Общественное расследование

Прокуратура игнорирует "вопли правозащитников"

"Прокуратура игнорирует "вопли правозащитников"" Владимир Чесноков, Новые известия, № 25 с.2

11 февраля в Москве прошла пресс-конференция Комитета «За гражданские права» на тему «О применении пыток в правоохранительных органах г. Москвы при расследовании преступлений в нарушение норм УПК РФ».

Вчера московские правозащитни­ки в очередной раз попытались привлечь внимание общественно­сти к страшному, но, к сожале­нию, обычному для российской правоохранительной действитель­ности злу. В присутствии журна­листов они около двух часов рас­суждали на тему о борьбе с пыт­ками в органах внутренних дел Москвы в рамках УПК РФ. В хо­де дискуссии, на которой в каче­стве живого примера присутство­вал один из пострадавших от ми­лицейского произвола, стороны пришли к неутешительным выво­дам. По их мнению, привычка пытать на стадии предваритель­ного следствия стала едва ли не своеобразной визитной карточ­кой московской милиции.

 

Правда, с тех пор как в 1996 го­ду Россия вступила в Совет Евро­пы и признала международные нормы, запрещающие применять недозволенные методы к подслед­ственным, пыл оперативников, стремящихся добыть доказатель­ства любой ценой, несколько по­убавился и случаев прямого мор­добоя в органах стало меньше. Однако за пять лет, прошедших с тех пор, милиция тоже не дрема­ла. А сотрудники правоохрани­тельных органов, как считает председатель комитета «За граж­данские права» Андрей Бабуш­кин, научились добывать нужные показания более изощренными способами. Начиная от преслову­того «кошелька Жеглова», когда подозреваемому попросту подбра­сывают наркотики или оружие, и заканчивая обещанием «поде­литься последним бутербродом» с человеком, не привыкшим к тю­ремной пище, в обмен на призна­тельные показания (так называемая «пытка голодом»). А в послед­нее время, свидетельствуют пра­возащитники, появился совер­шенно новый способ издеватель­ства — т. н. «этнические униже­ния». На фоне непрекращающе­гося конфликта в Чечне москов­ские милиционеры могут подверг­нуть этой пытке любого человека «кавказской национальности». Что они зачастую и практикуют. К примеру, при отсутствии доку­ментов у женщины сержант мо­жет вызвать патрульную машину, с особым сладострастием сооб­щив по рации, что «задержана проститутка». Если в лапы сади­ста в погонах попадет мужчина, чей цвет лица вызывает подозре­ния, он может, абсолютно не стес­няясь, заявить в эфир: «тормознул боевика».

 

Руководитель Центра регист­рации нарушения прав граждан Валерий Дейснер мрачно конста­тировал, что «человеческий ум на­ходится в развитии и правоприменители придумывают все новые формы пыток». Помимо обыч­ных, физических (ломание паль­цев на руках, надевание мешков на голову и т. п.) в милиции, по его мнению, широко практикуют­ся также истязания физические и нравственные. В качестве приме­ра он представил собравшимся одного из своих подзащитных, бывшего работника милиции Эдуарда Петровичева, задержан­ного в марте 2001 года по подоз­рению в сбыте наркотиков в круп­ном размере. Судя по рассказу са­мого Эдуарда, он в полной мере вкусил все «прелести» иезуитства своих бывших коллег. При задер­жании подозреваемого на улице сотрудники ОВД «Митино» сна­чала хорошенько его побили, сло­мали нос, списав все на «сопро­тивление при исполнении». Затем надели на голову темный полиэтиленовый пакет, который сня­ли только тогда, когда привезли парня на... Митинское кладбище, где показали его «место» в случае, если не будет признаваться.

 

12 декабря 2002 года Тушин­ский суд избрал Петровичеву ме­ру пресечения — арест. А через одиннадцать дней Мосгорсуд от­менил это решение как незакон­ное. На вердикт Мосгорсуда сот­рудники ОВД «Митино» отреаги­ровали более чем оригинально: за три дня до Нового года, 29 декаб­ря, они вновь задерживают Пет­ровичева на улице и препровож­дают в СИЗО на основании... от­мененного постановления Тушин­ского суда от 12 декабря. К сча­стью, адвокатам задержанного удалось доказать милицейскому начальству, что их клиента броси­ли в застенки абсолютно необос­нованно. Но человек уже провел в мрачных стенах целых двенад­цать часов — это ли не пытка?

 

По свидетельству правозащит­ников, история с Петровичевым иллюстрирует далеко не полный спектр методов по выбиванию по­казаний, которые применяются московской милицией на практи­ке. По их данным, от десяти до тридцати процентов еще не осу­жденных, но уже попавших в пра­воохранительные жернова граж­дан в той или иной форме сталки­ваются с жестоким обращением милиции. За помощью к правоза­щитникам обращаются, как пра­вило, менее половины из них. Но подавляющему большинству оби­женных так и не удается доказать, что с ними жестоко обошлись лю­ди в погонах. На страже интере­сов московской милиции в этом случае надежно стоит Мосгорпрокуратура — «одна из наиболее не реагирующих на все наши вопли о пытках», как ее окрестил один из выступающих.


Информационный Центр правозащитного движения. Дайджест публикаций центральной прессы № 26 (564)

Назад...