотрудникам внутренних дел, уже ставших полицейскими. И в конце июня этого года были направлены соответствующие обращения на имя господина Колокольцева, а также на имя глав подразделений МВД тех субъектов, в которых осуществляет свою деятельность МКПП.

«СП»: - И каковы ответы?

- Они больше напоминают отписки. Федеральное министерство, а также УМВД по Оренбургской области указали, что порядок принесения извинения нормативно не установлен, и что следует дождаться специального приказа МВД по этому поводу. (К слову, появившийся 15 августа соответствующий приказ о порядке принесения извинений оставляет больше вопросов, чем ответов. И даже после вынесения приказа вал извинений мы не увидели.)

Министерство внутренних дел по Республике Башкортостан поступило еще проще, перенаправив наше обращение по делам Башкирского отделения МКПП в прокуратуру Нижегородской области. Мол, проверьте, что у вас там за Комитет против пыток такой. А МВД по Чеченской Республике вообще «отличилось», указав, что решение суда о признании нарушений прав граждан не обязывает полицию совершить определенные действия.

Забавно вышло с Нижегородским УМВД. Оттуда позвонили, слова примерно следующие: «Раньше от нас этого никто не требовал, у нас не разработан бланк. У вас нет какого-нибудь типового извинения?». Без комментариев, что называется.

Александр Ситников
Источник: Свободная пресса

Назад...