Уголовное дело по факту пыток жителя Нефтекамска передано в отдел по расследованию особо важных дел регионального СУСКа

Событие | Пресс центр

27 декабря 2016

На фото: Венер Мардамшин

Уголовное дело по факту пыток жителя Нефтекамска Венера Мардамшина, возбужденное 12 декабря этого года, передано для дальнейшего расследования во второй отдел по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета России по Республике Башкортостан – об этом сегодня сообщает сайт регионально СУСКа.Помимо прочего, на сайте ведомства указывается: «После возбуждения уголовного дела о превышении должностных полномочий сотрудниками полиции потерпевший и свидетель по делу были арестованы судом по ходатайству следователей МВД по подозрению в совершении ряда преступлений, подследственных органам полиции.

Для проверки версии о незаконном задержании и аресте указанных лиц в город Нефтекамск по поручению руководителя СУ выехала следственная группа под руководством первого заместителя руководителя СУ по Республике Башкортостан Рима Ахатовича Габдуллина в составе руководителя второго отдела по расследованию особо важных дел и следователя этого же отдела.

По сообщению республиканского следственного управления СКР органами прокуратуры, в рамках их полномочий, проводится проверка законности уголовного преследования, задержания и ареста потерпевшего и свидетеля сотрудниками МВД.

В настоящее время следственной группой проводятся неотложные следственные действия, направленные на проверку нарушений конституционных прав граждан сотрудниками полиции. В ближайшее время будет решен вопрос о наличии в действиях сотрудников полиции еще одного факта превышения должностных полномочий. Расследование уголовного дела продолжается».

Напомним, 22 ноября этого года в Комитет по предотвращению пыток за юридической помощью обратился Венер Мардамшин. Он рассказал, что 10 ноября был схвачен четырьмя мужчинами, которые сковали ему руки наручниками, надели на голову пакет и, затолкав в свой автомобиль, увезли в неизвестном направлении. Со слов Венера, позже выяснилось, что это были сотрудники полиции, которые доставили его в городской опорный пункт участковых, после чего начали избивать, применяя дубинки и электрошокер, и требовали от Венера признания в похищении женщины. Однако попытки полицейских добиться от Венера признания в совершении преступления оказались безуспешными, и они отпустили его, предварительно взяв с него объяснение о том, что он распивал с друзьями спиртные напитки и претензий к сотрудникам полиции не имеет.

По словам Мардамшина, домой ему помог добраться его знакомый. Супруга Венера вызвала «скорую», и мужчину доставили в больницу Нефтекамска, где он проходил лечение до 21 ноября, а затем был переведен в уфимскую больницу. Всего на стационарном лечении Мардамшин находился двадцать семь дней. В выписном эпикризе больного врачи нефтекамской больницы зафиксировали следующий диагноз: «Сочетанная травма, ЗЧМТ. Сотрясение головного мозга. Ушиб шейного отдела позвоночника. Закрытый компрессионный перелом тела L1 позвонка. Закрытый (застарелый?) перелом поперечного отростка L1 позвонка справа. Ушиб левой половины таза. Ушиб обеих почек. Макрогематурия. Множественные ушибы, кровоподтеки, ссадины и точечные раны мягких тканей головы, туловища, верхних и нижних конечностей. Посттравматическая ишемическая нейропатия лучевого нерва левого предплечья. Посттравматическая ишемическая нейропатия малоберцового нерва левой голени».

12 ноября Гульназ Мардамшина, супруга Венера, обратилась с сообщением о преступлении в Нефтекамский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по Республике Башкортостан. Ровно через месяц следователь этого отдела Андрей Нагорнов вынес постановление о возбуждении уголовного делапо признакам преступления, предусмотренного пп. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств»).

В рамках медицинской реабилитации Венер находился на лечении в оренбургском санатории «Строитель», куда 20 декабря нагрянули нефтекамские полицейские. Мардамшин был задержан по подозрению в совершении ряда преступлений, датированных двенадцатым ноября прошлого года, в рамках расследования уголовного дела, которое до недавнего времени было приостановлено.

