Общественное расследование

Вашингтон Пост о КПП (05.11.2004)

Вашингтон Пост

27 марта, 2005, воскресенье

Для российских граждан, ярость полиции провоцирует страхи;

Внимание приковано к одному городку, где распространены пытки и убийства

Петер Финн, Зарубежное отделение Вашингтон Пост

Это было 10 декабря – холодная и бесснежная пятница, городок в центре России начинал готовиться к выходным, в которые Россия отмечает День Конституции.  Правам, закрепленные в этом документе, так же как и многим жителям Благовещенска, в этот день нанесли жестокий удар.  

Одиннадцать часов вечера, уходящая вдаль улица старых, потрескавшихся жилых домов и маленьких магазинчиков показались Анастасии Роженковой устрашающе тихими, когда она вышла от подруги. В темноте Роженкова, 19 лет, поспешила в магазин, чтобы купить сигарет в то время, как ее муж задержался попрощаться.    

"Из ниоткуда появились люди в черных масках, схватили меня и скрутили руки за спиной," вспоминала Роженкова на интервью. "Они уронили меня на землю и начали пинать."

В первые секунды, по словам Роженковой, она не знала, напали ли на нее воры или похищают ли ее террористы. "Я была в глубоком шоке и очень напугана." Но когда она добрела до стоящего неподалеку автобуса, с опухшими от ударов  губами и носом, горящими от ударов дубинкой руками и ногами, Роженкова поняла, что она попала в руки не к бандитам.   

 

Ее арестовали.

По словам местных жителей и некоторых чиновников, в период с 10 по 14 декабря  сотни жителей Благовещенска были арестованы и жестоко избиты местными сотрудниками милиции и служащими специальных войск Министерства Внутренних дел республики в масках. Чистка, по словам представителей государства, спланированная для того, чтобы снизить количество случаев нападения на сотрудников правоохранительных органов и высокий уровень преступности в городе с населением 30 000 человек, вылилась в настоящий милицейских беспредел.     

 

Жестокость стоит среди наиболее ярких иллюстраций провала российской правоохранительной системы по поддержанию законности с момента распада Советского Союза, и неспособности государства или его нежелания  бороться с этим.  Насилие в милиции послужило источником глубокого кризиса, характеризующегося неуверенность общества в правоохранительной системе в то время как Президент  государства Владимир Путин призывает жителей бороться с терроризмом, преступностью и коррупцией.

 

События в Благовещенске вызвали общее осуждение, повлекли за собой увольнение троих старших офицеров милиции и прокурора и подтолкнули к началу расследования на местном и федеральном уровнях. Девяти сотрудникам милиции было выдвинуто обвинение в превышении должностных полномочий.  

"Необходимость проведения данной операции не ставилась под сомнения, но то, как ее провели, было безусловно ужасно," сказал Руслан Шарафутдинов, пресс-секретарь Министерства Внутренних Дел республики Башкортостан, в которой и расположен Благовещенск.. "Я хочу сказать, что они перевыполнили задание."

По информации, полученной от Министерства Внутренних Дел, прокуратура республики приняла более 200 жалоб от жителей города и признала 120 жителей пострадавшими, имеющими право на компенсацию вреда. Большинство из этих задержанных, как Роженкова, продержали одну ночь.    

Для правозащитных групп и для юристов Благовещенск нехарактерное явление по своему масштабу и по тому факту, что республиканское Министерство Внутренних Дел признало масштабные нарушения прав человека. В соответствии с докладами правозащитных организаций и правительственных агентств, опросами населения и разоблачениями из неофициальных источников, каждый год, в большом количестве, русских избивают, пытают и иногда убивают сотрудники милиции,.     

