Внезапная смерть в Нижегородской колонии

Событие | Пресс центр

25 сентября 2008

Следственный комитет намерен прекратить расследование чудовищного преступления «правоохранителей»
Почти два года в Нижнем Новгороде продолжается расследование уголовное дело по факту убийства двадцатишестилетнего жителя закрытого города Сарова (Нижегородская область).

19 апреля 2007 года в МРОО Комитет против пыток обратилась жительница города Саров Нижегородской области Вера Царапкина. Она сообщила, что ее сын Царапкин Олег, который содержался в колонии номер 14 (поселок Сухобезводное Нижегородской области) скончался 8 января 2007 года от острого менингита. Среди личных вещей покойного, которые она получила от сотрудников колонии, Царапкина обнаружила заявление на имя прокурора области, в котором Олег сообщает, что к нему во время предварительного следствия применялись пытки. Царапкина считает, что смерть ее сына носила насильственный характер.
Вначале Сухобезводненской прокуратурой по надзору за исполнением законодательства в исправительных учреждениях были проведены ряд проверок. В течение 2007 года этой прокуратурой было вынесено ряд постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, так как причиной смерти Царапкина послужил острый менингит.
Однако после проведения экспертизы выяснилось, что менингит у Царапкина носил травматический характер. Иными словами, накануне смерти кто-то сильно ударил Олега по голове, что спровоцировало болезнь, а потом и смерть. Кроме того, на теле Царапкина были обнаружены телесные повреждения в виде гематомы на шее и на половом члене. Нужно отметить, что сокамерников у Олега не было, так как он содержался в одиночной камере. Доступ к нему имели только сотрудники колонии. Адвокат Олега видела его 5 января 2007 года, то есть за двое суток до его смерти. Он был здоров, на условия содержания не жаловался. Так что же все-таки стало причиной, по которой скончался Царапкин, который никогда ничем не болел и имел прекрасное здоровье? Молниеносный менингит или же все-таки травма, которая спровоцировала болезнь?
Чтобы ответить на эти вопросы 3 мая 2007 года заместителем прокурора области Ткачевым было возбуждено уголовное дело по статье 105 УК РФ (убийство). Летом 2007 года Вера Царапкина добилась эксгумации тела сына и направления его для дополнительной экспертизы в 111 Главный государственный центр судебных и криминалистических экспертиз в город Москву. Очередная экспертиза однозначно указывала на то, что менингит у Царапкина Олега возник вследствие черепно-мозговой травмы. Однако найти преступников следствию по-прежнему не удалось.
После реформы правоохранительной системы в сентябре 2007 года уголовное дело по подследственности передается в Семеновский межрайонный следственный отдел следственного управления при прокуратуре РФ по Нижегородской области.
Там следователь решает провести третью, комиссионную экспертизу, которая бы установила причину смерти Царапкина. При этом продлевать срок предварительного следствия он не торопится, решив приостановить его, как не торопится он и признавать Веру Царапкину потерпевшей по данному уголовному делу. Это было сделано только в августе 2008 года, то есть спустя полтора года с момента возбуждения уголовного дела. Экспертиза проходила 8 (восемь!!!) месяцев после ее назначения и была незаконной, так как проводилась вне рамок предварительного следствия. Она опровергает данные предыдущих двух экспертиз и говорит о том, что смерть Царапкина была ненасильственной, менингит у него развился сам собой. В настоящее время следствие возобновлено, но следователь планирует прекратить уголовное дело, сославшись на данные третьей экспертизы.
В настоящее время специалистами Комитета против пыток готовится ходатайство в Семеновский межрайонный следственный отдел о признании третьей экспертизы недействительной, а также жалобу руководителю Следственного управления при прокуратуре по Нижегородской области о том, что следователем не были соблюдены сроки предварительного расследования и проведены следственные действия (экспертиза) по приостановленному уголовному делу в нарушение норм УПК.