Нижегородская прокуратура признала незаконными задержание юриста Комитета против пыток и изъятие у него компьютера

Событие | Пресс центр

22 февраля 2012

Транспортная прокуратура признала незаконными задержание юриста Комитета против пыток Антона Рыжова и изъятие у него компьютера. Об этом стало известно из постановления о частичном удовлетворении жалобы пострадавшего, вынесенного заместителем Нижегородского транспортного прокурора Е.А. Лимоновым. Тем не менее, в Комитете против пыток не полностью удовлетворены данным решением, называя его непоследовательным.

Как сообщалось ранее, 21 января 2012 года в Нижнем Новгороде при выходе из поезда сотрудниками полиции был задержан юрист МРОО «Комитет против пыток» Антон Рыжов, который возвращался из поездки в Чечню, связанной с плановой работой в Сводной мобильной группе правозащитников. Рыжов был доставлен в дежурную часть Нижегородского линейного управления МВД России на транспорте, где у него изъяли ноутбук и электронные носители информации. Действия сотрудников полиции были обжалованы в ряд инстанций, включая органы прокуратуры.

В ходе проверки прокуратурой было установлено, что 20 января 2012 года в дежурную часть Управления МВД России по Нижнему Новгороду по телефону 02 позвонил мужчина, представившийся сотрудником полиции Чеченской Республики, но не назвавший своего имени и должности. Аноним сообщил, что в пассажирском поезде № 32 «Москва-Киров» в вагоне № 12 на месте № 26 будет следовать «Резов Антон», у которого при себе якобы имеются электронные носители с информацией экстремистского характера. По словам звонившего, «Резов» собирался распространить эту информацию на территории Нижегородской области.

Из УМВД информация об «экстремисте» была оперативно передана в Нижегородское линейное управление МВД России на транспорте. Полицейские выяснили, что на указанное место билет был приобретен Рыжовым. Заместитель начальника линейного управления Епишин поручил своим подчиненным проведение проверки сообщения о преступления. 21 января 2012 года, по прибытии на станцию, Рыжов был доставлен оперуполномоченными Цветковым и Гушевым в дежурную часть линейного управления МВД России на транспорте, где в период времени с 1 ч. 30 мин. до 3 ч. 40 мин. оперуполномоченным Цветковым в присутствии понятых был проведен личный досмотр, а также досмотр вещей, находящихся у Рыжова. В ходе досмотра у него были обнаружены и изъяты: ноутбук «Lenovo», 3 карты флеш-памяти формата SD, 4 USB флеш-накопителя.

В своем постановлении Нижегородская транспортная прокуратура указала, что Рыжов А.И. был доставлен в дежурную часть без наличия оснований, предусмотренных законодательством об административных правонарушениях. Ни протокола о доставлении, ни протокола о совершении Рыжовым административного правонарушения не составлялось.

Кроме того, прокуратура установила, что личный досмотр Рыжова оперуполномоченным был проведен в нарушение закона. Никаких поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий не давалось, соответственно эти мероприятия по зарегистрированному сообщению проводиться не могли.

Прокуратура также констатировала, что в нарушение Закона «О полиции», которым определен закрытый перечень изымаемых при личном досмотре предметов, у Рыжова было изъято личное имущество, не относящееся к указанной категории, поэтому изъятие ноутбука, карт памяти и USB-накопителей являются незаконными.

Таким образом, органы прокуратуры признали незаконными как ограничение свободы правозащитника и его личный досмотр, так и изъятие его личных вещей. По результатам рассмотрения жалобы Рыжова прокуратура вынесла в адрес начальника управления МВД на транспорте представление об устранении нарушений.

Тем не менее, Комитет против пыток полагает, что данное решение является половинчатым и юридически непоследовательным. «Отрадно, – заявил пресс-службе МКПП сам Антон Рыжов — что органы прокуратуры своевременно отреагировали на нарушения закона, допущенные «правоохранителями», которые слишком ретиво взяли мой след после анонимного звонка. Однако, выводы постановления не до конца последовательны. Так, прокуратура не решилась признать нарушение тайны переписки и вторжение в мою частную жизнь в связи с изъятием моего персонального компьютера. По мнению прокуратуры, это обстоятельство якобы невозможно установить, поскольку компьютер в настоящее время находится на исследовании в МВД РФ по Нижегородской области. Кроме того, прокуратура склонилась к тому, чтобы рассматривать ограничение моей свободы как неоформленное административное задержание («доставление для установления личности»). Дескать, задержание Рыжова в уголовно-процессуальном порядке не производилось. Его всего лишь «доставили», вот только непорядок: забыли составить протокол. Между тем, очевидно, что все причины, использовавшиеся сотрудниками полиции для ограничения моей свободы («не похож на фотографию в паспорте», «надо пробить по базам» и т.д.), надуманны, а истинной целью было изъятие накопителей информации. Таким образом, мы имеем дело с незаконным задержанием, да еще произведенным для достижения противозаконной цели».

В Комитете против пыток также обращают внимание на то, что прокуратура проигнорировала заявление Рыжова о его принудительном фотографировании. Прокуратура поверила показаниям оперативников, что они фотографировали только изъятые предметы.

Кроме того, прокуратура встала на сторону полицейских и в вопросе толкования Федерального закона «О полиции», согласно которому задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента задержания, имеет право на один телефонный разговор. Прокурорской проверкой установлено, что указанный срок сотрудниками полиции нарушен не был, а Рыжову была предоставлена возможность осуществить телефонный звонок непосредственно после составления протокола личного досмотра. Таким образом, прокуратура проигнорировала тот факт, что Рыжову, в том числе принудительно, не давали звонить самому и запретили принимать входящие звонки родных и коллег. Также прокурорская оценка предпочла обойти вниманием ясную формулировку закона — «в кратчайший срок».

«Текст постановления очень ярко характеризует прокурорское правосознание, – заявил председатель Комитета против пыток Игорь Каляпин. – В его основе – презумпция виновности гражданина и невиновности полицейского. Да, очевидные нарушения закона не признать было просто невозможно, и их, слава Богу, признали. Но во всех случаях, где закон допускает хотя бы минимальную свободу оценки, обстоятельства были истолкованы прокуратурой в пользу нарушителей и против их жертвы. Рыжову, который преподает право в госуниверситете, прокурор заведомо не верит, хотя законопослушность нашего юриста никем не была поставлена под сомнение. В то же время все «отмазки» оперов, чьи действия признаны незаконными, принимаются за чистую монету».

На этой же неделе в Канавинском районном суде Нижнего Новгорода начался процесс по рассмотрению жалобы Рыжова на незаконные действия сотрудников транспортной полиции. Следующее судебное заседание состоится 5 марта 2012 года.