Треть месячного оклада капитана МВД - стоимость избиения человека в полиции

Событие | Пресс центр

18 июля 2014

На фото: Вероника Розкулиева

Вчера, 17 июля 2014 года, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан отменила решение суда первой инстанции и взыскала в пользу Вероники Розкулиевой, избитой в милиции в 2010-м году, компенсацию морального вреда в размере двадцати тысяч рублей. Юристы Комитета против пыток, представляющие интересы потерпевшей, намерены обжаловать это решение и готовы дойти, если это понадобится, до Европейского суда по правам человека. Напомним предысторию этих событий. Летом 2010 года в башкирское представительство МРОО «Комитет против пыток» за юридической помощью обратилась Вероника Розкулиева. Она сообщила правозащитникам об избиении, которому подверглась в Альшеевском ОВД в феврале 2010 года. По словам заявительницы, капитан милиции Азат Шункаров пытался «повесить» на нее кражу сотового телефона у повара кафе, в котором она работала официанткой. В частности, он нанес женщине множественные удары руками и резиновой палкой по голове и телу. В ходе проведенных экспертиз, у Розкулиевой были установлены телесные повреждения в виде острой закрытой черепно-мозговой травмы, сотрясения головного мозга и многочисленных ушибов различных частей тела.

Отметим, что спустя месяц после «допроса с пристрастием», пропавший телефон был обнаружен милиционерами у совершенно другого человека.

По факту избиения девушки 29 марта 2010 года Белебеевским межрайонным следственным отделом СУ СК РФ по РБ было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. а ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия). 18 мая 2011 года дело было передано в Альшеевский районный суд РБ, разбирательство в котором длилось почти два года.

21 марта 2013 года суд признал капитана полиции Азата Шункарова виновным в совершении преступления, предусмотренного п. а ч. 3 ст. 286 УК РФ, и приговорил полицейского к 3 годам 6 месяцам условно с испытательным сроком 1 год и с лишением права занимать должности в органах власти сроком 1 год 6 месяцев.

Юристы башкирского представительства МРОО «Комитет против пыток» посчитали, что срок уголовного судопроизводства по делу об избиении Вероники Розкулиевой в отделе милиции был нарушен, и потерпевшей положена компенсация. В связи с этим правозащитники обратились с заявлением в Верховный Суд Республики Башкортостан. Ответчиком выступил Минфин РФ, в качестве третьего лица в суд был привлечен СУ СК РФ по РБ, в производстве у которого находилось уголовное дело.

В итоге 18 декабря 2013 года Верховный суд РБ взыскал с Минфина 35 000 рублей в пользу Вероники Розкулиевой. Суд, рассматривая заявление, дал оценку и действиям следственных органов – они тоже были признаны частично неэффективными и нарушающими разумные сроки уголовного судопроизводства.

После этого правозащитники обратились в суд уже с требованием компенсации морального вреда, причиненного преступлением, совершенным сотрудником милиции. 24 марта 2014 года Ленинский районный суд Уфы отказал в удовлетворении исковых требований, посчитав Минфин ненадлежащим ответчиком. Юристы Комитета против пыток не согласились с этим решением и подали на него апелляционную жалобу.

Вчера Верховный суд РБ отменил решение суда первой инстанции, частично удовлетворив исковые требования Розкулиевой. Однако при заявленной сумме иска в пятьсот тысяч рублей суд взыскал всего двадцать.

Юрист башкирского представительства МРОО «Комитет против пыток» Дмитрий Солодкий, представляющий интересы Вероники Розкулиевой, так прокомментировал решение суда: «Мы считаем, что это сумма – просто издевательство над девушкой, которую сотрудник полиции необоснованно обвинил в краже телефона, жестоко избил, выбивая признательные показания, и которая только волей случая «чистосердечно» не стала преступницей. После этого она еще четыре года добивалась привлечения виновных к ответственности… Мы, несомненно, будем обжаловать решение суда в кассационном порядке и требовать присуждения адекватной компенсации. А если добиться справедливости на национальном уровне не удастся, будем вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека».