Башкирский студент жалуется на зверские пытки в полиции

Событие | Пресс центр

09 декабря 2011

Комитет против пыток начал работу по новому заявлению о пытках в одном из отделений полиции Уфы

В Башкирское представительство Комитета против пыток обратились жители Уфы Олег Бельков и его мать, Светлана Белькова.

Как рассказал 20-летний Олег, 17 ноября 2011 года его по телефону пригласили для беседы в Уфимский отдел полиции № 2. Поводом этой «беседы» послужил факт кражи денежных средств из кафе, в котором проходила свадьба; на ней Олег помогал брату жениха развозить гостей.

Приехав в отдел после учебы в институте, Олег смог выйти оттуда лишь спустя сутки. Заявитель пояснил, что его пытали двое сотрудников полиции, требуя признания в совершении кражи. Олег рассказал, что у полицейских был целый набор «инструментов» для раскрытия преступлений: автомобильный трос с крюком, противогаз, кожаный ремень, воротник от куртки. Как утверждает Олег, ему сковали наручниками руки за спиной и связали ремнем ноги. Затем молодому человеку надели на шею воротник от куртки, один конец веревки обвязали вокруг ремня на ногах, второй конец обмотали вокруг шеи, оставшийся конец веревки привязали к рукам, тем самым притянув ноги к телу, а руки – к шее (так называемая пытка «конверт»). Пока Олег находился в скованном состоянии, его избивали, нанося беспорядочные удары по голове, спине. По словам Белькова, полицейские, применявшие насилие, были пьяные.

Пытки продолжались до самого утра. Не вытерпев боли, молодой человек сказал то, что от него хотели услышать. Но затем Олега отпустили, ибо заявление о краже было отозвано.

Попав домой, Олег почувствовал себя плохо, ему вызвали скорую помощь. Бельков был доставлен в приемный покой больницу № 21 Уфы, где ему была оказана помощь. У Олега были выявлены закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибы головы и тела.

21 ноября 2011 года Олег обратился в Следственный комитет РФ, однако процессуальное решение по результатам проверки до сих пор не вынесено.

Комитет против пыток приступил к общественному расследованию данного дела, поскольку из объяснений Бельковых, других свидетелей, а также медицинских документов усматриваются признаки нарушения государством статей 3 и 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод («запрет пыток» и «право на свободу» соответственно).