Начальник колонии проиграл Комитету против пыток

Событие | Пресс центр

08 июля 2011

Советский районный суд г. Орска оставил без удовлетворения иск начальника исправительной колонии №3 г. Новотроицка Оренбургской области к газете «Орская хроника», журналисту Александру Карандееву и руководителю оренбургского отделения Межрегионального Комитета против пыток Вячеславу Дюндину. С помощью иска полковник внутренней службы Виктор Виряскин пытался восстановить репутацию своего учреждения, которая, по его мнению, существенно пострадала в результате решения коллегии областного суда Оренбургской области и последовавшей по этому поводу статьи в «Орской хронике».

Напомним, что оспариваемую статью А. Карандеев написал по итогам судебного разбирательства по иску гр. Свинтакова Е.Ю., завершившегося в областном суде 2 марта с.г.. Иск поддерживал руководитель оренбургского отделения МКПП В. Дюндин, который и выиграл тяжбу, о чём имеется решение, обладающее законной силой. Суд признал, что телесные повреждения, повлекшие инвалидность Свинтакова, причинены ему на территории ФБУ ИК-3, и присудил истцу компенсацию морального вреда в сумме 50 тысяч рублей. Информацию об этом В. Дюндин передал многим журналистам, в том числе и А. Карандееву.

Несмотря на имеющееся судебное решение, полковник Виряскин в иске просил признать порочащими деловую репутацию колонии и опровергнуть опубликованные сведения о том, что «коллегия областного суда Оренбургской области вынесла решение об удовлетворении иска орчанина Евгения Свинтакова, избитого инспекторами колонии». Полковник полагал, в частности, что (цитата): «автор материала наводит слушателей на мысль, что в учреждении нарушение прав граждан это обыденность, а работники являются беспринципными, равнодушными людьми». Уже из этой фразы видно, что истец оспаривает мнение журналиста, а не утверждение о факте.

Поставив на кон репутацию колонии, и без того подмоченную, полковник дал повод оценивать и свои личные деловые качества. Судебное заседание показало, что, обращаясь в суд, истец плохо изучил законодательство о свободе слова. Исковое заявление составлено юридически безграмотно. А вышеупомянутого определения коллегии у истца не только не оказалось на руках, но он вообще не знал о его существовании. Представитель истца не смогла чётко ответить на вопрос ответчика В. Дюндина: «В чём выразился ущерб репутации колонии, причинённый статьёй Карандеева?» В ответ прозвучало: «Люди могут подумать, что в колонии избивают людей…» То есть, кроме желания отомстить журналистам за огласку установленного судом факта, в руках истца ничего не было. На что он рассчитывал, остаётся только догадываться.