Общественное расследование

"Привязали скотчем за руки и ноги к решетке, надели на голову ведро и травили перцовым баллончиком около 16 часов", 12 марта 2013 года, URA.Ru

Путину отправили подробный доклад о том, как бунтовали заключенные на Южном Урале. Предлагается менять Уголовный кодекс

Совет по правам человека при президенте РФ обнародовал доклад об итогах общественного расследования обстоятельств событий, имевших место в ИК-6 ГУ ФСИН России по Челябинской области в Копейске. Текст, подписанный руководителем рабочей группы по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы Андреем Бабушкиным, отправлен Владимиру Путину и директору ФСИН России Геннадию Корниенко. Доклад юридической силы, как таковой, не имеет. Здесь лишь приводятся рассказы заключенных, поведавших общественникам о том, что происходило внутри колонии, и высказываются рекомендации по этому поводу. Соответствуют ли изложенные зеками факты действительности, устанавливает следствие. Но даже если ничтожная часть жалоб подтвердится, то последствия для руководителей колонии могут быть серьезными. Подробности - в материале «URA.Ru».   Колония №6 в Копейске считалась образцовой. 24 ноября прошлого года здесь начался бунт, который продолжался почти двое суток. 500 заключенных отказывались покидать территорию режимного коридора жилой зоны. Часть из них забралась на крышу одного из зданий, развернув плакаты с призывами о помощи. Никакие уговоры на бунтовщиков не действовали. За пределами колонии толпились родственники. Кто-то со стороны вбрасывал явно провокационные слухи, что непокорных бьют и даже убивают, а трупы тайно вывозят. К счастью, все это не подтвердилось, и вообще, силовых методов к заключенным не применяли.    Акция протеста была прекращена только после того, как заключенным дали слово, что с ними встретятся, чтобы выслушать их жалобы, руководители следственного комитета и прокуратуры. Встречи действительно состоялись. В колонию приезжали прокурор области Александр Войтович, руководитель СК РФ по региону Владимир Чеурин, начальник ГУ МВД по области Владимир Скалунов, руководители ГУФСИН, правозащитники, а также представители Совета по правам человека при президенте РФ Игорь Каляпин и эксперты Совета Дмитрий Солодкий, Дмитрий Казаков, Альберт Кузнецов, Владимир Рубашный и Ильнур Шарапов.



Спецконтингент бунтовал двое суток  

В правительстве области прошло совещание с участием губернатора Михаила Юревича. По результатам жалоб было возбуждено уголовное дело по пунктам «а», «в» части 3 статьи 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий»). Всего осужденные подали более 140 заявлений, в которых говорится о «вымогательстве сотрудниками исправительного учреждения в период с 2008 года по ноябрь 2012 год денег в сумме от 5 тыс. до 90 тыс. рублей путем создания неблагоприятных условий отбывания наказания и угроз применения физического насилия».   Расследованием занялись следователи СУ СК РФ по Челябинской области. В самой колонии, а также в квартирах руководителей ИК прошли обыски. В отношении начальника колонии, майора внутренней службы Дениса Механова было возбуждено уголовное дело по пункту «а» статьи 286 УК РФ (превышение служебных полномочий). Расследованием занялись следователи СУ СК РФ по Челябинской области.   25 декабря на одном из допросов Механова заковали в наручники и увезли в ИВС. На следующий день его временно отстранили от работы, а за согласие сотрудничать со следствием отпустили под подписку о невыезде. Наблюдатели полагают - Механова не стали арестовывать, чтобы не допустить дестабилизации обстановки в исправительных учреждениях не только Южного Урала, но и всей России. Неизвестно, какой бы была реакция на арест и как бы «спецконтингент» отпраздновал победу.



Начальник колонии Денис Механов стал фигурантом уголовного дела и находится под подпиской о невыезде   

Само расследование продолжается. И вот теперь СПЧ рассказывает о том, на что жаловались заключенные и как сотрудники колонии давали объяснения по жалобам.   Из доклада: «В беседах с представителями Совета руководители колонии и ГУ ФСИН области пытались объяснить протестную акцию «внешним влиянием» криминалитета, а также действиями отрицательно настроенных осужденных внутри исправительного учреждения. Однако никаких доказательств такого влияния представлено не было». Далее жалобы и собственные наблюдения членов комиссии.   «Во время проверки осужденных выгоняют на мороз при температуре минус 30 градусов и ниже. Иногда неработающие осужденные стоят до 5 часов. Осужденные из 2-го отряда («адаптация») могут стоять в течение дня». «Со слов осужденного Л., он был подвергнут пыткам в ШИЗО. Сотрудники вытравили его из камеры при помощи перцовых баллончиков и затащили в медицинский кабинет ШИЗО. Там его привязали скотчем за руки и ноги к решетке, надели на голову ведро и травили перцовым баллончиком около 16 часов, до вечера следующего дня, мотивируя это тем, что он пишет много жалоб на условия содержания».



