"Неподсудные кадыровцы", Большой Кавказ

Событие | Пресс центр

29 марта 2013

До Москвы дошла практика безнаказанности чеченских полицейских. Посаженные под арест по подозрению в похищении и пытках силовики были отпущены до суда на волю, и это, по сообщениям СМИ, возмутило даже столичных сотрудников ФСБ. Для главы Комитета против пыток Игоря Каляпина такой поворот дел не стал новостью, так как еще два года назад правозащитник убедился: в Чечне безотказно работает только один закон — «Рамзан сказал».

Следственный комитет России опроверг информацию о забастовке сотрудников ФСБ, распространенную СМИ. Офицеры, как сообщалось, протестовали против выхода на свободу чеченских силовиков с удостоверениями оперуполномоченных МВД Чечни. Против них были собраны доказательства о похищении и изнасиловании кием человека в Подмосковье. Ведомство Бастрыкина обещает, что от ответственности виновные все равно не уйдут.

Увы, когда речь идет о подозреваемых, подчиненных любимчикам главы Чеченской республики, рассчитывать на возмездие не приходится. Об этом говорит опыт работы свободных мобильных групп правозащитников в Чечне, деятельность которых координирует глава организации «Комитет против пыток» Игорь Каляпин. Его организация пыталась содействовать расследованию нескольких дел, к которым были причастны сотрудники чеченского МВД.

К примеру, Апти Зайналов, бывший участник НВФ, отсидевший и побывавший за границей, вернувшись домой, был похищен сотрудниками МВД, предположительно подчинёнными Шерипа Делимханова, брата депутата Госдумы. После этого его видели в больнице с огнестрельным ранением, но прокурора, занимавшегося его розыском, к умирающему не подпустила вооруженная охрана. Когда же в дело вмешались правозащитники, Зайналов вообще бесследно исчез. Естественно, если даже прокурор испугался похитителей, то никто расследованием этого дела толком не занимается.

В этом случае подозреваемые не установлены. Но были в работе Игоря Каляпина и дела, где на своих мучителей указывали и сами пострадавшие. Ислам Умарпашаев благодаря огласке в СМИ смог вырваться из плена чеченского ОМОНа и при помощи Комитета против пыток скрылся из республики. Но доказать вину людей, на которых он указывал, не удалось даже спустя четыре года.

— По делу Умарпашаева, на мой взгляд, всем фигурантам можно уже обвинение предъявлять, — заявил в интервью корреспонденту «Большого Кавказа» Игорь Каляпин. — Человек был похищен, его четыре месяца держали в подвале, готовили к уничтожению в качестве боевика. Человек, который при этом ни тогда не обвинялся, и сейчас ни в чем не обвиняется, пальцем на всех них показывает: вот этот меня бил, вот этот меня запугивал, вот этот требовал дать такие-то показания. И ни один из этих полицейских к ответственности не привлечен.

— Они все еще при должностях, не уволены?

— Безусловно. Кто ж их уволит — они личные друзья Рамзана Ахматовича Кадырова. Он этого не скрывает, и они этого не скрывают. Они откровенно говорят: «Нам за это ничего не будет, а потерпевшему, свидетелям — мы всем им покажем». И вот свидетели и потерпевший вынуждены скрываться в других регионах страны. В отношении них применяются меры государственной защиты. И продолжается это уже четвертый год. И таких дел я знаю много. Все они до сих пор продолжаются. Формально ни одно дело не прекращено, хотя ни одно из них и не расследуется, потому что они связаны с высокопоставленными полицейскими, которые де-факто подчиняются именно Кадырову, а не министру внутренних дел России. Это его личная гвардия. В отношении этих «гвардейцев» действует некий режим абсолютного иммунитета.

— Умарпашаев и его семья, насколько я знаю, переезжали из региона в регион. Хотя бы сейчас они осели в одном месте?

— Вы знаете, полгода назад в отношении меня ФСБ пыталось инициировать уголовное преследование за разглашение тайны следствия, и таких попыток в течение последних шести месяцев было четыре штуки. Они обращались в следственные комитеты различных регионов, и каждый раз в отношении меня проводилась проверка. Я думаю, если я Вам на вопрос про Умарпашаева отвечу более конкретно, это даст повод в пятый раз начать проверку.

— Лучше не надо. А как Вы считаете, описанная в «Новой газете» забастовка столичных сотрудников ФСБ похожа на реальность?