По данным всероссийского глобального исследования, результаты которого были опубликованы в этом месяце Центром Левада в Москве, 71 процент респондентов сказали, что не доверяют милиции в то время как только 2 процента думали, что сотрудники милиции поступили законно. Эта цифра вовсе стремится к нулю, если исключить из опроса лиц, работающих в правоохранительной системе и членов их семей.  Отдельный опрос, проведенный в этом месяце Фондом Общественного Мнения, показал, что 41 процент российских респондентов живет в страхе перед жестокостью со стороны милиции.    

"Нарушения настолько явные и проблема настолько глубокая, что потребуются годы, чтобы исправить ситуацию," сказал Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека Российской Федерации, он же бывший посол в Соединенные Штаты.  

Жестокость сотрудников милиции простирается далеко за пределы вооруженного конфликта в республике Чечня, где чрезвычайно широко  распространенные нарушения прав человека фиксируются на протяжении 10 лет конфликта.   

По словам представителей правозащитной организации КОМИТЕТ ПРОТИВ ПЫТОК, в  волжском городе Нижний Новгород в 2002 году, к примеру, Дмитрий Очелков, 26 лет, описывал, как сотрудники милиции надевали ему противогаз и перекрывали кислород. Правозащитники говорят, что это довольно типичный вид жестокого обращения, также известный под названием “слоник”. 

В республике Татарстан в 2003 году несколько юных правонарушителей жаловались, что их окунали головой в туалет в то время, как другие рассказывали о том, что им запихивали в горло тряпки. А в Москве годом спустя мужчину, которого милиция подозревала в причастности к террористам был избит во время задержания настолько жестоко, что после его жена даже не смогла опознать тело супруга

"Такие дела являются типичными и широко распространены," сказала Ольга Шепелева, юрист Исследовательского Центра Демос в Москве, который занимается мониторингом жестокости со стороны милиции.  "В этих делах нет ничего исключительного."

В сентябре 1998 года Алексей Михеев признался в совершении изнасилования и убийства семнадцатилетней девушки в Нижнем Новгороде после того, как, по его словам, его пытали в местном отделении милиции  9 дней, с использованием электрошока. В интервью он сказал, что при подключении проводов к мочкам ушей чувствовал как его тело разрывалось от боли.    

Когда после этого Михеева доставили в кабинет прокурора, отказался от этих показаний. В результате по указанию прокурора он был отправлен назад в отделение милиции для дальнейшего допроса. Столкнувшись с еще большей жестокостью после этого, по словам пострадавшего, он выбросился  из окна третьего этажа, сломав при этом спину; сейчас он ходит только с помощью костылей и иногда использует инвалидную коляску.

Девушка, которая предположительно была убита, вернулась домой на следующий день после попытки самоубийства потерпевшего. Все это время она пропадала с группой гуляющих знакомых.

В последующие годы прокурорские работники не предпринимали никаких действия для привлечения виновных милиционеров к ответственности. По словам Игоря Каляпина – председателя Комитета против пыток в Нижнем Новгороде, который занимается делом Михеева, следователи 23 раза выносили постановления о прекращении дела  и возобновляли следствие только после того, как адвокаты Михеева указывали на необоснованность и незаконность этих постановлений.  "Прокуратура саботировала расследование по этим делам," сказал он.
Расследование по делу было возобновлено в 24 раз в прошлом году после того, как Европейский Суд по правам человека принял решение о слушании этого дела.   

"Когда в дело вмешался Европейский Суд, от Генерального прокурора поступил приказ расследование по делу довести до конца и кого-нибудь наказать," сказал Каляпин. Четверо сотрудников милиции сейчас находятся под следствием, так же отметил он. Обращение в прокуратуру с просьбой предоставить кого-нибудь для того, чтобы обсудить данное дело не получило никакого ответа.   

"Я хочу, чтобы их наказали," сказал Михеев, который отказался от заключения мирового соглашения с Российской Федерацией. "Я хочу, что бы это государство понесло ответственность за действия милиции. И я не хочу, чтобы это случилось с кем-нибудь еще раз."

