Бывший полицейский угрожает владельцу нижегородского шиномонтажа бандитской разборкой. (Аудио)

Событие | Пресс центр

06 августа 2012

Неожиданное продолжение получил конфликт между бывшим полицейским Александром Кузнецовым и избитым им владельцем нижегородской шиномонтажной мастерской Михаилом Дудиным. Напомним, инцидент между ними произошел 23 мая этого года. Решивший уладить конфликт, Александр Кузнецов 31 июля вновь пришел в шиномонтаж, но договориться о сумме компенсации сторонам не удалось. Присутствовавшему на месте событий инспектору Комитета против пыток Фариду Завурбекову удалось записать беседу. В сюжетах, вышедших на нескольких телеканалах, Кузнецов высказывает намерение примириться, однако, после того, как камера была выключена, настроение у него кардинально поменялось. Учитывая резонанс этого дела, частично публикуем запись беседы и ее расшифровку. Напомним, что собеседник Дудина в недавнем прошлом полицейский, успешно прошедший аттестацию.

В шиномонтаж зашли три человека во главе с Кузнецовым (К). Одного из них зовут Антон (А). Другой – так и не проронил ни слова. Состоялся разговор Кузнецова с Дудиным (Д), который заявил о ста тысячах моральной компенсации.

Осторожно: ненормативная лексикаhttp://www.youtube.com/embed/UYaadScmjcY

К. Ты мне сказал 100 тысяч??? А зря ты! Ты не знаешь кто я такой. Здесь завтра. Просто тебя здесь не будет.
К. С кем он просто связался? просто бандиты подъедут, и его здесь не будет. Через 5 минут хочешь?
Д. Зачем вы так резко?
К. 100 тысяч резко
К. Ты зря так сказал… 100 тысяч! за 100 я тебя в ж…пу вы…бу, запомни! Ты не понял, с кем связался.
Д. Не надо так. Покиньте помещение.
Далее разговор продолжился на улице с инспектором Комитета против пыток Завурбековым Фаридом (Ф)
К. Я местный здесь. Я по закону приблатненный. Чагина я знаю. Вы не понимаете с кого хотите содрать 100 тысяч.
Ф. Возможно, он сказал это просто так.
К. Просто так со мной не надо говорить. А просто ваша ху…ня сгорит и машина сгорит. Хочешь, бандиты наедут. Я старый опер, у меня связи и знакомства оху…нные.
А. Если бы ты моего ребенка тронул, ты бы на линии лежал.
К. Сейчас Паша Гамлет подъедет и 100 не будет просто. Его вот этой ху…ни просто не будет. Его просто не будет. Один звонок просто. Меня УСБэшники просили не трогать его. Я его пока не трогаю. Я с ним пытался, как мужик с мужиком.
К. Я не сторонник жестоких мер, поляну накрою.
К. 100 тысяч… Один звонок и просто не будет 100 тысяч, и его не будет. Он, может, всплывет где-нибудь в Оке, может быть. Ты пойми, я старый опер, у меня братва, у меня бандиты. А тем более я живу здесь, Паша здесь же живет, 100 тысяч – это грубо.
Я пока еще нормально разговаривал, а потом будет ненормально: потом будут бандиты, потом разговор будет совершенно другой, бл…. А там померимся, как у вас бандиты, так и у нас. Мы нормальные интеллигентные люди, нет у меня 100 тысяч.
Ф. Может быть разумней обратиться в суд тогда?
Д. Это он только «написал» ( имеется ввиду заявление – прим. КПП). А теперь буду я писать, теперь моя дочка будет писать на него, бл…, заяву, бл…. Мы еще посудимся. Он сейчас ответит по закону. Дочку ударил – ответит. У нее побои. Возьму и сделаю справку, сделаю просто. Тогда поборемся. А смысл есть? Со мной бороться? С властью бороться? Зачем? С бандитами? Вот бандиты стоят (показывает на 2 своих знакомых – прим. КПП)
