Ответ юриста Комитета по предотвращению пыток на публикацию на сайте Следственного комитета

Событие | Пресс центр

24 ноября 2015

20 ноября 2015 года на сайте Главного следственного управления СК РФ по Московской области была опубликована новость о ходе доследственной проверки по факту смерти барабанщика группы «Жар-Птица». В этой публикации, в числе прочего, ее авторы сетовали на то, что «в СМИ необоснованно стали появляться предположения и выводы о том, что мужчину до смерти избили в отделе полиции». Однако, к сожалению, ни действия следователей, ведущих проверку по факту смерти Пестова, ни эта публикация так и не отвечают на вопрос, почему эти предположения являются необоснованными. В связи с этим публикуем позицию юриста Комитета по предотвращению пыток Дмитрия Пискунова, представляющего интересы Ирины Пестовой, вдовы погибшего:«Напомню, официальная проверка была начата СК РФ по городу Дубна 5 сентября этого года, а 18 сентября материалы были переданы в Главное следственное управление СК РФ по Московской области следователю Вагизу Бекяшеву. 20 ноября сайт ГСУ СК РФ по Московской области опубликовал новость «О ходе доследственной проверки по факту смерти барабанщика группы «Жар-Птица». Однако, несмотря на свое название, публикация в большей части посвящена преступлению, которое якобы совершил Сергей Пестов, тогда как обстоятельствам его гибели уделено лишь несколько предложений.

Непонятной выглядит позиция Следственного комитета, который с уверенностью говорит о том, что Пестову стало плохо в отделении полиции. Исходя из содержания новости, складывается впечатление, что следствие разрабатывало лишь одну версию, что Пестову стало внезапно плохо с сердцем. При этом следователи вообще не говорят о том, проверялась ли ими версия, что Пестов мог скончаться после незаконного физического насилия со стороны полицейских при задержании или доставлении в отдел.

С момента обращения вдовы Пестова в Комитет по предотвращению пыток у нас накопилась масса вопросов к представителям ГСУ СК РФ по Московской области, на которые они предпочитают не отвечать ни на личных приёмах, ни письменно. Вопросы сводятся к эффективности, полноте и всесторонности проверки, проводимой Следственным комитетом по факту смерти Пестова. И пока на эти вопросы не даны ответы, мы склонны полагать, что проверка проводится неэффективно.

Странным мне видится и то, что с 5 сентября этого года, вместо закрепленных в уголовно-процессуальном кодексе максимального срока в 30 суток, проверка длится уже 70 с лишним дней. При этом Следственный комитет ни разу не уведомил ни заявительницу, ни её представителей о том, выносились ли какие-либо решения по результатам проверки, хотя такое обязательство прямо предписывает закон.

Как указывает Следственный комитет в своей публикации, «в СМИ необоснованно стали появляться предположения и выводы о том, что мужчину до смерти избили в отделе полиции». То есть, исходя из смысла этой формулировки, следствие провело проверку по факту смерти Пестова и пришло к выводу, что его не избивали до смерти в полиции. Однако есть свидетели, которые с самого начала заявляли о том, что сотрудники полиции при задержании ударили Сергея Пестова в область шеи, от чего у него пошла кровь из носа. Что было дальше при доставлении в отдел – остается по-прежнему неизвестным: это могла быть культурная беседа Пестова с полицейскими в соответствии с положениями закона, а могло быть и избиение музыканта блюстителями порядка. Учитывая показания свидетелей задержания, вторая версия также имеет право на существование.

Опять же, нам до сих пор неизвестно, была ли назначена экспертиза биологических следов на одежде Сергея Пестова и следов на тряпке, которой ему вытирали кровь во время задержания. А если назначалась, то почему она проводилась тайком от вдовы и ее законных представителей? Где её результаты?

Отсутствуют у вдовы Сергея Пестова, и у нас сведения о том, изъяты ли записи с видеокамер внутреннего и внешнего наблюдения, установленные в отделе полиции Дубны? Если изъяты, то по данным записям можно ли достоверно установить, в каком состоянии находился Пестов, применяли ли к нему насилие, отпускали ли его из отделения? Ответов на эти вопросы до сих пор нет.

На эти и многие другие вопросы мы могли бы ещё полтора месяца назад получить все ответы, если бы Следственный комитет не стал молчать как индийская гробница, а следователь Бекяшев не стал бы прятаться от нас, не отвечая на ходатайства и телефонные звонки. Почему-то в деле о гибели Сергея Пестова следователи предпочли избрать тактику молчания, прорвав собственную информационную блокаду новостью, суть которой сводится к тому, что Пестов употреблял наркотики и умер из-за проблем с сердцем.

Ни Ирину Пестову, ни нас, ее представителей, не устраивает такая информация о ходе проверки, поскольку она даже мало-мальски не отвечает ни требованиям закона, ни условиям эффективности проверки, и рано или поздно мы добьёмся от Следственного комитета исполнения своих профессиональных обязательств перед гражданином, обратившимся к следственным органам за помощью.

Не склонен полагать, что Следственный комитет занимается укрывательством преступлений, совершенных полицейскими, более того, я допускаю возможность того, что стражи порядка действовали в рамках закона, однако полнейшее отсутствие прозрачности в работе следователей порождает серьезные сомнения в объективности и непредвзятости проведенной проверки».