ЕСПЧ присудил компенсацию матери, чей сын погиб в оренбургском СИЗО

Событие | Пресс центр

30 марта 2021

Сегодня, 30 марта 2021 года, Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе Надежды Чертовских, чей сын скончался в 2013 году после избиения сотрудниками следственного изолятора. Суд установил, что в отношении погибшего Владимира Ткачука была нарушена статья 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод («Право на жизнь»), в связи с чем присудил его матери компенсацию 65 000 евро.

Напомним, в сентябре 2013 года в межрегиональную общественную организацию «Комитет против пыток» за юридической помощью обратилась мать осужденного Владимира Ткачука Надежда Чертовских. Она сообщила правозащитникам, что 5 сентября ей позвонил неизвестный и рассказал, что ее сына до смерти забили сотрудники СИЗО № 2 города Орска Оренбургской области, куда Ткачук был прикомандирован для отбывания наказания из колонии-поселения № 11 в качестве хозяйственного работника.

Расследование по факту смерти Ткачука изначально велось вяло и безынициативно: об этом выразительно свидетельствует тот факт, что следователь следственного отдела по городу Орску СУ СК РФ по Оренбургской области Анастасия Чичина шесть раз выносила постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии по жалобам правозащитников признавались незаконными и отменялись. Полгода следователь утверждала, что полученные многочисленные травмы у Ткачука — результат падения на него доски. Кстати, о том, что именно такой будет официальная версия и сотрудников СИЗО, рассказал Надежде Чертовских в ходе телефонного звонка неизвестный 5 сентября 2013 года.

Следователя, по всей вероятности, устраивала такая картина происшедшего: якобы у стены стояла доска шириной 30 и толщиной 5 сантиметров — такими досками осужденные стелили полы в помещении. Длину доски следователь почему-то не определила, обозначив её «примерно в 2–3 метра». Собственно, «доску-убийцу» следователь и не видела, а просто поверила сотрудникам СИЗО № 2 на слово. И вот эта доска, будто бы, возьми да и упади на голову Владимира Ткачука. Вот только судя по характеру и количеству повреждений, доска эта падала несколько раз…

Позднее заключением специалиста ФГКУ «111 Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны России было установлено, что «характер закрытой черепно-мозговой травмы у Ткачука В.И. указывает на то, что она образовалась в результате неоднократных ударов тупым твёрдым предметом (предметами) с преобладающей травмирующей поверхностью в лобную, теменные, височную и затылочную области головы».

По версии сотрудников СИЗО, Ткачук получил травму на производстве второго сентября, потом его водворили в ШИЗО якобы за то, что он отказался встать по команде «подъем». Согласно показаниям свидетелей, Ткачук, находясь в ШИЗО, просил оказать ему медицинскую помощь, высказывал жалобы на головную боль и очень плохое самочувствие, а в течение последних суток перед смертью он уже был в бреду, не понимал, где он находится. Однако врачи прибыли к нему лишь в 00.45 5 сентября, когда тот уже был в коме. В 02.50 того же дня медики зафиксировали смерть осужденного, — рассказывает юрист Комитета против пыток Тимур Рахматулин, представляющий интересы матери погибшего.

Уголовное дело по этому факту было возбуждено лишь спустя полгода, но и даже после этого следователи ни на йоту не приблизились к установлению лиц, виновных в смерти Ткачука: дело шесть раз прекращалось, и каждый раз правозащитники обжаловали подобные постановления следователей.

Вместе с тем, 4 мая 2016 года правозащитники подали в Европейский суд по правам человека жалобу в интересах Надежды Чертовских. В декабре того же года эта жалоба была коммуницирована — российским властям были заданы вопросы об обстоятельствах смерти Ткачука, а также об эффективности проводимого расследования на национальном уровне.

7 июня 2017 года в рамках расследования уголовного дела по факту смерти Владимира Ткачука были задержаны двое высокопоставленных сотрудников орского СИЗО № 2: начальник учреждения Евгений Шнайдер и начальник оперативного отдела Виталий Симоненко.

Позднее Евгений Шнайдер признал свою вину в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия») — он нанес несколько ударов в область рук и грудной клетки осужденному Владимиру Ткачуку.

Изначально Виталию Симоненко было предъявлено обвинение в совершении преступлений по двум статьям: превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия, и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Позднее следствие сочло, что у Симоненко не было умысла на причинение тяжкого вреда здоровью Владимира, поэтому из обвинения была исключена часть 4 статьи 111 УК РФ.

Также в ходе предварительного следствия в уголовном деле появились еще двое потерпевших — по версии следователей, в тот же день, когда был избит Ткачук, Симоненко избил двух осужденных.

21 марта 2018 года Советский районный суд Орска Оренбургской области вынес обвинительный приговор бывшим сотрудникам СИЗО. Суд назначил Евгению Шнайдеру наказание в виде двух лет лишения свободы, Виталию Симоненко — четырех лет с отбыванием наказания обоими осужденными в колонии общего режима.

В апреле 2019 года оба преступника были освобождены условно-досрочно.

После вступления приговора в законную силу юристы Комитета против пыток, представляющие интересы Надежды Чертовских, обратились в суд с иском о компенсации ей морального вреда, причиненного преступлением экс-руководителей орского СИЗО № 2. Позднее аналогичный иск был заявлен и в интересах Евгения Ткачука – брата погибшего.

Суды на национальном уровне присудили Надежде Чертовских пятьсот тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда, Евгению Ткачуку – двести тысяч рублей. За нарушения разумного срока уголовного судопроизводства суд присудил Надежде Чертовских двести тридцать тысяч рублей.

В связи с тем, что компенсация морального вреда оказалась значительно ниже компенсаций, присуждаемых Европейским судом по правам человека по аналогичным делам, а также ввиду того, что преступники понесли чрезвычайно мягкое наказание за совершенное ими преступление, правозащитники продолжили представление интересов Надежды Чертовских в Европейском суде по правам человека.

Сегодня ЕСПЧ вынес решение по жалобе заявительницы. Страсбургские судьи признали, что в отношении погибшего Владимира Ткачука была нарушена статья 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод («Право на жизнь»), в связи с чем присудили его матери Надежде Чертовских компенсацию 65 000 евро.

«Жалоба Надежды Чертовских была объединена еще с тремя делами, в которых родственники заявителей погибли, находясь под контролем государства и при осмотре на их телах были обнаружены многочисленные травмы. – подчеркивает руководитель отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток Ольга Садовская. – Тем не менее, во всех этим делах государство настаивало на совершенно неправдоподобных причинах гибели людей: Ткачук якобы погиб от упавшей доски, Романов при огромном количестве травм якобы умер от сердечного приступа в отделении полиции, Богатырев с многочисленными гематомами и переломами ребер якобы умер от ишемической болезни сердца, Картоев, якобы упав с койки в колонии, сломал себе несколько костей и от этого тоже погиб. Рассмотрев все эти обстоятельства, Суд пришел к выводу, что озвученные властями причины гибели людей не могут быть признаны разумными объяснениями, а обнаруженные травмы явно свидетельствуют о смерти по вине представителей государства».