Скандально известное дело А. Новоселова: жалоба направлена в Евросуд

Событие | Пресс центр

10 января 2006

КПП провел общественное расследование по этому делу и в итоге, в действиях сотрудников правоохранительных органов юристы КПП усмотрели признаки нарушения ст. 3 Европейской конвенции прав человека и основных свобод.

Прокуратура Нижегородского района, проводившая проверку заявления Новоселова о его похищении и избиении, в возбуждении уголовного дела отказала, сообщив, что в отношении Новоселова было проведено оперативно-розыскное мероприятие – оперативный эксперимент, в ходе которого он был вывезен в лесной массив Балахнинского района Нижегородской области. При проведении оперативного эксперимента использовалась скрытая видео- и аудиозапись, физическое насилие в отношении Новоселова А.В. не применялось, огнестрельное и холодное оружие не применялось и не демонстрировалось.

Тем не менее, после проведения оперативного эксперимента Новоселов оказался травмированным и получил ушиб правой почки, микрогематурию, ушиб головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние, ушиб грудной клетки справа, ушиб правого и левого лучезапястного суставов, ушиб правой и левой голени. Новоселов утверждает, что эти телесные повреждения были ему причинены после того как его вывезли в лесной массив Балахнинского района.

Сотрудники прокуратуры, проводившие проверку заявления Новоселова, никак не объяснили возникновение телесных повреждений, ограничившись утверждением, о том, что насилия в отношении Новоселова не применялось.

Прецедентное право Европейского Суда по правам человека (например, решения по делам Сельмуни против Франции от 28 июля 1999 г., (2000) 29 EHRR 403, пар. 87, Томази против Франции, от 17 августа 1992 г., Серия A, №. 241-A; (1993) 15 EHRR 1, пар. 109) обязывает Государство представлять правдоподобные объяснения причин происхождения травм, в случае, если человек попал под контроль сотрудников полиции в хорошем состоянии, а во время освобождения на нем были обнаружены телесные повреждения, в противном случае возникает четкое нарушение ст. 3 Конвенции.

В российском законодательстве под оперативным экспериментом понимается способ получения информации путем воспроизведения негласно контролируемых условий и объектов для установления противоправных намерений лиц, обоснованно подозреваемых в подготовке тяжких и особо тяжких преступлений.

Условия проведения эксперимента не должны явно провоцировать лицо к совершению противоправных действий, ставить его в обстоятельства, затрудняющие удовлетворение своих потребностей законными способами, унижать его честь и человеческое достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих, не создается опасности для их здоровья.

Эксперты юридической клиники Российской Правовой Академии, изучив материалы уголовного дела № 69727 в части проведения оперативного эксперимента в отношении Новоселова А.В., в заключении, проведенном на основании ст. 57,58 УПК РФ, пришли к выводу, что назначенное и проведенное оперативно-розыскное мероприятие не соответствует действующему законодательству, фактически вместо оперативного эксперимента был проведен допрос, который, к тому же, был проведен в отсутствие адвоката; с нарушением практически всех нормативов его проведения (место проведения, время и т.д.); с применением элементов насилия.

Кроме того, сотрудники НРОО «КПП» полагают, что по заявлению Новоселова не было проведено эффективного расследования и не обнаружены лица виновные в нанесении Новоселову телесных повреждений.