Общественное расследование

Суд признал милиционеров виновными в убийстве пациента вытрезвителя

В Нижнем Новгороде 5 июля судом Советского района был вынесен прецедентный приговор по уголовному делу об убийстве пациента медвытрезвителя. На скамье подсудимых оказались трое милиционеров, как установил суд, один из них задушил мужчину обломком стула, когда тот стал громко проситься домой, два других служителя порядка долго покрывали коллегу. Это первый приговор о пытках в вытрезвителе не только в Нижнем Новгороде, но и в России, хотя издевательства над людьми в этих заведениях уже давно стали притчей во языцех.
 
Нижегородец Александр Аношин попал в вытрезвитель 25 июля 2002 года. Вечером он с тремя коллегами по "Гидромашу" (здесь Аношин работал фрезеровщиком, "фрезеровщиком от бога", как говорят о нем коллеги) отметил аванс бутылкой водки, и около 19.00 на проспекте Гагарина шатающийся мужчина попался на глаза милицейскому патрулю. На следующий день семье Аношина — жене и четырем детям — сообщили, что их отец повесился на решетке в палате вытрезвителя.

— Это был шок, — рассказывает сестра Аношина Елена. — Мой брат никогда нигде не валялся в пьяном виде, да и о суициде ни разу даже не упоминал.

По словам близких, слишком многое в истории не вязалось с самоубийством:

— У Саши была порвана губа, на теле следы побоев, потом выяснилось, что у него из-за удара разрыв тонкого кишечника, да и простыня, на которой он якобы повесился за решетку, даже не имела следов ржавчины от этой решетки.

Однако доказать, что Аношин был убит, долгие годы не получалось. В течение нескольких лет в деле не было конкретных фигурантов, а свидетели неоднократно меняли свои показания. С мертвой точки дело сдвинулось в декабре 2005 году, когда жалоба близких Аношина была принята к рассмотрению Европейским судом по правам человека в Страсбурге. Уже через полгода после этого уголовное дело дошло до суда и в России. Оно рассматривалось почти целый год. Приговор прозвучал на этой неделе. Согласно ему, Аношин умер в результате асфиксии — его задушил обломком стула милиционер вытрезвителя Алексей Маслов, который таким образом решил "успокоить мужика", просящегося домой и стучащегося в дверь. Коллеги Маслова Антонов и Агеев, по версии суда, о случившемся знали, но не сообщили и давали все это время ложные показания, выгораживая себя и своего сослуживца.

Суд признал Маслова виновным по ст. 105 ч. 1 УК "Убийство" и ст. 286 ч.3 "Превышение должностных полномочий" УК РФ и приговорил к 12 годам колонии строгого режима, Антонов и Агеев признаны виновными по ст. 293 ч. 2 "Халатность" и проговорены к 4 годам условно каждый, они признали вину и даже попросили прощения у родственников Аношина. Маслов свою вину не признал, во время оглашения приговора он улыбался, а по окончании прокричал журналистам:

— Это показуха, дело в Страсбургском суде, вот и нашли крайнего.
Он пообещал обжаловать приговор так, что "и другие сядут". Близкие Маслова уверены, что он поплатился, т. к. не стал "сотрудничать с прокуратурой".

Правозащитники нижегородского Комитета против пыток, которые вели свое общественное расследование, также озвучили свое мнение о работе прокуратуры в этом деле: "Прокуратура 12 раз приостанавливала и вновь возобновляла дело об убийстве Аношина. Все делалось ради того, чтобы выгородить сотрудников милиции". Теперь Комитет против пыток намерен добиваться денежной компенсации для семьи Аношина и сопровождать это дело в Европейском суде.

Назад...