Официальное заявление Руководителя штаба Сводной Мобильной Группы при Общественной комиссии по Чеченской Республике И.А. Каляпина по факту незаконного задержания 7 февраля 2010 года сотрудниками Шалинского РОВД трех сотрудников Группы.

Событие | Пресс центр

10 февраля 2010

7 февраля 2010 года трое сотрудников сводной мобильной группы (СМГ) Общественной комиссии российских неправительственных организаций по Чеченской Республике были доставлены сотрудниками МВД Чеченской Республики в РОВД г.Шали, где незаконно удерживались на протяжении 15 часов.

8 февраля 2010 года должностные лица МВД и правительства Чеченской Республики дали по этому поводу официальные публичные комментарии.

Эти события вынуждают меня сделать официальное заявление в связи с тем, что я непосредственно отвечаю за деятельность СМГ в Чеченской Республике.

1. Сводные мобильные группы создаются для проведения общественных расследований по жалобам граждан Чеченской Республики на грубые нарушения прав человека, таких как пытки, внесудебные казни и похищения людей. В состав СМГ входят правозащитники, имеющие большой опыт юридической работы по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами — представителями власти.

В настоящее время юристы СМГ представляют в Чеченской Республике интересы нескольких потерпевших. Дела этих потерпевших находятся в производстве отдела по особо важным делам Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чеченской Республике.

Деятельность юристов СМГ, представляющих интересы потерпевших, направлена на осуществление конституционных прав граждан, проживающих на территории Чеченской Республики. Деятельность юристов СМГ по сбору доказательств, установлению и опросу свидетелей ведется в строгом соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. В частности, ст. 86 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Использование в этой работе технических средств (ноутбуки, диктофоны и фотоаппараты) является законным и необходимым, что неоднократно подтверждалось решениями судов в разных регионах России. В связи с этим заявление Уполномоченного по правам человека в ЧР Н. Нухажиева о «шпионских методах работы СМГ» представляется мне по меньшей мере безграмотными и нелепым.

2. Инцидент, произошедший 7 февраля, связанный с незаконным задержанием юристов СМГ, убедительно показывает, что принципы, которыми руководствуются в своей деятельности юристы СМГ — принципы законности, презумпции невиновности, и личной неприкосновенности – не используются в практике работы некоторых руководителей МВД Чеченской Республики.

В своем официальном комментарии представитель МВД ЧР сообщил о том, что доставление правозащитников в РОВД и их принудительное удержание там в течение всей ночи вызвано якобы поступившим в МВД ЧР заявлением некоей гражданки о том, что юристы СМГ попросили ее «написать заявление клеветнического характера на представителя местной власти». Несмотря на абсурдность такого обвинения, тем не менее, каждое заявление гражданина должно быть проверено правоохранительными органами. Однако такая проверка должна производиться в рамках действующего федерального закона, который в данном случае был грубо нарушен сотрудниками Шалинского РОВД.

3. В ходе своей деятельности, начиная с ноября 2009 года, юристы СМГ неоднократно сталкивались с фактами оказания противоправного давления на граждан, обратившихся к нам за помощью. Такое давление осуществлялось как со стороны неустановленных сотрудников силовых структур, так и со стороны отдельных недобросовестных следователей прокуратуры. В некоторых случаях прокурорские следователи фактически саботируют расследование, не предпринимая необходимых следственных действий для установления виновных в совершении тяжких должностных преступлений.

В частности,

после обращения к юристам СМГ Аднана Ибрагимова по поводу похищения сотрудниками правоохранительных органов ЧР его племянника Сайд-Салеха Ибрагимова 29 декабря 2009 года к нему в дом ворвались около десяти неизвестных лиц в масках, имевших при себе оружие, характерное для специальных подразделений МВД. Данные лица, не представляясь и не предъявляя никаких документов, провели обыск в доме у Ибрагимова, а затем, сказав, что это была «обычная проверка», ушли. Заявление, направленное по этому поводу в органы прокуратуры, не привело ни к каким результатам.

10 декабря 2009 года при опросе Раиса Турлуева, мать похищенного Сайд-Салеха Ибрагимова, была подвергнута давлению со стороны следователя Ачхой-Мартановского межрайонного следственного отдела при прокуратуре Арби Абдулхаджиев. Следователь пояснил Турлуевой, что давая такие показания, она подвергает себя опасности и может стать объектом мести со стороны высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов ЧР. На жалобу, поданную по этому поводу в органы прокуратуры ЧР, адекватной реакции не последовало.

14 января 2010 года следователь Насрутдин Баталов незаконно отказал юристам СМГ в удовлетворении ходатайства о проведении ряда следственных действий, направленных на установление виновных в похищении Апти Зайналова. Мы вынуждены были заявить такое ходатайство в связи с тем, что сам следователь необходимых следственных действий не проводил. Незаконность действия следователя была установлена решением Старопромысловского районного суда г.Грозного, куда были вынуждены обратиться юристы СМГ.

Приведенные выше примеры иллюстрируют проблему ненадлежащего расследования преступлений, совершаемых отдельными представителями власти Чеченской Республики, а как следствие, их безнаказанности.

4. В каждом случае, когда мы сталкиваемся с нарушением закона при расследовании уголовных дел, связанных с нарушением прав человека, мы обжалуем это конкретное нарушение, добиваемся восстановления законности. При этом мы не позволяем себе публично высказывать обвинения в адрес должностных лиц при отсутствии доказательств их вины.

Наш стандарт работы принципиально другой: по всем сообщениям жителей Чеченской республики ведется кропотливая работа совместно со следователями следственного комитета, другими правоохранительными органами. При этом в нашем распоряжении имеется достаточно много заявлений, в которых жители Чеченской Республики сообщают о чудовищных преступлениях, совершенных высокопоставленными должностными лицами республики. Но обвинение конкретным лицам будут предъявлены только в том случае, если будут собраны достаточные доказательства их вины.

5. Отсутствие взаимодействия юристов сводной мобильной группы с местными правозащитными организациями, работающими в Чечне, о котором заявил в своем комментарии Уполномоченный в ЧР Н. Нухажиев, не соответствует действительности. Именно от местных правозащитников мы узнаем о нарушениях прав человека в республике: о пытках, похищениях, незаконных задержаниях, принуждении арестованных к самооговору, фальсификации материалов уголовных дел. В каждом случае местные правозащитники говорят нам о своем бессилии добиться привлечения виновных к ответственности. То, что чеченские правозащитники не доводят до сведения Н.Нухажиева информацию о сотрудничестве с СМГ, более того, в ряде случаев просят нас не предавать факт такого сотрудничества огласке, говорит не об отсутствии взаимодействия между правозащитниками из Чеченской Республики и юристами СМГ, а об отсутствии доверия между местными правозащитниками и Уполномоченным по правам человека в ЧР.

Считаю необходимым заявить, что сводная мобильная группа продолжит свою работу в Чеченской Республике. А незаконные действия сотрудников Шалинского РОВД получат адекватную оценку и реакцию в рамках действующего законодательства.

Руководитель штаба Сводной Мобильной Группы

при Общественной комиссии по Чеченской Республике

И. А. Каляпин