В докладе СПЧ сообщается о вымогательствах со стороны сотрудников колонии  

«Осужденный Т. сообщил, что его привязали скотчем за руки, за ноги и за голову спиной к решетке скотчем. Под скотч засунули палки, чтобы они вызывали боль. После этого сотрудник администрации А. начал наносить Т. удары ногой в паховую область. От побоев Т. потерял сознание, очнулся он лишь тогда, когда его отвязывали. Другие осужденные слышали его крики, однако сотрудники администрации, для того чтобы заглушить их, включили громкую музыку».   «Одной из целей жестокого обращения является принуждение той части осужденных, которые хотели бы пользоваться незаконными льготами и привилегиями, вступать в актив колонии (Секцию дисциплины и порядка, СДиП), принимающий участие в насаждении в учреждении порядка, направленного на применение пыток и поборов. С 2010 г. (согласно приказу ФСИН от 31.12.2009 г.) в ИК-6 формально перестала действовать Секция дисциплины и порядка (СДиП), однако неформально эта секция продолжает существовать. Члены СДиП имеют ряд льгот, не маршируют, им предоставляются ежемесячные свидания; они следят за тем, как осужденные маршируют, какие носят прически и т.д.».   «По информации осужденных, председатель СДиП Д. контролировал перевод осужденных по прибытии в ИК-6 в карантин и в отряд адаптации. Он выяснял семейное и финансовое положение осужденного с последующей передачей информации только Механову Д.С. (начальник колонии) или Зяхору Е.П. (заместитель начальника колонии по безопасности и оперативной работе). Если надо было применить физическую силу, то Д. применял ее в каптерке, избивая осужденного».



В числе тех, кто наиболее активно рассказывал о поборах – бывший вице-мэр Магнитогорска Виталий Сидоренко, отбывающий в ИК-6 срок за коррупцию

«Суммы поборов составляют от нескольких тысяч до нескольких сотен тысяч рублей. Чаще всего на эти средства приобретаются товары, которые приносятся и передаются администрации колонии вместе с чеками. Есть предположение, что после этого данные суммы проводились как расходы бюджетных средств». «Гражданка С. (мать осужденного) пояснила, что до того, как она «оказала материальную помощь» колонии, ее сына избивали, ставили «на растяжку». Помощь колонии она оказывает добровольно. Сын пояснил, что не знает, за что его били».   «Гражданка Б. пояснила, что в ИК-6 у нее отбывает наказание брат. При смене руководства колонии 2 года назад порядки не менялись. В колонию, по просьбе брата, она стала возить стройматериалы: кирпич, доски, смеси, обои, сантехнику. Суммы, на которые приобретались материалы, доходили до 100 тыс. руб. Данные стройматериалы передавались, чтобы брат «работал и был жив-здоров». К материалам она прикладывала чеки и счета-фактуры».



Родственники заявляли, что «выкупают» жизнь и здоровье своих близких, отбывающих наказание  

«Осужденный С., в связи с тяжелым заболеванием обеих ног признан инвалидом 2 группы, передвигаться не может. На момент прибытия членов Совета в дневное и вечернее время он сидел на голом дощатом полу. После вмешательства членов Совета С. был выдан матрас». «В цехе по переработке полимеров перерабатываются опасные отходы, в т.ч. использованные медицинские шприцы, содержащие биологические отходы, в частности, кровь человека. Обнаружена бирка «Опасные отходы класса Б». Со слов эксперта Совета В. Рубашного, известно, что лампочки, обеспечивающие достаточное освещение, были установлены в данном цехе только 3 декабря 2012 г.». «При опросе осужденных установлено, что они работают в цехе полную рабочую смену. Тем не менее ни один из осужденных не получает на лицевой счет денежных средств, составляющих 25% от минимального размера оплаты труда (МРОТ), как это предусмотрено ст. 105 и ч. 3 ст. 107 УИК РФ. Так, в ноябре 2012 года получили на лицевой счет: осужденный М. – 76 руб., И. (бригадир) – 578 руб., А. – 56 руб., Д. – 50 руб., К. – 76 руб., Х. – 76 руб., М. – 76 руб., Д. – 76 руб., Ф. – 448 руб., А. – 50 руб.».   «Выявлено 15 осужденных, у которых отсутствуют фаланги пальцев. Сами осужденные утверждают, что данные повреждения получили в результате нарушения техники безопасности при работе на станках в промышленной зоне. При этом, со слов осужденных, сотрудники колонии отказывались оформлять данные травмы как полученные на производстве, указывая в медицинской документации не соответствующие действительности причины получения травм. Начальник ГУ ФСИН по Челябинской области Турбанов В.Н. в присутствии членов Рабочей группы дал указание о приостановке работы участка». И так далее, и тому подобное. Жалобы на низкую зарплату, тяжкие условия труда и быта. Еще раз повторим – это только изложенные жалобы и увиденное комиссией СПЧ. Вину сотрудников колонии может установить только суд.



