fbpx

Минфин выплатит триста пятьдесят тысяч рублей экс-обвиняемому в двойном убийстве

Событие | Пресс центр

24 декабря 2020

Сегодня, 24 декабря 2020 года, Оренбургский областной суд оставил без изменения решение районного суда о присуждении Мушфигу Гулиеву трехсот пятидесяти тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда за необоснованное обвинение в убийстве оренбургского предпринимателя и его сына. Несмотря на то, что Мушфиг и еще двое экс-фигурантов этого дела пожаловались на то, что их пытали, выбивая нужные следствию показания, уголовное дело до сих пор не возбуждено. Юристы Комитета против пыток будут обжаловать решение суда в части размера присужденной компенсации.

Напомним, 1 июня 2018 года в оренбургское отделение Комитета против пыток за юридической помощью обратились жители города Абдулино Мушфиг Шыхалиев и Рамин Шахмаров. Мужчины сообщили, что 7 марта 2018 года их поодиночке задержали сотрудники полиции и без объяснения причин доставили в Оренбург в здание УМВД России по Оренбургской области, расположенное по адресу: улица Дубицкого, 2.

Там, по словам заявителей, их пытали, требуя сознаться в убийстве предпринимателя и его малолетнего сына. Позднее, находясь в СИЗО, Мушфиг Шыхалиев написал явку с повинной. С его слов, написал он её после того, как один из сотрудников администрации намекнул ему, что его могут изнасиловать, если он будет упорствовать.

Однако 17 марта 2018 года Шахмаров и Шыхалиев были освобождены из-под стражи ввиду их непричастности к совершенному преступлению. Алиби, о котором они изначально заявляли, подтвердилось: во время убийства предпринимателя и его сына они были в Башкирии, занимаясь закупкой мяса.

В конце июля 2019 года в Комитет против пыток обратился и третий фигурант этого дела – экс-обвиняемый Мушфиг Гулиев. Он рассказал правозащитникам, что его под пытками заставили оговорить Шахмарова и Шыхалиева в убийстве оренбургского предпринимателя и его малолетнего сына.

Через два месяца после задержания он также был отпущен из-под стражи – его алиби подтвердили многочисленные свидетели. Однако из СИЗО его перевели в специальное учреждение для временного содержания иностранных граждан, потому что, пока он находился под стражей, срок разрешения его временного проживания на территории России закончился. Оказавшись заложником сложившейся ситуации, Гулиев был вынужден еще десять месяцев ожидать принудительного выдворения из России, пока в отношении него не было прекращено уголовное преследование.

Мушфиг решился обратиться к правозащитникам только после того, как покинул территорию России.

6 июня 2018 года правозащитники обратились в Следственный комитет в интересах Шахмарова и Шыхалиева с заявлением о применении к ним пыток. 29 июня того же года было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий, однако уже 2 июля это решение было отменено прокуратурой.

С 3 июля 2018 года проверкой жалоб на пытки занялись следователи Третьего следственного управления Главного следственного управления СК РФ с дислокацией в Нижнем Новгороде, которые в итоге вынесли три незаконных постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

В феврале 2020 года юристы Комитета против пыток смогли добиться того, чтобы проверкой по трем жалобам на пытки занялись следователи специализированного следственного отдела, в котором расследуются преступления, совершенные должностными лицами правоохранительных органов.

К настоящему времени следователи вынесли уже десять постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Последнее – 12 октября 2020 года. При ознакомлении с материалом проверки следователи взяли с юристов Комитета против пыток подписку о неразглашении.

В мае 2020 года правозащитники обратились в интересах Мушфига Гулиева в суд с иском о компенсации ему морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

В обоснование иска правозащитники представили в суд процессуальные документы, подтверждающие, что Гулиев почти год необоснованно находился в местах принудительного содержания, заключение психолога, который подтвердил наличие у Гулиева признаков посттравматического стрессового расстройства. Моральный вред, причиненный незаконным уголовным преследованием, Гулиев оценил в три с половиной миллиона рублей.

15 сентября 2020 года Ленинский районный суд Оренбурга постановил взыскать с Министерства финансов России в пользу Мушфига Гулиева триста пятьдесят тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Не согласившись с размером присужденной компенсации, юристы Комитета против пыток подали в суд жалобу с просьбой удовлетворить иск в полном объеме. Представители прокуратуры и Следственного комитета просили оставить решение суда первой инстанции без изменения.

Сегодня коллегия судей Оренбургского областного суда под председательством Елены Кравцовой оставила решение суда первой инстанции без изменения.

«Мы будем обжаловать это решение суда, поскольку несогласны с размером присужденной компенсации. Назвать ее справедливой и адекватной невозможно, – говорит юрист Комитета против пыток Альбина Мударисова. – Помимо этого, мы продолжим добиваться и возбуждения уголовного дела о пытках».

Напомним, 12 мая 2020 года, в Оренбургском областном суде было оставлено без изменения решение районного суда о присуждении Рамину Шахмарову ста тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда за необоснованное подозрение в убийстве оренбургского предпринимателя и его сына.