Совместные предложения Агоры и Комитета против пыток по противодействию незаконному применению насилия в правоохранительных органах и повышению эффективности расследования такой категории дел

Событие | Пресс центр

03 апреля 2012

(Фото: ИТАР-ТАСС)

Руководителю

Следственного комитета Российской Федерации

А.И. Бастрыкину

Наши предложения не предполагают внесения изменений в федеральное законодательство, а предусматривают детализацию уже существующих положений законов ведомственными нормативными актами, принимаемыми непосредственно Вами, и не требует существенных финансовых затрат. Мы осознаем, что полностью искоренить практику применения пыток в правоохранительных органах как социальное явление невозможно. По этой причине наши предложения направлены на снижение практики применения незаконного насилия сотрудниками правоохранительных органов (МВД РФ, ФСКН РФ, ФСИН РФ, ФСБ РФ, СК РФ) и повышения эффективности реагирования на сообщения о таких фактах.

Можно выделить несколько групп причин, приведших к повсеместному распространению пыток:

1. Наличие конфликта интересов: следователи СК РФ, которые расследуют и общеуголовные преступления (убийства, изнасилования и пр.) и должностные преступления, в т.ч. в отношении сотрудников МВД, ФСКН и ФСБ, которые в свою очередь осуществляют оперативное сопровождение по общеуголовным делам. В результате, по делам о применении пыток следователь СК РФ фактически вынужден расследовать дело в отношении своего «коллеги», что исключает объективность.

2. Отсутствие детальной регламентации (методики) расследований дел о применении пыток: фактически существующая свобода усмотрения следователя (например, проводить или нет осмотр места происшествия) приводит к неполноте проверок и поверхностному расследованию уголовных дел данной категории.

3. Отсутствие системного ведомственного контроля в СК РФ за такой категорией дел, в результате чего контроль материалов проверок и уголовных дел осуществляется выборочно и не постоянно.

4. Ограничение общественного контроля за делами о применении пыток: заявителям и пострадавшим необоснованно в нарушение требований законодательства следователи СК РФ систематически отказывают в ознакомлении с материалами проверок и уголовных дел, что лишает первых эффективно обжаловать те или иные незаконные процессуальные решения.

Мы приветствуем поддержку Вами предложения о создании подразделения Следственного комитета РФ по расследованию уголовных дел о должностных преступлениях сотрудников правоохранительных органов и в целом Ваше пристальное внимание к этой категории преступлений.

В целях устранения данных причин мы предлагаем Вам предпринять ряд дальнейших шагов в этом направлении:

1. Создаваемое специализированное следственное подразделение в структуре СК РФ должно предполагать выделение подчиненных ему отделов в следственных управлениях СК РФ по субъектам федерации. Такие подразделения должны быть укомплектованы следователями, имеющими наибольший опыт расследования должностных преступлений. Спецподразделение должно подчиняться управлениям СК России по федеральным округам, исключая их зависимость от региональных властей. В ведомственном акте в целях реализации принципа независимости необходимо закрепить запрет на расследование этими подразделениями общеуголовных дел и взаимодействие с неспециализированными (территориальными) оперативными службами правоохранительных органов. В состав следственно-оперативных групп по расследованию таких категорий дел должны включаться только оперативные сотрудники подразделений собственной безопасности ведомств (МВД и ФСКН) и ФСБ РФ.

2. Принять совместный с Минздравсоцразвития РФ приказ, регламентирующий непосредственную передачу всех сообщений о получении травм в правоохранительных органах и в результате действий их сотрудников в СК РФ для проведения проверки и неотложных следственных действий. В настоящее время медицинские учреждения обо всех случаях получения травм пациентами сообщают (так называемое сообщение «03») в территориальные органы полиции, в том числе и сообщения о применении пыток сотрудниками полиции. В практике нередки случаи, когда по получении таких сообщений «03» начальники отделов полиции пытаются либо скрыть такое сообщение от СК РФ, либо воздействовать на пострадавшего с целью отказа его от заявления.