Как выяснилось из постановления о производстве предварительного следствия следственной группой, поводом для возобновления этого уголовного дела и задержания Мардамшина стал рапорт оперативных сотрудников уголовного розыска от 16 декабря этого года (через четыре дня после возбуждения уголовного дела по факту пыток) о том, что Мардамшин причастен к совершению расследуемых преступлений.

21 декабря судья Нефтекамского городского суда Республики Башкортостан Кучура постановил избрать в отношении Мардмашина, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 162 УК РФ («Разбой») и п.п. «а, в» ч. 2 ст. 166 УК РФ («Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения»), меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца.

Как стало известно правозащитникам, 20 декабря, в день задержания Мардамшина и приблизительно в то же время, в Нефтекамске был задержан мужчина, который видел Венера 10 ноября со следами телесных повреждений в опорном пункте полиции. В отношении него уже возбудили уголовное дело – якобы в ходе оперативно-розыскного мероприятия его задержали около дома сотрудники нефтекамской полиции и изъяли у того наркотическое средство весом 1, 66 грамма.

Гражданская супруга задержанного сообщила правозащитникам, что ее муж, опасаясь давления из-за данных им показаний, три недели старался не выходить из квартиры, а непосредственно перед задержанием его попросил выйти на улицу для разговора участковый.

По информации юристов Комитета по предотвращению пыток, поздно ночью 23 декабря этот человек был отпущен из изолятора временного содержания после того, как дал показания следователю Нефтекамского межрайонного следственного отдела о том, что 10 ноября 2016 года весь день находился дома и, следовательно, не мог видеть Мардамшина в опорном пункте полиции. Где сейчас находится мужчина, не известно.

В свою очередь, в декабре правозащитники организовали для Венера Мардамшина комплексное медицинское, химическое исследование, которое провели специалисты АНО «Центр по проведению судебных экспертиз и исследований».

В своем заключении специалисты Центра, в частности, отметили следующее:

– «У Мардамшина В.Р. установлены следующие повреждения: ЗЧМТ, сотрясение головного мозга. Ушиб шейного отдела позвоночника. Закрытый компрессионный перелом тела L1 (первого поясничного) позвонка. Ушиб левой половины таза. Ушиб обеих почек. Множественные ушибы, кровоподтеки, ссадины и точечные раны мягких тканей головы, туловища, верхних и нижних конечностей. Синдром длительного сдавления нижних конечностей с развитием острой почечной недостаточности. Посттравматическая нейропатия лучевого нерва слева, малоберцового нерва слева»;

– «Закрытый компрессионный перелом тела L1 (первого поясничного) позвонка образовался в результате форсированного (усиленного) сгибания в поясничном отделе позвоночника с последующей фиксацией тела в функционально невыгодном положении и длительным пребыванием пострадавшего в условиях максимального сгибания поясничного отдела позвоночного столба. В результате первый поясничный позвонок оказался в состоянии значительного и продолжительного сдавления соседними позвонками, что привело к развитию компрессионного перелома, т.е. перелома вследствие сжатия тела позвонка»;

– «Телесные повреждения, полученные Мардамшиным В.Р., представляли угрозу для жизни пострадавшего»;

– «Телесные повреждения причинили тяжкий вред здоровью»;

– «На момент осмотра у Мардамшина В.Р. имеются множественные повреждения в области передней поверхности левого бедра. Данные повреждения имеют внешний вид, характерный для «электрометок». В области телесных повреждений на коже и тканях Мардамшина В.Р. имеются следы металлизации, указывающие на материал проводника»;

– «Между объяснениями пострадавшего и характером повреждений прослеживается связь в части механизма возникновения травм»;

– «В силу характера имеющихся у Мардамшина В.Р. повреждений, с учетом их множественности, локализации и тяжести, а также принимая во внимание длительность травматического воздействия, причинение данных повреждений самим пострадавшим исключено».