А. Ты че смеешься??!?! Зачем тебе это? У меня знаешь сколько? И тебе зачем? Ты че, бандит? Ему (Дудину – прим. КПП) нужно это?
К. Запомни, раненый зверь – это раненый зверь. Я с работы ушел, он сделал меня. Я пришел, извинился.
Если он еще круче капнет, то я потом за свою братву не отвечаю, на х…й. Его здесь просто не будет. Чагина вместе с ним не будет, ты понимаешь это?
А. Дальше будем решать мы!
К. Здесь немножко крутые. Мой брат Андрюшка, Гамлет, наверное слышал, вор в законе, Вагон, а там уже братва. Они вас будут просто бить, а разговаривать не будут. Подъедут мои ребята, будут разговаривать.
А. После тебя придут ребята.
К. Этот парень, смотрящий по району (показывает на Антона – прим. КПП)
К. Если он хочет крови, хорошо, будет ему кровь.
А. Здесь будет большой огонь. Гыгыгыгы
К. Ох…енная будет кровь
А. Она будет
К. Его здесь не будет, и сервиса его не будет.
К. Андрюшка Гамлет – мой двоюродный брат, вор в законе. Пускай я опер, а он вор в законе. Просто бандиты подъедут, и вас здесь не будет, и его не будет.
А. Всех не будет.
К. С автоматами, с пистолетами – по-другому объясним.
А. Понимай вот это.
А. У тебя закроют всю твою организацию, ты ничем не будешь заниматься
К. Я, вообще-то, немножко блатной мальчик. Антон знает. Я не козыряю, но если надо крови, хорошо… Будет кровь.
А. беги отсюда. Тебе конец.
К. Я немножко блатнее, чем ты себе представляешь.
Вот Антон Георгиевский, если я его щас… Реально, я тебе скажу, просто его здесь убьют, он будет купаться где-то, понимаешь? Реально! Я здесь живу, это моя местность. С операми лучше реально не связываться. Среди нас есть и бандиты и все есть. Я с ним по-человечески пытался. За 100 тысяч я здесь сожгу все. Меня заряжать не надо. Он сам умрет, на х…й. Бандиты сейчас подъедут, и там не х…й будет заряжать. Если они подъедут, разговора с вами даже не будет! Вас не будет. Он не понял, на кого напал.
Если не примет, тогда бандиты будут решать. Я еще к бандитам не обращался. Гамлет говорит Саш, давай взорву на х…й щас. Чагин в оке будет купаться на х…й. Зря он не хочет со мной разговаривать
Если я захочу, и рабочих не будет, и его не будет. С УСБэшниками я уже разобрался, и с комитетом разобрался. Не будите раненого зверя. Если будет и дальше меня доставать, я его просто убью на х…й. Понимаешь меня? Мне только сказать ФАС, и все на х…й. По закону он меня сделал, но не по-блатному. Раненого зверя не буди, я просто его убью. Тем более моя дочка заяву напишет.

Напомним, это слова полицейского, пусть и бывшего.

В связи с этим хотим задать несколько вопросов руководству нижегородской полиции. Как удалось в течение долгого времени работать в полиции человеку, имеющему родственника «вора в законе» и успешно пройти аттестацию? Ведь этот сотрудник должен был неоднократно проверяться работниками кадровой службы, уголовного розыска, управлением собственной безопасности. Как расценивать заявление Кузнецова о том, что это же управление собственной безопасности просит пока не трогать потерпевшего? Каким образом, а главное, в какой форме Кузнецову удалось «разобраться с комитетом» (по всей видимости, следственным)? Что означают заявления Кузнецова о том, что среди сотрудников полиции есть и бандиты?

Мы надеемся, что ответы на все эти вопросы мы получим от руководства областного МВД, в адрес которого сегодня было направлено соответствующее заявление о преступлении.