Общественное расследование

Ребята в милицейских погонах охмелели от безнаказанности...

Ребята в милицейских погонах охмелели от безнаказанности..." Николай Трофимов, Консерватор, № 17 с.6

За последнее время по центральным СМИ прошла волна публикаций о милицейском беспределе в Республике Башкортостан, не имеющем аналогов даже в современной России. И это при том, что по официальным данным МВД республики числится в лидерах среди региональных милицейских структур, а министр Рафаэль Диваев находится на своем месте едва ли не дольше всех своих коллег.

Об этом противоречии и вообще о ситуации в МВД Башкортостана мы решили побеседовать с депутатом Госдумы от Башкирии Валентином НИКИТИНЫМ.

 

- Валентин Иванович, как же получается, что по доку­ментам МВД Республики Башкортостан едва ли не лучшее в стране, а судя по последним публи­кациям все наоборот. Где же правда?

 

— Знаете, несколько лет назад ко мне попали вполне официальные документы годовых показателей от­четности региональных управлений внутренних дел. Угадайте, где ока­зался самый высокий процент рас­крываемости преступлений?

 

— Где-нибудь на Таймыре или в Эвенкии?

 

— В Ингушетии — аж 98%. Вы это­му верите?

 

— Конечно, нет. Я же бывал там не­однократно.

 

— Вот именно — этот показатель служит мерилом эффективности ре­гиональных подразделений. А уж как его добиться — есть масса спосо­бов, от банального сокрытия престу­плений до «навешивания» их на по­койников, как это было у нас в Туймазах.

 

— Кстати, о Туймазах. Этот город удостоился сразу нескольких публи­каций как образец милицейского беспредела даже в масштабах Баш­кирии. Это действительно так?

 

— Факты, изложенные в статьях, от­ражены верно. Но ситуация в Туйма­зах, на мой взгляд, не хуже и не луч­ше, чем в других районах республи­ки. Я постоянно получаю обращения граждан по поводу злоупотреблений со стороны сотрудников правоохра­нительных органов практически из всех районов республики. Просто в этом городе оказалась самая актив­ная организация правозащитников. Они сумели привлечь к ситуации в городе и общероссийские правоза­щитные организации, и междуна­родные, благодаря чему факты на­рушения законов со стороны мест­ной милиции и стали достоянием гласности. Я бы даже сказал, что благодаря этому на сегодняшний день там ситуация стала несколько лучше.

 

— Вернемся к другим публикациям. Как вы считаете, факты, в них озву­ченные, так сказать, имеют место быть?

 

— Есть некий журналистский пере­хлест, но в целом все изложено верно.

 

— Если можно, пройдемся по кон­кретным фактам. Так, основными об­винениями, выдвигаемыми против руководства МВД республики, были связи с, скажем так, не совсем чис­топлотными деятелями от бизнеса, в частности, с руководителем благо­творительного фонда «Народный дом социальной защиты» Эрастом Фомичевым, участие в выбивании долгов и другой коммерческой дея­тельности.

 

— В принципе выбивание долгов и коммерческая деятельность со сто­роны милиции в той или иной степе­ни существуют и в других регионах страны: недавняя замена начальника УВД Ивановской области связана в том числе и с этим фактором. Да и президент об этом сказал открытым текстом на недавнем совещании в МВД и настойчиво посоветовал ми­лицейским начальникам заниматься своими прямыми обязанностями. Только в других регионах это дела­лось скрытно, а в Башкортостане процесс поставили, так сказать, на официальную основу, да еще и с участием людей с уголовным про­шлым, отсюда и резонанс.

 

— Практически во всех публикациях писали, что гражданин Фомичев три­жды судим и отсидел 12 лет. Это правда?

 

— Правда. Как и то, что он, по оцен­кам многих, необычайно талантли­вый авантюрист.

 

— Как, кстати, вы оцениваете теперь уже едва ли не всемирно известное распоряжение кабинета министров Башкортостана №1229, согласно ко­торому Фомичев становился глав­ным «вышибалой» долгов, а для си­ловой поддержки ему выделялись сотрудники МВД в ранге заместите­лей министров? Неужели премьер Байдавлетов был настолько наивен или некомпетентен?

 

— Я полагаю, премьера поначалу просто подставили и ввели в за­блуждение. Станьте на его пози­цию: долгов и должников, в том числе внешних, огромное количе­ство, надежды вернуть их почти никакой, а тут приходит министр внутренних дел и предлагает про­стую и эффективную схему. Пола­гаю, что премьер тогда вряд ли знал, кто такой Фомичев, а уж ми­нистр Диваев наверняка дал ему самые лестные характеристики. И ведь, действительно, за первое время «Народный дом» вместе с МВД вернули республике хоть какие-то деньги. Ну, а потом они вошли во вкус и стали работать большей частью уже на себя.

