25 000 евро за смерть в башкирском изоляторе в 2004 году

Событие | Пресс центр

27 ноября 2014

Михаил Тимин

Сегодня, 27 ноября 2014 года, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес постановление по жалобе Ольги Карсаковой, брат которой, Михаил Тимин, скончался в изоляторе временного содержания ГОВД города Октябрьского Республики Башкортостан более десяти лет назад. Российская Федерация дважды нарушила положения статьи 2 Европейской конвенции («Право на жизнь»): не оказав Тимину надлежащую медицинскую помощь, что привело к его гибели, и не проведя адекватного расследования этого факта. Юристы Комитета против пыток, представляющие интересы Корсаковой, вынуждены констатировать, что национальные следственные органы сделали все возможное, чтобы виновные в трагедии смогли уйти от ответственности.

Напомним, 16 марта 2004 года в башкирское представительство МРОО «Комитет против пыток» за юридической помощью обратилась сестра Михаила Тимина Ольга Карсакова. В ходе проведенного общественного расследования правозащитники выяснили, что Михаил был задержан 10 марта 2004 года по подозрению в совершении преступления. Во время пребывания в изоляторе временного содержания города Октябрьского у задержанного ухудшилось состояние здоровья. Несмотря на неоднократные заявления врачей о необходимости срочной госпитализации Тимина, ему не только не была предоставлена своевременная медицинская помощь, а, наоборот, его поместили в «одиночку», чтобы избавиться от лишних хлопот. Рано утром 13 марта Михаил скончался в камере от очередного приступа. Как показало вскрытие – не выдержало сердце.

Расследование обстоятельств данного дела оказалось крайне неэффективным. В течение десяти лет следственными органами неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые по жалобам сотрудников Комитета против пыток, представлявших интересы Ольги Карсаковой, признавались незаконными.

Спустя пять лет, в 2009 году, городской и республиканский суды признали очередной отказ в возбуждении дела обоснованным. Юристам Комитета против пыток пришлось пройти через обжалование в надзорном порядке в Верховном суде Республики Башкортостан, чтобы добиться отмены незаконных постановлений. Одновременно с этим была подана жалоба в Европейский суд по правам человека, которая в 2011 году была коммуницирована.

Спустя восемь лет, 29 февраля 2012 года, непосредственно перед визитом в регион председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, по факту смерти Тимина все-таки было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 УК РФ. Однако вскоре начали выноситься постановления о прекращении уголовного дела за отсутствием события преступления, которые также неоднократно обжаловались правозащитниками, признавались незаконными и отменялись.

В итоге к 2014 году срок привлечения виновных к уголовной ответственности истек, дело было прекращено, а в «копилке» правозащитников насчитывалось уже шестнадцать незаконных постановлений следственных органов.

Учитывая это, юристы Комитета против пыток обратились в суд в интересах Ольги Карсаковой, чтобы взыскать компенсацию морального вреда, причиненного ей неэффективным расследованием.

4 марта 2014 года Ленинский районный суд города Уфы вынес решение, которым частично удовлетворил требования правозащитников. При заявленной сумме иска в 200 тысяч рублей суд взыскал половину – 100 тысяч рублей. Верховный суд Республики Башкортостан 4 июля 2014 года оставил это решение без изменения.

В сегодняшнем постановлении страсбургские судьи единогласно установили, что:

— в нарушение статьи 2 Конвенции («Право на жизнь») российские власти не оказали Тимину надлежащую медицинскую помощь, что привело к его смерти,

— в нарушение процессуального аспекта статьи 2 Конвенции российские власти не провели эффективного расследования по жалобе сестры Михаила Ольги Карсаковой.

На основании этого сестре погибшего была присуждена компенсация в размере 25 000 евро.

Один из представителей Карсаковой в ЕСПЧ юрист Комитета против пыток Антон Рыжов подчеркивает: «Страсбургские судьи пришли к выводу, что факт того, что в возбуждении уголовного дела было отказано в ситуации, когда человек скончался, находясь под опекой властей, сам по себе делает все расследование неэффективным и влечет нарушение Конвенции. Другими словами, ЕСПЧ четко дал понять: если человек умер в отделе полиции или изоляторе – сразу возбуждайте дело и расследуйте его тщательным образом, а не штампуйте поверхностные проверки».

Руководитель представительства Комитета против пыток в Республике Башкортостан Дмитрий Солодкий так прокомментировал сегодняшнее постановление Европейского суда: «В практике работы нашего представительства в регионе – это первое решение ЕСПЧ, однако видя «качество» работы местных следователей Следственного комитета, боюсь, далеко не последнее».