Европейский Суд включился в работу по делу Атаева.

Событие | Пресс центр

20 августа 2008

15 августа 2008 года юристы Комитет против пыток направили в Европейский Суд жалобу от имени Анатолия Атаева. Юристы Комитета квалифицировали действия Российской Федерации в отношении заявителя как нарушение статей 3 (запрет пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 6 (право на справедливый суд) и 13 (прав на эффективное средство правовой защиты) Конвенции. Кроме самой жалобы, Комитет направил в Европейский Суд прошение о ее срочной коммуникации Российскому Правительству и о принятии срочных мер, которые позволили бы прекратить нарушение прав заявителя.

Сегодня Комитет против пыток получил письмо из Европейского Суда по правам человека, в соответствии с которым обе стороны – заявитель и Российское Правительство – должны в срок до 26 августа 2008 года предоставить ответы на следующие вопросы:

1. Имеется ли вступившее в законную силу решение, в соответствии с которым заявитель должен был быть освобожден?

2. Находится ли заявитель в заключении до сих пор?

i) Если нет, то когда он был освобожден?

ii) Если да, то каково состояние его здоровья на данный момент? Нуждается ли он в медицинской помощи? Какая помощь ему может быть оказана в данный момент? Продолжает ли он голодовку?

Сейчас Комитет против пыток готовит ответы на данные вопросы и продолжает утверждать, что этот случай является примером вопиющего нарушения прав человека. Своими действиями начальник СИЗО № 1 нарушил не только требования Европейской Конвенции, но и Конституции РФ.

Более того, одновременно с письмом из Европейского Суда Комитет против пыток получил копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела Следственного комитета при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю. Не смотря на грубое неисполнение постановления суда и очевидное незаконное лишение свободы Атаева начальником СИЗО № 1 г. Краснодара, в возбуждении уголовного дела представителям заявителя было отказано. В очередной раз Прокуратура России не посчитала нужным воспользоваться возможностью восстановить нарушенные права своего гражданина на национальном уровне, предпочтя публичное порицание Европейским Судом.