Уполномоченный по правам человека в Челябинской области еще 2011 году заявлял о нарушении трудовых прав заключенных  

В докладе также приводится заключение уполномоченного по правам человека в Челябинской области Алексея Севастьянова, подготовленное еще в 2011 году: «В части трудовых прав хотелось бы отметить, что нарушения трудового законодательства в исправительных учреждениях Челябинской области неоднократно отмечались и Прокуратурой Челябинской области. Такие нарушения были обнаружены в ИК-1, ИК-6, ИК-15 (г. Копейск), СИЗО-4 (г. Златоуст), ИК-10 (г. Кыштым)».   Отдельным пунктом выносится представление о прокурорском надзоре. «Некоторые осужденные сообщили, что надзирающий прокурор при получении объяснений от осужденных в ряде случаев отказывается записывать объяснения, утверждая, что такие объяснения ему не нужны». «Гражданка А. пояснила, что ее сын был избит в ИК-1, в СИЗО его видел избитым прокурор Войтович, дал указание зафиксировать побои. Однако после этого оперативные сотрудники заставили осужденного написать заявление о том, что телесные повреждения он получил в результате падения».   И, наконец, выводы. Среди причин бунта члены комиссии называют «массовые, систематические и грубые нарушения прав и законных интересов осужденных, имевшие место в течение длительного времени в данном учреждении; «отсутствие эффективного прокурорского надзора за соблюдением законности в колонии; укрывательство органами прокуратуры и предварительного следствия, совершаемых в учреждении правонарушений и преступлений», «активное и безнаказанное преследование осужденных, обращающихся с жалобами, в том числе в ОНК Челябинской области»; «факты, указывающие на наличие коррупционных связей в ИК-6 и системе ГУ ФСИН России по Челябинской области».




В СПЧ отметили действия ОМОНа, не ставшего применять силу к бунтующим

Цитируется заявление губернатора Михаила Юревича на выездном заседании рабочей группы Совета: «Ситуация в колониях напряженная. Сейчас сложно выяснить все детали произошедшего. Но в целом – прежним руководством ГУФСИН построена система, которая будоражит всю страну. Массовые случаи избиения и издевательств, самоубийств. Разобраться нужно очень серьезно. В области начальник ведомства назначен совсем недавно, мы не можем предъявлять пока ему претензии. Но сама система, очевидно, порочна, и ее нужно менять».   По результатам проверки, рабочая группа СПЧ считает необходимым поддержать усилия руководства ФСИН России и начальника Главного управления ФСИН России по Челябинской области Владимира Турбанова по наведению порядка и восстановлению законности и прав человека в учреждениях уголовно-исполнительной системы. При этом отмечаются профессиональные действия руководства ГУФСИН по недопущению насильственного разрешения ситуации, сложившейся в результате бунта. Также рекомендовано подключить к расследованию сотрудников СК РФ независимых от от СУ СК по Челябинской области.   Рекомендация запоздалая – еще после новогодних праздников руководитель СК РФ Александр Бастрыкин распорядился передать материалы из южноуральского СК в СК РФ по УрФО. В СПЧ также считают необходимым дополнить ст. 117 УИК РФ нормой о том, что срок нахождения в штрафном изоляторе не может превышать 60 суток в год, как это было еще во времена СССР. Еще члены комиссии предлагают ввести в Уголовный кодекс норму об уголовной ответственности должностных лиц за преследование граждан, сообщивших о совершенном преступлении.   В пресс-службе ГУ ФСИН по Челябинской области отказались давать комментарии по докладу, сославшись на то, что данной темой занимается следствие. Омбудсмен Алексей Севастьянов сообщил «URA.Ru», что доклад ему уже представлен и в целом он согласен с выводами комиссии.

Альбина Золотухина, © «URA.Ru»

Назад...