Точные цифры, касающиеся того, сколько сотрудников правоохранительных органов  было обвинено в применении насилия недоступны для общественности; эта категория преступлений не находит своего отражения в статистических данных о преступлениях, публикуемых Министерством Внутренних Дел. Но по словам официальных лиц государства,  количество случаев применения насилия  и других преступлений в России растет среди имеющихся 4 миллионов сотрудников правоохранительных органов.

"В период с 2001 года по 2004 год количество преступлений среди сотрудников милиции резко возросло," заявил Генеральный Прокурор РФ Владимир Устинов на собрании  прокуроров в январе этого года. "Обыкновенные жители знают и чувствуют сложившуюся ситуацию."

Исследование общественного мнения показало, что эта проблема в целом свойственна всему государству. В соответствии с общероссийским и тремя региональными исследованиями, проведенными в период с весны 2002 года по лето 2004 года, до 5.2 процентов российских граждан подвергались насилию со стороны представителей милиции. 

"Распространенность насилия привела к тому, что примерно 6.2. миллиона взрослых российских граждан подверглись жестокому обращению со стороны милиции за последние 2-3- года ," написали в своем проекте, готовящемся к изданию этой осенью, Теодор П. Гербер из Университета Висконсин-Мэдисон и Сара Е. Мендельсон из Центра Международных программ в Вашингтоне.  "Эти числа  на самом деле поражают  и подтверждают, что жестокость в милиции в самом деле чрезвычайно широко распространена и является стандартным явлением в России."

Большинство случаев применения насилия имеют под собой в качестве оправдания попытку добиться необходимой информации или признания для того, чтобы подрежать обвинительное заключение прокурора по причине отсутствия иных доказательств, утверждают активисты-правозащитники. "наша оценка, основанная на опросе судей, которые заслушивали такие дела, такова, что как минимум одна треть всех обвинений, а может и больше, основываются на доказательствах, полученных в следствие применения физической силы," сказал Игорь Каляпин. "Бить подозреваемых могут в любой стране, но в России эта проблема просто стала глобальной."

Эта операция в Благовещенске была организована Министерством Внутренних Дел после того, как пятеро сотрудников милиции якобы подверглись нападению в центре города, когда пытались арестовать какого-то местного предпринимателя. Шарафутдинов, пресс-секретарь министерства, заявил, что не было приказа использовать грубую силу или надевать маски, и что милиция не смогла себя контролировать.

"Вы не можете исключить Чеченский синдром," сказал он, отмечая тот факт, что 17 отрядов Министерства Внутренних Дел, которые участвовали в операции, вместе со 130 местными сотрудниками милиции, являлись ветеранами конфликта на Кавказе.

Около восьми часов вечера 11 декабря Александр Косов, 29 лет, был внезапно схвачен в то время, как стоял около  магазина со своим годовалым сыном в коляске. Ребенок, по словам Александра, был оставлен милиционерами на улице, не смотря на его возражения. Жена Косова совершала покупки неподалеку и, к счастью, вернулась к ребенку вскоре после того, как Косова увезли.   

Другой мужчина, Александр Шабанов, 27 лет, когда был арестован во второй раз 12 декабря вскрыл себе вены прямо в отделении милиции.   Еще один мужчина, Сергей Федосеев, 19 лет, сказал, что его заставляли кричать "Я люблю милицию" в то время, как избивали дубинкой.  

В течение четырех дней 388 были схвачены на улицах и доставлены в отделения милиции, где по признанию сотрудников правоохранительных органов многих избивали дубинками. По данным Министерства Внутренних Дел, около 170 человек их арестованных в эти дни были обвинены в совершении административных правонарушений, включая появление в нетрезвом виде в общественном месте.   

1 марта Верховный суд республики снял все обвинения.

"Они повели себя как фашисты," сказал Алексей Расческов 29 лет, который перенес операцию по причине внутреннего кровотечения  и разрыва мочевого пузыря после того, как его побили прикладом винтовки при аресте в центре города 11 декабря.

Назад...