"Новая независимая структура прекратит пытки в полиции", - Игорь Каляпин в блоге на Грани.ру

Событие | Пресс центр

27 марта 2012

Казанское дело «дело Назарова» и остальные всплывшие в последнее время дела о пытках в полиции — это на самом деле рутина. Такое происходит систематически. Посмотрите новостную ленту на нашем сайте — а ведь мы работаем всего лишь в пяти регионах России. Резонанс приобретают очень немногие дела, и связано это с какими-то непонятными мне законами медиа, а вовсе не с реальностью. По-видимому, журналисты просто не могут каждый день писать истории а-ля Евсюков, тем более если история произошла не в Москве. На мой взгляд, именно сейчас у нас есть шанс впервые заставить власти предпринять хоть какие-то шаги на системном уровне. У нас есть конкретные предложения, я расскажу о них, но прежде хотелось бы разобрать две темы – реформу МВД и пытки в полиции.

Реформа МВД

Так называемая реформа МВД не имела ни одного шанса быть успешной и хоть чуть-чуть улучшить реальную ситуацию в милиции. Меня в этой связи очень тревожит то, что наши политические власти все-таки предприняли эту дорогостоящую рекламную акцию. Похоже, что они сами не очень понимают, насколько на самом деле все плохо «на земле», и искренне думают, что у милиции просто плохой имидж, испорченный журналистами, правозащитниками и прочей «оранжевой заразой». Я больше никак не могу объяснить этой странной и, повторяю, крайне дорогой попытки внушить всей стране, что то, что люди видят сами, слышат от своих знакомых, весь этот вал негативной информации о милиции, все это теперь не существует, все это куда-то исчезло, все осталось за спиной Нургалиева (как он сам выразился).

Для реального изменения положения дел в полиции необходимо принимать целый комплекс мер: изменять систему отбора и профессиональной подготовки кадров, изменять систему оценки служебной деятельности, обязательно вводить гражданский контроль, радикально изменить структуру МВД, в том числе структуру ведомственного контроля органов внутренних дел. Необходимо создать, наконец, эффективную систему внешнего контроля, создать независимый орган, который бы мог эффективно проверять и расследовать все жалобы граждан на полицейских. Когда было объявлено о начале реформы МВД, мы создали рабочую группу, в которую вошли несколько правозащитных организаций, которые давно и, на мой взгляд, очень профессионально занимаются проблемами, связанными с практикой работы МВД. По каждому из вышеперечисленных пунктов было выработано отдельное предложение.

Когда руководство МВД наконец объявило, что реформа будет сведена к так называемой «переаттестации», которую проведет само МВД и в ходе которой будет выявлено и уволено 20% «плохих сотрудников», после чего новая полиция будет отвечать всем требованиям, мы были просто в шоке. Такой масштабной и бессмысленной профанации мы никак не ожидали.

И во время аттестации, и после нее мы видели, как и что происходит в полиции, причем в разных регионах. Было понятно, что никакой реформы не случилось и что «аттестованные» полицейские теперь окончательно убедятся в том, что никто ничего менять не собирается. Понятно было и то, что к такому же выводу придут и граждане.

О пытках в полиции и «борьбе» системы с ними

Пытки в полиции нужно РЕАЛЬНО запретить. Они и сейчас, конечно, запрещены Конституцией, международными договорами, кодексами, федеральными законами, ведомственными нормативными актами и так далее, вплоть до должностной инструкции обычного постового. Но все эти запреты носят декларативный характер, за их нарушение никого не наказывают. И дело здесь не в том, что нет какого-то закона, — все у нас есть. Просто тот орган, который обязан проводить расследование по каждой жалобе, по каждому сообщению граждан о нарушении закона со стороны полиции, – Следственный комитет – бездействует.

Причины этого бездействия разные. Раньше руководители следственных органов СК, так же, как и их коллеги из МВД, резонно вопрошали: «Вот выгоним мы ЭТИХ сотрудников милиции или пересажаем, а кто работать будет? Кто пойдет в милицию?» (Дальше шли жалобы на низкую зарплату, плохое материально-техническое обеспечение, отсутствие социальных льгот и гарантий).

Зарплату резко повысили, над имиджем день и ночь работают все телевизионные каналы, но вот преступников, скопившихся в органах МВД, никто вычищать оттуда так и не собрался. Видимо, руководство МВД решило, что, испугавшись большой зарплаты, негодяи сами уйдут в отставку. А они почему-то не ушли. И, по моему глубокому убеждению, не уйдут. И учиться эффективно и законно работать не будут.

Зачем им учиться? Обеспечить показатели они могут и так. Кого-то бутылкой, кого-то электротоком, кого-то «ласточкой» или «слоником». Это, между прочим, гораздо быстрее, чем законными методами, и никакую криминалистику изучать не надо. Иногда, правда, случаются «залеты», но это очень и очень редко. Следователи из Следственного комитета, как правило, расследуют дела, связанные с общеуголовной преступностью – убийства, изнасилования и пр. При этом они работают в тесной связке с местными полицейскими. На практике получается, что мундиры носят разные, а работают вместе, по одним и тем же делам. И когда следователю из СК приносят заявление на «коллегу» из полиции, с которым он вместе почти каждый день работает, объективное расследование вряд ли возможно. Тем более что и руководитель местного следственного органа находится в постоянном рабочем контакте с местным начальником территориального отдела полиции (РУВД или ГОВД).

В результате имеем то, что имеем. Преступления, совершаемые полицейскими в отношении граждан, как правило, не расследуются, а значит, полицейские имеют все основания считать, что им гарантирована безнаказанность.

Что можно сделать

В результате работы наших юристов из Комитета против пыток к уголовной ответственности было привлечено 89 милиционеров. Из них без нашего вмешательства, возможно, было бы привлечено только 3 (три)! Во всех остальных случаях Следственный комитет (до 2009 года – следственное управление прокуратуры), не возбуждали уголовные дела либо возбуждали их и незаконно прекращали. Нам неоднократно приходилось по нескольку раз добиваться отмены таких незаконных постановлений через суды (всего отменено более 300 незаконных постановлений следственных органов).

В идеале нужна независимая структура, которая рассматривала бы все жалобы граждан на действия полиции. Но в срочном порядке нужны хотя бы специальные следственные отделы, которые бы занимались только расследованием уголовных дел в отношении полицейских (а также сотрудников ФСИН и Наркоконтроля).

Эффект будет достигнут за счет того, следователи этих спецотделов будут свободны от рабочих контактов с полицейскими, работая с ними по другим (общеуголовным) делам. Кроме того, крайне важно подчинить эти следственные отделы, которые должны быть созданы в каждом субъекте РФ не местному следственному управлению СК, а федеральному уровню (Бастрыкину или его заму).

Именно поэтому мы с коллегами подписали соответствующее обращение к Бастрыкину и объявили сбор подписей под ним.

Источник: Грани.ру