В избиении подследственного СИЗО Уфы не нашли состава преступления

Событие | Пресс центр

16 ноября 2011

Групповое избиение сотрудниками уфимского следственного изолятора обвиняемого в экстремизме жителя Уфы Мансура Шарипова не будет иметь для них никаких юридических последствий.Проведенная Ленинским межрайонным следственным отделом Следственного комитета России по РБ проверка позволила сделать вывод, что специальные средства были применены к подследственному на законных основаниях без превышения должностных полномочий, не обнаружив таким образом состава преступления в действиях сотрудников уфимского СИЗО.

Как стало известно, Ленинский межрайонный следственный отдел СКР России по Уфе не нашел состава преступления в действиях сотрудников уфимского СИЗО, которые, со слов заявителя, применили к нему спецсредства в сентябре этого года. Следователь Салават Якупов пришел к выводу, что резиновые дубинки были применены к подследственному законно, без превышения должностных полномочий.

Мансур Шарипов, аспирант Башкирского государственного университета и сын народного артиста Татарстана, заслуженного артиста Башкортостана Марата Шарипова, обвиняется в участии экстремистской деятельности и является подследственным УФСБ по Башкирии. Следствие считает его активистом запрещенной в России террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Однако мать подследственного утверждает, что «единственная вина её сына, которому инкриминируют «участие в экстремистском сообществе», заключается в том, что он активно выступал в акции против преследований своих единоверцев, проходившей 25 марта этого года в столице Башкирии.

«В тот день несколько сотен молодых людей собрались на центральной площади Уфы на пикет, требуя прекратить гонения на мусульман не только в республике, но в других регионах России. В частности, среди лозунгов были призывы освободить арестованного в Москве директора издательства «Сад» Айдара Хабибуллина, — пояснила Венера Шарипова. – Мой сын произносил речь, используя звукоусилительную аппаратуру, что было административным нарушением при проведении пикета. 6 апреля к нам, в дом его родителей, пришли с обыском, хотя сын здесь давно не живёт. Одновременно обыск проходил и на его съёмной квартире, где он проживал с женой и ребёнком. Среди его вещей обнаружили так называемую запрещённую литературу, а также аудио- и видеоматериалы».

Как указал Мансур в своем заявлении в прокуратуру, 8 сентября его жестоко избили резиновыми палками. Молодой человек утверждает, что при помощи силовых методов его хотели заставить отказаться от жалоб, поданных в прокуратуру. В результате нанесенных побоев молодой человек получил значительные травмы. При этом, со слов Шарипова, приказ о применении спецсредств отдавал лично начальник СИЗО Антон Талалов. Подследственный утверждает, что избиение проходило в три этапа, за ним наблюдали «10–15 сотрудников изолятора», а процесс избиения не фиксировался камерами видеонаблюдения, так как они «были закрыты бумагой». Кроме того, по утверждению Шарипова, ему угрожали изнасилованием. После этого, как следует из материалов проверки, господин Шарипов под угрозой подписал бумаги о том, что он сам «напал на сотрудника изолятора». Когда мать пострадавшего попыталась добиться посещения сына врачом, ей в этом было категорически отказано.

На фото: телесные повреждения Мансура Шарипова

«Я полагаю, что препятствия чинит начальник СИЗО Владимир Талалов, который думает таким образом избежать ответственности», — считает Венера Шарипова.

Спустя неделю после происшествия Мансура посетили члены Общественной наблюдательной комиссии РБ по контролю за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. Ими были зафиксированы «телесные повреждения в области головы, шеи, на плечах, на руках в области запястий», констатировав, что «части тела ниже пояса представляют собой сплошной синяк темно-фиолетового и коричневого цвета, сплошной синяк преобладает сзади». ОНК расценивает действия сотрудников СИЗО как «применение пыток».

В интервью газете «КоммерсантЪ» председатель регионального отделения движения «За права человека» Леонид Чернов назвал выводы СКР об отказе в возбуждении дела «вопиющими»: «Случай Шарипова – не единственный в уфимском СИЗО. Из фотографий видно, что показания сотрудников изолятора и визуальные последствия от их действий сильно разнятся». Также Чернов отметил, что движение будет оказывать Шарипову юридическую поддержку, в том числе – «чтобы не допустить фактов круговой поруки среди силовых ведомств». К общественному расследованию дела приступило и местное отделение Межрегионального «Комитета против пыток».

«Версия Шарипова выглядит более убедительной, нежели версия сотрудников СИЗО. Тем более что повреждения, сфотографированные адвокатом Шарипова, подтверждают, что ему нанесли удары, – отметил уфимский юрист МКППАнтон Фадеев. – В данный момент мы проверяем информацию, чтобы дать однозначную оценку действиям представителей уголовно-исполнительной системы».