В частности, такое предложение было положительно воспринято прокурором Республики Татарстан на встрече с представителями правозащитных организаций 30 марта 2012 года в Казани. В настоящее время решается вопрос о принятии совместного приказа на региональном уровне.

3. Закрепить практику возбуждения уголовных дел по всем фактам смерти граждан в помещениях правоохранительных органов либо в медицинских учреждениях, но доставленных из помещений правоохранительных органов. В практике имели место случаи попытки камуфлировать убийство в отделе полиции под суицид, сердечный приступ и т.п. Всякая смерть в государственном органе по своей сути является чрезвычайным происшествием, как правило, имеющим причины и условия, ему способствовавшим, соответственным должно быть и реагирование. Примером существования схожей практики может быть приказ Главного военного прокурора РФ, а также практика следственного департамента МВД РФ по делам о ДТП. В соответствии с этими ведомственными нормативными актами сейчас по любому факту смерти военнослужащего либо по факту смерти в ДТП возбуждаются уголовные дела, т.к. только проведение полного и всестороннего расследования позволяет установить истину, что невозможно в рамках процессуальной проверки.

4. Приветствуя Ваше предложение о разработке методики расследования подобных должностных преступлений, предлагаем снизить свободу усмотрения следователя по такой категории дел, четко регламентировав перечень неотложных и минимально необходимых процессуальных действий. Свобода усмотрения чиновника является одним из обстоятельств, способствующих коррупционным проявлениям. ФЗ РФ «О противодействии коррупции» требует устранять такие обстоятельства в законодательстве. В настоящее время такой перечень действий можно закрепить приказом председателя СК РФ:

— немедленный выезд дежурного следователя СК РФ по сообщению о применении насилия в помещение правоохранительного органа для проведения осмотра места происшествия (далее — ОМП). Такая практика существует и сейчас по сообщениям об обнаружении трупов с признаками насильственной смерти и изнасилованиям;

— тщательный ОМП и фиксация следов преступления;

— подробные опросы заявителя и сотрудников правоохранительных органов, на которых указывает заявитель;

— подробные опросы сокамерников и иных возможных очевидцев, в том числе родственников заявителя, ожидающих в помещении государственного органа;

— изъятие и изучение документов, послуживших основанием для задержания и содержания заявителя в помещении правоохранительного органа. Практика показывает, что в большинстве случаев применению насилия предшествует фальсификация документов о задержании (протоколов по делам об административных правонарушениях);

— изъятие медицинских документов заявителя (в том числе карт вызова скорой помощи), передача их для проведения судебно-медицинской экспертизы (исследования);

— опрос врачей, оказавших помощь пострадавшему (в том числе скорой помощи);

— немедленное назначение и обеспечение прохождения судебно-медицинского исследования.

Нередки случаи позднего назначения СМИ, что приводит к невозможности экспертной оценки телесных повреждений заявителя и, как результат, к утрате доказательств.

5. Закрепить практику постоянного процессуального контроля за постановлениями об отказе в возбуждении уголовных дел по сообщениям о пытках. Обязать следователей в течение суток с момента принятия решения об отказе в возбуждении дела направлять материалы для проверки принятого решения в отделы процессуального контроля следственных управлений СК РФ по субъектам федерации.

6. Ввести практику проведения служебных проверок в отношении руководителя следственного органа, следователя при неоднократном вынесении незаконных процессуальных решений. Внедрение такой практики повысит личную ответственность следователей, принимающих решения по таким сообщениям.

Предлагаем Вам свое участие при разработке этих и других конкретных мер, направленных на повышение эффективности расследования такой категории дел.

Учитывая Ваше публичное заявление о необходимости следственным подразделениям обращать особое внимание на обращения представителей общественности о фактах насилия в полиции, прилагаем список дел (107 материалов), специально отобранных правозащитными организациями в 12 регионах России. В каждом деле заявители обращались в органы СКР при наличии медицинских документов, подтверждающих наличие телесных повреждений.

Межрегиональная Ассоциация правозащитных организаций «АГОРА»

Межрегиональная общественная организация «Комитет против пыток»