Общественное расследование

"Игорь Каляпин: В процессе по делу Кутаева состязательности не было вообще", 31 октября 2014 года, Открытая Россия

Руслан Кутаев. Фото: pytkam.net

31 октября судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Чеченской Республики на два месяца сократила срок наказания правозащитнику Руслану Кутаеву, осужденному за хранение наркотиков. Глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин, проводивший независимое расследование дела Кутаева, — о том, почему не стоит радоваться проявленному чеченским судом гуманизму

Я буду говорить только о том, что считается установленным судом и с чем согласилась апелляционная инстанция. Судом установлено, что 20 февраля этого года вменяемый 57-летний человек, кандидат философских наук, защитившийся в свое время в Санкт-Петербурге, а не в городе Грозный, как некоторые академики, находясь в трезвом уме ехал на такси из города Пятигорска в Чеченскую республику.

Он был в спортивном костюме и тапочках-сланцах; напомню, на дворе было 20 февраля. По дороге он звонил разным высокопоставленным и влиятельным людям — депутату Гудкову, герою России Нефедову (Сергей Нефедов — космонавт-испытатель, друг Кутаева — Открытая Россия), военному обозревателю «Новой газеты» Измайлову — и говорил: ребята, у меня проблемы, меня преследуют, ко мне приходили, меня повсюду ищут, меня требуют на расправу к главе республики.

Рассказывая все это, он якобы находит в такси сверток с героином. Зная, что его могут задержать, и не являясь наркоманом, что установлено экспертизами, он засовывает этот сверток себе в карман, приезжает в глухое село Гехи к своему родственнику и тут на свою беду на тупиковой улице, где нет ни машин, ни прохожих, вдруг встречается с шестью полицейскими и двумя понятыми, которые там оказались совершенно случайно. Непонятно, почему они его остановили и досмотрели, но они обнаружили героин, при этом разные полицейские дают разные показания по поводу того, кто именно нашел наркотик. Вообще, все шестеро страдают амнезией — они называют разные машины, не помнят, какая была погода. Потом полицейские усадили Кутаева в машину и отвезли его в город Грозный. Что он там делал в течение следующих 12 часов, тоже никто из них пояснить не мог — протокол задержания составлен только через 12 часов, когда Кутаева уже доставили в Урус-Мартан.

Эта крайне странная версия событий считается установленной судом. На все наши попытки призвать суд проверить ее нам ответили отказом. Были ли эти полицейские на месте событий в тот день? На фотографиях из дела погода явно не такая, как была в тот день. Подпись на протоколе задержания — явно не Кутаева. Но все ходатайства суд отклонил: у нас нет оснований сомневаться в показаниях полицейских, ответили нам. В каких именно показаниях? — ведь все полицейские говорят разное. Затем эта странная версия перекочевала из первой инстанции во вторую, и суд второй инстанции ее, как это на их жаргоне называется, «засилил» (оставил в силе, утвердил — Открытая Россия).

Никто даже не пытался разыскивать машину, в которой Кутаев якобы нашел героин, у него не проводился досмотр дома — все всё понимали. Если вменять Кутаеву приобретение наркотических средств, то логично выяснить, у кого. Если вменять сбыт, то логично задаться вопросом: кому? Так что суд уточнил в апелляционном постановлении, что Кутаев наркотическое средство не приобретал и не сбывал, он его только хранил, и снизил ему наказание на два месяца. Проявил гуманизм.

При этом на протяжении всего процесса Кутаев говорил о том, что происходило с ним в те самые 12 часов до составления протокола: что задержали его не полицейские, а некие люди в форме, что они отвезли его в Грозный и там били, от чего у него остались телесные подтверждения, и пытали током, от чего у него остались метки. Кутаев обращался с заявлением лично к председателю Следственного комитета, к уполномоченному по правам человека Лукину, к главе президентского Совета Федотову (я отвозил) — и везде он подробно описывал, как его избивали. Естественно, о том же самом неоднократно говорил и его защитник Петр Заикин. Видимо, кому-то, кто очень внимательно отслеживал процесс, это не понравилось. Поэтому сегодня прозвучали два определения: во-первых, в адвокатскую палату будет направлено представление о лишении Заикина адвокатского статуса, а во-вторых — в СУ СК Чеченской республики направлено представления о проведении процессуальной проверки на предмет возбуждения в отношении Заикина уголовного дела по статье «клевета».

Если бы это происходило в Чебоксарах, Нижнем Новгороде или Урюпинске, даже предвзятому следователю не пришло бы в голову возбуждать дело по таким основаниям. Но дело происходит в городе Грозный. Здесь и представления эти судом были вынесены не самостоятельно, предполагаю. Во всяком случае, всего два заседания назад председательствующий судебной коллегии высказывал комплименты адвокату Заикину: всем бы чеченцам таких адвокатов, как вы. Так что в республике явно присутствуют силы, которые могут давать команды Верховному суду. Думаю, такие команды может получить и Следственный комитет.

Мы, конечно, будем готовить жалобу в ЕСПЧ, потому что статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на справедливое судебное разбирательство — Открытая Россия) здесь нарушена очевидно состязательности в процессе не было вообще. Слова полицейских, положенные в основу обвинения, для суда являются абсолютной истиной. Слова защиты и потерпевшего не рассматриваются даже как повод для того, чтобы по ним провести проверку. Об этом сегодня сам Кутаев сказал в прениях: «Я не просил суд поверить мне на слово, суд верит полицейским и не верит мне, это я уже понял. Но я не понял, почему суд не хочет даже проверить мои слова».

Президент «Ассамблеи народов Кавказа» Руслан Кутаев был задержан неизвестными в черной форме 20 февраля 2014 года в доме своего родственника в селе Гехи. Незадолго до этого чеченский правозащитник провел научно-историческую конференцию, посвященную депортации чеченского, ингушского и балкарского народов, 70-я годовщина которой приходилась на 23 февраля. В 2011 году Рамзан Кадыров заявил, что никаких траурных мероприятий, связанных с этой датой, в Чечне больше проводиться не будет. 19 февраля 2014 года участников организованной Кутаевым конференции вызвали на беседу в администрацию главы республики. Сам правозащитник на встречу идти отказался. «Мемориал» признает его политзаключенным.

Источник: Открытая Россия

Назад...