— В этой публикации удивляет только одно: описана реакция сотрудников ФСБ. Они считаются людьми, которые человеческих эмоций не испытывают, которые всегда делают то, что начальник приказывает. А так я неоднократно наблюдал раздражение, обиду силовиков из МВД, из Следственного комитета, когда какие-то высокопоставленные кадыровцы были пойманы за руку по обвинению в совершении тяжких преступлений, но их все-таки пришлось отпустить, а дело прекратить по команде «отбой!». Я даже лично в таких делах участвовал. Все это тривиально применительно к должностным лицам Чеченской республики. И то, что они так себя будут вести не только у себя, но и на территории всей России, я говорил еще два года назад.

— В Чечне федеральные силовые структуры находятся в подчиненном положении к местным силовикам?

— Да, причем все, включая ФСБ. Вот по делу Умарпашаева следователь давал многочисленные поручения и сотрудникам МВД, причем там есть такой орган под названием ВОГОиП (Временная объединенная группировка органов и подразделений), и сотрудникам ФСБ, и все эти поручения оставались неисполненными. Поручения, в частности, о принудительном доставлении на следственные действия тех сотрудников чеченского ОМОНа, которые систематически отказывались это делать добровольно. Ситуация сама по себе парадоксальная. Направляется официальная повестка о вызове на следственные действия, на опознание действующего сотрудника милиции. Этот сотрудник просто не является. Один раз, два раза, десять, и вот так на протяжении уже почти двух лет. Он носит оружие, имеет полномочия, получает зарплату, а вот на следственные действия к следователю по особо важным делам Главного следственного управления он не является. И когда следователь дает сотрудникам ФСБ доставить этого не являющегося, то сотрудники ФСБ совершенно откровенно отвечают, что выполнить его поручение они не имеют возможности. Вот так это работает в Чеченской республики. Вот такое это у нас государство в государстве за наш с вами счет.

— Какой национальности те, кто служит там на местах в федеральных органах сласти?

— В Следственном комитете, в ФСБ и прокуратуре есть и чеченцы, и приезжие из других регионов России. А вот в «гвардии» только этнические чеченцы. Это не все чеченское МВД. Это несколько подразделений , которые возглавляют личные друзья Рамзана Ахматовича, которые себе позволяют все, что угодно. И не только в Чечне. Этих ребят очень хорошо знают на всем Северном Кавказе. Их знают и в Ставрополе, и в соседних республиках. Как я говорил, они обязательно доедут до Москвы, и поскольку они уже привыкли себя вести определенным образом, они везде себя так будут вести. И не надо удивляться, что они наконец добрались. И это не первая ситуация. Я общался с сотрудниками Московского уголовного розыска, они мне рассказывали о подобных инцидентах с этими ребятами.

— Чем они козыряют — оружием, связями с Кадыровым? Почему система ФСБ, которая хорошо держит в подчинении русских, не может справиться с чеченцами?

— А все очень просто. Потому что любые силовые подразделения — это не только ФСБ, это и МВД, сразу же после того, как они задерживают чеченских силовиков, получают команду сверху «немедленно освободить». Срабатывает механизм, который и в данном случае наглядно себя проявил.

— То есть делается все, чтобы не раздражать чеченского лидера. В описанном случае была фраза о том, что Кадырова приказано не трогать до Олимпиады.

— Это сейчас связывают с Олимпиадой, а пару лет назад говорили, что нельзя дестабилизировать ситуацию в этом регионе, а она обязательно дестабилизируется, если у Рамзана Ахматовича отнять возможность пользоваться услугами своих друзей. Да, они поступают не по закону, но они верные и надежные. Когда в государстве стоит дилемма, какие нам нужны силовики — верные или законные, и это решается в пользу верных, это диагноз для государства. После Олимпиады будут говорить, что нужно потерпеть до чемпионата мира по футболу или еще до чего-нибудь.

— Вы не согласны с такой постановкой вопроса, что лучше сукины сыны, но свои?

— Я не думаю, что они свои, что эта стабильность кого-то устраивает. Это из Кремля, наверное, этот регион видится стабильным, потому что там трехцветный флаг и портреты Путина висят. А я считаю, что Россия там, где исполняются российские законы. Ну, хотя бы в том объеме, в котором они на других территориях исполняются. Там они не действуют. Там де-факто действует только один закон — «Рамзан сказал».

Светлана Болотникова
Источник: Большой Кавказ