 

— Как, кстати, вы оцениваете мини­стра Диваева? Уж он-то точно знал, с кем имеет дело.

 

— Я думаю, что каких-либо друже­ских отношений между ними не бы­ло, а был взаимный материальный интерес.

 

— Кстати, о распределении выбитых долгов: 30% «Народному дому», 30% — МВД, 40% - республике. Любо­пытно, а почему в этом списке нет самих кредиторов?

 

— Это для меня самого большая за­гадка.

 

— Что означает ваша фраза: они стали работать на себя?

 

— Дело в том, что тем же распоря­жением № 1229 предписывалось пре­жде всего возвращение средств, вы­веденных за пределы республики, в том числе и за границу. И несколько таких операций они провели. Но по­том убедились, что дело это хлопот­ное, и перенесли акцент на вышибание долгов внутри республики. Здесь всё получалось гораздо быст­рее и эффективнее.

 

— Как вы оцениваете распоряже­ния замминистра МВД Смирнова в адрес разных предприятий и орга­низаций, в которых он одним прика­зывает отгружать продукцию толь­ко после предоплаты через кон­кретный коммерческий банк, другим устанавливает графики погашения задолженности. Он что, взял на себя обязанности вице-премьера по эко­номике?

 

— Как банальную коррупцию. Ребя­та, что называется, вошли во вкус и охмелели от безнаказанности. В ре­зультате образовался уникальный уголовно-милицейский бизнес — синдикат.

 

— Что вы скажете о главном лобби­сте Фомичева, первом заместителе министра МВД Патрикееве, и о рас­печатке его телефонных перегово­ров с Фомичевым в Интернете?

 

— Мне к этому добавить нечего, там и так все ясно. Это отражение общей ситуации в МВД, а она, в свою оче­редь, отражает общую обстановку в республике. Например, если в других регионах ФСБ сейчас более влия­тельно, чем МВД, то в Башкирии — наоборот. Перефразируя классика, МВД в Башкирии больше, чем МВД. 30 тысяч человек — две полнокров­ные дивизии армейского образца — это серьезная сила.

 

— Почему, на ваш взгляд, закончи­лось оправдательным приговором, отмененным недавно Верховным су­дом, уголовное дело по фальшивым долларам против Фомичева? Трое исполнителей сели, а организатор был оправдан.

 

— Первую причину я уже указал вы­ше: министр Диваев сделал все, что­бы «обелить» себя и своих сотруд­ников и вытащить Фомичева. А вто­рая причина — несовершенство су­дебной системы, уже ставшее прит­чей во языцех. Судья Латыпова про­сто поддалась давлению, и не ис­ключено, что со стороны того же Ди­ваева.

 

— Ваше отношение к характеристи­ке, данной Фомичеву для уголовного дела Верховным муфтием Талгатом Таджуддином. Там ведь хоть икону с него пиши: честен, благороден и т.д.

 

— Я думаю, прежде всего это связа­но со спонсорской помощью Фоми­чева Духовному управлению.

 

— Неужели с Фомичевым и безо­бразиями в республике никто не пы­тался бороться?

 

— Пытались... В результате некото­рым из «борцов» пришлось уехать из Башкирии...

 

— Так что, получается, что Фомичев и тем более Диваев непобедимы?

 

— Не думаю. Достаточно будет от­править на пенсию Диваева, как не­уязвимость Фомичева лопнет, как мыльный пузырь. И вряд ли он оста­нется в республике, а если останется, то его могут ждать большие непри­ятности.

 

— Но получается, что Диваев вооб­ще незаменим, несменяем и, вероят­но, бессмертен. У него что, настолько могущественные покровители?

 

— Скорее всего, у российского ми­нистра до него просто не дошли ру­ки. К сожалению, сегодня у нас в России сложилась система, когда чиновники очень не любят выно­сить сор из избы. В данном случае вышестоящие органы стараются всеми силами сохранить честь мун­дира. Да и покровители есть — Ди­ваева неизменно поддерживает президент республики Муртаза Рахимов.

 

— А вы уверены, что дойдут?

 

— Думаю, да. И вот эта волна публи­каций — первый признак.

 

— Извините, но говорят, что эта се­рия - банальный заказ его против­ников.

 

— Нет, скорее всего, критической массы накопилось уже столько, что она стала перехлестывать через край. Так что скоро все изменится...

 

РОО «Правозащитная информация». Дайджест публикаций центральной прессы № 93 (619) от 23.05.2003

Назад...