Общественное расследование

Отец молодого человека, погибшего на экзамене в ОМОН, обратился к главе МВД, 18 мая 2016 года, Росбалт

ОМОН дежурит у места проведения концерта группы Belphegor © Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин


Житель Йошкар-Олы обратился к министру внутренних дел России Владимиру Колокольцеву с просьбой внести изменения в приказ, регламентирующий проведение экзаменационных боев в ОМОН. Сын заявителя погиб в декабре 2014 года после такого боя в Марий Эл.

Как сообщает «Комитет по предотвращению пыток», во время сдачи экзамена по физической подготовке Максим Ядыков получил травму и впал в кому. На следующий день он умер в больнице не приходя в сознание. Судебно-медицинская экспертиза установила, что смерть наступила «от тяжелого ушиба головного мозга, с его сдавлением левосторонней, субдуральной гематомой, возникшей вследствие закрытой черепно-мозговой травмы». По мнению эксперта, эти повреждения возникли от «четырехкратного воздействия тупого предмета».

Родители Ядыкова обратились в Следственный комитет. На протяжении восьми месяцев следственный отдел проводил проверки, по результатам которых четырежды выносил незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, и лишь 22 июня 2015 года дело было возбуждено по ч. 1 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»). Однако 22 февраля 2016 года новый следователь по этому делу вынес постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления. «В рассматриваемом случае имеет место уголовно-правовой казус в виде невиновного причинения вреда», — посчитал следователь.

Позиция следствия свелась к тому, что согласно нормативному документу при проведении тестирования не предусмотрено обязательное присутствие медицинского работника, обладающего высшим образованием и специальными познаниями в области спортивной медицины, и по этому основанию организаторы тестирования не нарушили мер безопасности и, следовательно, не могут привлечены к уголовной ответственности.

В свою очередь, отец погибшего Анатолий Ядыков, проанализировав восемь подобных случаев, пришел к выводу, что причины смертей кандидатов во время экзаменационных боев кроются в крайне размытых формулировках ведомственного приказа № 210 «Об утверждения Наставления об организации использования сил и средств подразделений специального назначения территориальных органов МВД России при проведении специальных операций».

По мнению Ядыкова, в этом наставлении «нет ни одного четкого критерия, каким образом убедиться в морально-волевых качествах кандидата, каким образом сделать вывод о несоответствии кандидата к предъявляемым требованиям до наступления летальных для кандидата последствий, каким образом организовать и принять соответствующие меры безопасности? Нет критерия, по которому делается вывод об активном бое, и что предпринимать, если кандидат не в состоянии вести активный бой».

В связи с этим Анатолия Ядыков просит министра внутренних дел Российской Федерации «рассмотреть вопрос о внесении в приказ № 210 изменений, направленных на тщательную организацию мер безопасности кандидатов при тестировании: обязательное медицинское сопровождение и не позволяющих двусмысленное толкование правил тестирования, четкое определение „активного боя“, либо разработать новую методику тестирования кандидатов при трудоустройстве в силовые подразделения МВД».

«Присутствие квалифицированного медицинского работника на экзаменах при трудоустройстве в ОМОН, безусловно, снизит риски несчастных случаев. Именно поэтому необходимо законодательно закрепить обязательное медицинское сопровождение во время проведения экзаменов. Следователь, внеся представление командиру ОМОН, признал, что государство в лице подразделения МВД не предприняло все возможные меры для сохранения жизни Максима Ядыкова. Однако по мнению сотрудника Следственного комитета, этого недостаточно для предъявления обвинения, — комментирует юрист Комитета по предотвращению пыток Дмитрий Яликов, представляющий интересы родителей Максима Ядыкова. — Только недавно мы смогли ознакомиться с материалами уголовного дела и в ближайшее время будем обжаловать постановление о его прекращении. Также мы обратимся в суд с исковым заявлением о компенсации морального вреда, причиненного родителям гибелью их сына».

Источник: Росбалт

Назад...